Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Йордан уходит с поста директора НТВ


Ведет программу Дмитрий Волчек. Участвует корреспондент Радио Свобода Анна Качкаева, которая беседует с президентом компании REN-TV Иреной Лисневской и президентом российской академии телевидения, ведущим программы "Времена" Владимиром Познером.

Дмитрий Волчек: Американский бизнесмен Борис Йордан, отправленный в конце прошлой недели в отставку с должности генерального директора холдинга "Газпром-Медиа", сегодня объявил о том, что покидает и пост генерального директора НТВ. В минувшую пятницу новый гендиректор Газпром-Медиа Александр Дыбаль сообщил, что увольнение Йордана связано с противоречиями во взглядах между ним и акционерами на корпоративное управление компании и стратегию развития бизнеса. По мнению многих наблюдателей, отставка Йордана имеет политический подтекст, в частности, это результат неправильного освещения телеканалом НТВ теракта в театральном центре на Дубровке. Сам Йордан на пресс-конференции во вторник отказался комментировать подобные заявления, сославшись на то, что не хочет вести телекомпанию НТВ к политическим разборкам. Рассказывает наш телеобозреватель Анна Качкаева.

Анна Качкаева: В пресс-зале агентства Интерфакс сегодня был полный аншлаг, телевизионных камер штук 20, фоторепортеры на полу, все чего-то ждали и не дождались, потому что Борис Йордан ушел спокойно, о свободе слова не говорил, с решением акционеров о своей отставке с поста генерального директора Газпром-Медиа не спорил. Вся пресс-конференция длилась 35 минут, из которых минут шесть ушло на заявление Бориса Йордана, которое он прочитал перед журналистами.

Борис Йордан: Считаю нужным проинформировать вас о своей позиции. На прошлой неделе совет директоров Газпром-Медиа освободил меня от должности генерального директора холдинга. Сегодня я получил официальное уведомление о своей отставке и официально приступил к передаче дел новому руководству. Газпром, являющийся контролирующим акционером НТВ, также заявил о намерении поменять менеджмент телекомпании. Акционеры имеют на это право. Вопрос о менеджменте и о будущем этого менеджмента на канале – это их личное решение. Поэтому после того, как акционеры высказали свою позицию, я считаю невозможным свое дальнейшее пребывание в должности гендиректора НТВ. Я заявляю о своей готовности покинуть пост генерального директора НТВ и начать передачу дел тому человеку, которого назовут акционеры. Сегодня я направил письмо председателю правления Газпрома Алексею Миллеру с просьбой указать имя того, кому я должен передать дела.

Анна Качкаева: Как мне показалось, Борис Йордан хотел продемонстрировать профессиональный подход к собственной отставке, что-то типа того: бизнесмен при всех обстоятельствах остается бизнесменом и решение акционеров не обсуждает. Но сожаление в голосе, особенно под конец речи, все же угадывалось.

Борис Йордан: Акционеры сочли нужным расторгнуть со мной договор, это их право. Я передаю холдинг новому руководству в хорошем состоянии и с хорошей потенциально и успешной деятельностью. Возвращаясь к НТВ, хочу сказать следующее: за ближайшее НТВ будущее я спокоен, в финансовом плане НТВ сейчас чувствует себя уверенно. С творческой точки зрения также нет причин к беспокойству. НТВ в ближайшее время запустит новые проекты, в том числе и новую информационную программу, которую готовит команда Леонида Парфенова, она появится в сетке 10-го февраля. На днях стартовал новый проект Савика Шустера, готовятся и другие премьеры. НТВ закупило большие пакеты российских и зарубежных фильмов и сериалов, думаю, они понравятся зрителям. Я руководил НТВ без малого два года, это было трудное время, но я работал с талантливыми людьми, умеющими мыслить и говорить свободно и интересно, и им я благодарен за поддержку. Я думаю, что передача дел на НТВ пройдет в нормальной и цивилизованной обстановке. Я надеюсь, что при новом руководстве, назначенном акционерами, НТВ продолжит свое успешное развитие.

Анна Качкаева: Борис Йордан далее коротко изложил историю своего прихода на НТВ, напомнил, каких успехов достигла компания и холдинг за те два года, пока он руководил ими. НТВ и Газпром-Медиа впервые вышли на прибыль, был урегулирован конфликт между акционерами, в результате сделки с Еврофинансом решена проблема долгов. Отвечая на вопросы журналистов, Йордан категорически избегал политических версий отставки. Сказал, что в отношении России он большой оптимист, бизнес бросать не собирается и вообще намерен в ближайшее время просто отдохнуть. После 10 или 12 вопроса, в котором так или иначе звучала тема освещения драмы с заложниками, казахских репортажей НТВ, с которыми более всего и связывали недовольство Йорданом в верхах, я все-таки решила попытаться еще раз и спросила господина Йордана, не является ли его нежелание сформулировать личное отношение к собственной отставке условием договоренности с Газпром?

Борис Йордан: Нет, ни при каких условиях, у меня нет ни в каких моих контрактах о том, что я могу или не могу говорить. Это подход профессионального менеджера.

Анна Качкаева: Об отставке Бориса Йордана я разговариваю сегодня с президентом компании REN-TV Иреной Лисневской и президентом российской Академии телевидения, ведущим программы "Времена" Владимиром Познером. Итак, Ирена, я вспоминаю, как уходил господин Кох с поста генерального директора Газпром-Медиа, он тогда совершил экстравагантный поступок – отменил пресс-конференцию и потом сказал, что, мол, Кремль мне не велел скандалить. Как вы полагаете, Ирена, а что не велели делать господину Йордану?

Ирена Лисневская: Честно говоря, у меня нет такого ощущения, что ему что-то не велели, и что Борис Йордан мог чего-то испугаться. Просто Борис Йордан оказался действительно потомком белых офицеров, которые любые невзгоды переносят стойко, мужественно и с достоинством. И выносить любую внутреннюю кухню на всеобщее обозрение или осмеяние ему не захотелось.

Анна Качкаева: Игорь Яковенко надеется, что отставка Бориса Йордана с поста генерального директора НТВ не отразится на информационной политике канала. Он говорит о том, что "очень не хочется злорадствовать, но на самом деле сменив Евгения Киселева, Борис Йордан оказался в том же самом положении, что и предшественник. Получается, что закономерность внутреннего устройства российских средств массовой информации такова, что, оказавшись главным менеджером для решения бизнес-задач, человек неожиданно становится сторонником свободы слова". Ирена, вы разделяете эту точку зрения?

Ирена Лисневская: В нас во всех, кто прошел советскую школу, живет такой сторож, мы все занимаемся самоцензурой.

Анна Качкаева: То есть Борис Йордан все-таки не жертва свободы слова?

Ирена Лисневская: Нет, он не жертва борьбы за свободу слова, он просто внутренне настолько свободен и с другим менталитетом, что каждый свой шаг корректировать с Кремлем он не может просто в силу воспитания.

Анна Качкаева: Директор Института политических исследований Сергей Марков, который тоже комментировал сегодня уход господина Йордана с поста гендиректора Газпром-Медиа, тоже считает, что его уход никакого отношения к свободе слова не имеет. "Дело вовсе не в том, что НТВ отличалось какой-то особой смелостью, - сказал политолог Интерфаксу. - Зато он вел скрытую приватизацию НТВ (имея в виду Йордана), причем в интересах одной из политических групп, связанных со спецслужбами. И чтобы предотвратить эту приватизацию, его и сняли", - добавил Марков. Так что, по его мнению, это не история НТВ-2, а Славнефть-2.

Ирена Лисневская: Не знаю, по-моему, столько накручивают мифов. Не может в год выборов, на мой взгляд, оставаться абсолютно свободными, не ангажированными политическими партиями. Там нужен понятный человек, который займет эту нишу.

Анна Качкаева: Как вы думаете, кто будет этот человек?

Ирена Лисневская: Удобный.

Анна Качкаева: Владимир Владимирович, сегодня господин Йордан заявил о том, что он готов покинуть и пост генерального директора телекомпании НТВ. Как вы полагаете, почему он так сдержанно прокомментировал свою отставку и решил остаться бизнесменом и только бизнесменом, есть в этом какие-то причины? И как вы полагаете, какая версия из этих отставок наиболее верна – экономическая или политическая?

Владимир Познер: Мне очень трудно что-либо полагать. Я только знаю, что когда это все началось, я читал во многих газетах и в том числе в "Интернэшнл Гералд Трибьюн", которая делается на основе "Нью-Йорк Таймса", его цитату, его цитируют таким образом, что есть политический момент, что грядут выборы, и что НТВ ведет себя не слишком лояльно и здесь нужно искать корни того, что произошло. Но потом, видимо, он изменил свое мнение, не думаю, что его не точно процитировали. Вот почему он изменил свое мнение и почему он стал говорить совсем другое? Я думаю, я могу только предполагать, действительно, но думаю, что договорились о деньгах, там деньги немалые, в смысле компенсация – это первое. Во-вторых, Борис Йордан совершенно очевидно хочет дальше заниматься бизнесом именно в России, где, кстати, он успешно занимается. Взвесил все и понял, что если он начнет пенять власти, то может быть, ему трудно будет этим заниматься, и он решил, что гораздо выгоднее в этом смысле промолчать. Но вообще мое отношение к этому конкретно человеку таково, что есть замечательная американская пословица, она звучит в моем переводе таким образом: что вращается, то возвращается. И вот то, как он пришел на НТВ, и то, как он уходит или его уходят, в этом есть некоторая справедливость.

Анна Качкаева: Кто будет все-таки его преемником, я не имею в виду конкретную фамилию, каким будет этот человек, который пятым генеральным директором окажется в этой телекомпании и изменится ли редакционная политика телекомпании?

Владимир Познер: Конечно, изменится вне зависимости от того, кто придет. Потому что любой генеральный директор все-таки меняет политику. Но ваш вопрос, очевидно, имеет подтекст такой, что изменится ли, в смысле больше лояльности НТВ к властям, чем, скажем, было до сих пор? Логика подсказывает, что да, что все развивается в этом направлении, и что человек, который будет назначен на эту должность, будет человеком лояльным. Думаю, что это безусловно.

Анна Качкаева: Йордан, его отсутствие на медийном рынке - это потеря для российских средств массовой информации?

Владимир Познер: Не думаю. Он хороший бизнесмен – это потеря в этом смысле. Несомненно, НТВ, которое, скажем, находилось в серьезной дыре, благодаря его деятельности, в этом я абсолютно уверен, стал зарабатывать, стал компанией с плюсом, а не с минусом. Скажем, это потеря для НТВ, но чисто экономическая. Думаю, что он будет работать на российском рынке с пользой в конце концов для российского рынка, а для медиа-бизнеса в целом невелика потеря, мне кажется.

XS
SM
MD
LG