Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подготовка экспедиции "Северный Полюс-33"


Дмитрий Казнин, Санкт-Петербург: 10 августа из Петербурга в Арктику отправляется научно-экспедиционное судно "Академик Федоров", чтобы доставить 12 российских полярников на новую дрейфующую станцию "Северный Полюс-33", где они займутся ее обустройством, а также изучением физических процессов, обуславливающих глобальные и региональные изменения климата. Две последние подобные экспедиции закончились плачевно: в 1991 году, попав в теплое течение, развалилась льдина, на которой находилась 31-ая полярная экспедиция; через 12 лет, в 2003 году, 32-ую экспедицию постигла та же участь, под воду ушли домики полярников и все оборудование. Никто не пострадал.

К предстоящей 33-ей экспедиции уже проявили интерес ученые из Норвегии, Германии и США. Одновременно с этим в Петербурге ученые высказали свое публичное возмущением освещением в западной прессе, а именно - в журнале "Нэйче", работы российской антарктической экпедиции, которая якобы не соблюдает экологические требования, занимаясь бурением скважины к уникальному подледному озеру Восток, обнаруженному случайно в 1970 году на глубине примерно 4 тысячи метров. Уже в этом году, как говорит начальник российской антарктической экспедиции Валерий Лукин, полярники собираются исследовать дно самого озера.

Валерий Лукин: Мы сейчас исследуем дистанционными методами, методами сейсмическими, радиолокационными структуру, конфигурацию, различные характеристики этого озера. Поскольку мы обладаем этой скважиной глубокой, которая остановлена в 130 метрах от водного слоя, мы имеем уже информацию в последних 80 метрах льда, что это лед замерзшей воды озера.

Дмитрий Казнин: Оставшиеся 130 метров полярники рассчитывают пройти до 2007 года, и тогда могут быть сделаны важнейшие открытия.

Валерий Лукин: А дальше уже, естественно, за этим будут стоять исследований самой водной толщи и отбор проб донных отложений. Есть предположение, что это озеро вообще было образовано до эпохи оледенения Антарктиды, а оледенение наступило порядка 30 миллионов лет назад.

Дмитрий Казнин: По словам ученого, российская сторона соблюдает все требования протокола по охране окружающей среды к Договору об Антарктике и использует для бурения экологически чистую технологию.

Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях сотрудник Арктического института, кандидат наук, участник экспедиции "Северный Полюс-32" Роман Гузенко.

Завтра, 10 августа, из Петербурга в Северный Ледовитый океан отправляется научно-исследовательское судно "Академик Федоров". Главная цель этого похода - открытие новой дрейфующей станции "Северный Полюс-33", на которой будут вначале работать 12 полярников. Роман, скажите, каковы те задачи, которые сейчас стоят перед станцией "Северный Полюс-33", что теперь будут делать полярники в Арктике?



Роман Гузенко: Насколько мне известно, будут проведены стандартные метеорологические наблюдения, океанологические и ледовые, также биологические наблюдения за состоянием загрязненности Арктического региона - вот основные направления, по которым будет вестись работа этой экспедиции.

Виктор Резунков: Прошлая экспедиция закончилась плачевно - ну, это сильно сказано. Вы могли бы рассказать, как это все происходило, что произошло?

Роман Гузенко: Действительно, сказано сильно, потому что, в принципе, экспедиция основные задачи свои выполнила. Планировалась она на 12 месяцев, но просуществовала 11 - при непосредственном контакте с самой что ни на есть природной стихией это очень даже неплохо. Там возможно всякое, и разлом льдины, который произошел спустя 11 месяцев, достаточно глобальный, он мог произойти гораздо раньше. Кроме того, к счастью, основное оборудование удалось сохранить, и все данные исследований также. И, по большому счету, серьезного риска для жизни людей не было. Тем не менее, была проведена, как многие знают, спасательная экспедиция, которая благополучно завершила вывоз полярников на Большую землю.

Виктор Резунков: В этот раз на станции "Северный Полюс-33" в начале будет работать 12 полярников, потом ожидается ротация определенная, и к концу будет уже в 2 раза больше человек работать. А как было на станции "Северный Полюс-32"?

Роман Гузенко: Нас тоже было 12 человек, и все от начала до конца прошли путь.

Виктор Резунков: Можно сказать, что создание новой станции "Северный Полюс-33" - это уже, как заявил директор Арктического научно-исследовательского института Михаил Фролов, "настоящее возвращение в Арктику"?

Роман Гузенко: Ну, хочется надеяться, что это так, потому что, действительно, до предыдущей экспедиции "Северный Полюс-32" был большой перерыв в исследованиях арктического региона, круглогодичного. Как известно, после войны и до 1991 года экспедиции велись регулярно, их было даже несколько за один год, а потом наступил известный перерыв - и вот с 2003 года уже вторая экспедиция. Будем надеяться, что толчок был дан предыдущей экспедицией, и дальше все пойдет по накатанной и будет только развиваться в этом направлении.

Виктор Резунков: Скажите, ваша экспедиция хорошо финансировалась, у вас какие-то проблемы были с питанием, с государственным обеспечением?

Роман Гузенко: С питанием никаких проблем особых не было, и, в принципе, основные вещи для жизнедеятельности были. По поводу государственного обеспечения можно сказать, что экспедиция осуществлялась практически полностью, насколько мне известно, на частные деньги, поэтому если государственное обеспечение было, то оно было в минимальной степени, большую часть экспедиции по крайней мере. А нынешняя, как я знаю, бюджетная экспедиция, то есть финансируется государством, и я считаю, что это очень правильно.

Виктор Резунков: У вас в институте нет проблем с выплатой зарплаты?

Роман Гузенко: С выплатой зарплаты по срокам проблем нет, но, как и везде в научных кругах, проблема касается размера зарплаты.

Слушатель: Георгий, Санкт-Петербург. Скажите, пожалуйста, вот с 60-х годов начались разговоры о всемирном потеплении. А почему кромка Финского залива, за которой я наблюдаю, можно сказать, всю жизнь, осталась на прежнем уровне, не повысилась?

Роман Гузенко: До сих пор, насколько мне известно, вопрос о глобальном потеплении не закрыт. И его проявления имеют настолько многофазный характер, что говорить о каких-то частностях, как кромка Финского залива, сложно. Конечно, они могут быть в некоторых случаях индикаторами, в том числе и положение кромки льда на Финском заливе, но прямой иллюстрацией именно глобального потепления климата, если такое на самом деле есть (что еще, как я сказал, окончательно все-таки не установлено), они не являются.

Виктор Резунков: В Арктике вы не получали какую-то информацию о потеплении климата?

Роман Гузенко: Собственно, те исследования, которые мы вели, они в некотором смысле направлены на установление факта, насколько оно существенно. Но для того чтобы провести какой-то анализ и давать прогнозы на какие-то временные масштабы, необходимы именно регулярные исследования различных процессов. И для этого необходимо опять же круглогодичное, регулярное проведение дрейфующих станций.

Виктор Резунков: У нас есть еще звонок слушателя, пожалуйста.

Слушатель: Есть теория профессора Шмитникова, по которой земля проходит 1700-летний цикл суток, она подтверждена соответствующими математическими вычислениями. И в зависимости от этого происходит усушение, увлажнение и, соответственно понижение и повышение температуры (ночью - понижение, днем - повышение). Что-нибудь вы знаете об этом?

Роман Гузенко: Вы знаете, существует очень много циклов, выделяют и столетний цикл, и солнечной активности, и двойные циклы, и вековые циклы. Касательно этого цикла я информацией не обладаю, но вообще изучение подобных вещей требует длительного исследования и изучения всех циклов, наверное, вкупе.

Виктор Резунков: Позвонил слушатель и спросил: как вы относитесь к переходу с летнего на зимнее время и наоборот? Как вы считаете, это вообще хорошо для людей, которые проживают, например, в России, переход с летнего времени на зимнее?

Роман Гузенко: Лично меня это в небольшой степени как-то касается в том плане, что я к этому, наверное, привык уже и не знаю, какие могут быть проблемы в связи с этим.

Виктор Резунков: Чем вы занимались во время экспедиции на Северный полюс? Как вопросы?

Роман Гузенко: Я изучал лед, изучал изменение его толщины в течение года, отслеживал также изменение толщины снега, изучал коросистые образования и их структуру и все, что связано с морским дрейфующим льдом: изменение температуры его и так далее.

Виктор Резунков: Вы обнаружили какие-то интересные закономерности в Арктике?

Роман Гузенко: На мой взгляд, вообще, учитывая то, о чем говорилось, исследования в Центральной Арктике крайне редки были в последние годы. Уже одно то, что удалось проводить какие-либо наблюдения в течение достаточно долгого периода времени, это уже интересно. То есть это достаточно свежая информация после большого перерыва, и все моменты, которые отслеживаются, они, на мой взгляд, имеют интерес.

Виктор Резунков: Не могли вы рассказать немножко по поводу льда. Вообще, лед - это же достаточно живое образование все-таки и обладает совершенно уникальными какими-то явлениями, которые на самом деле не очень известны простым людям.

Роман Гузенко: Вообще, лед играет большую роль в состоянии климата нашей планеты. В Арктике он является некоей прослойкой между атмосферой и океаном. Кроме того, он постоянно меняет свое положение, то есть он дрейфует в течение всего года. Меняется его толщина: летом, понятное дело, что он тает, зимой он нарастает. Меняется его структура, текстура, температурный состав. То есть он находится постоянно в движении. То есть совершенно правильная, на мой взгляд, аналогия с неким живым существом.

Виктор Резунков: У нас звонок. Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте. Александр, Петербург. Что вы скажите, если там появится широкий туристический бизнес?

Роман Гузенко: Насколько я знаю, туристический бизнес уже там появился. То есть в весеннее время ходит ледокол с туристами на полюс ежегодно. Насколько широкий? Если это не будет представлять какой-либо экологической угрозы и все будет в определенных нормах, то, я думаю, это будет неплохо. Потому что это как возможный источник дополнительных средств. Я думаю, это пойдет на пользу науке и в принципе российскому государству, которое имеет очень большое влияние в этом регионе. И я надеюсь, это влияние будет укрепляться и завоевываться дальше.

Виктор Резунков: Роман, скажите, вы работали в сотрудничестве с европейскими и с американскими учеными, которые там были, или станция "Северный полюс - 32" была достаточно из-за своего дрейфа бесконтактна?

Роман Гузенко: Да, это была чисто российская станция. То есть, насколько я знаю, предполагалось какое-то взаимодействие с коллегами из других стран, но в конечном счете все работы велись и все исследования проводились силами отечественных специалистов. Разве что можно упомянуть специалиста из Белоруссии, которая теперь другое государство. А так, в принципе, все остальные представляли Россию.

Виктор Резунков: Роман, кстати, когда произошла вот эта история с треснувшим льдом. Вообще, это было уже предполагаемо и известно, что лед может треснуть и, соответственно, может возникнуть такая ситуация? Вообще, паника не возникла на станции?

Роман Гузенко: Да нет, никакой паники не было. В принципе, в течение года лед, находясь в движении, трескается, ломается, и вокруг станции происходило это не один раз и площадь льдины уменьшалась в течение всего года. Так получилось, что трещина прошла непосредственно посередине лагеря, и все это усугубилось количеством дополнительных трещин. И дальнейшее существование на этой льдине, уже расколотой, представлялось крайне рискованным. Но паники не было, так как все в принципе были готовы к подобному повороту и все было более-менее организовано и нормально.

Виктор Резунков: У нас звонок.

Слушатель: Константинович Леонидович, Самара. Что принято за нормальное атмосферное давление? Когда я учился в школе, постоянно нам говорили, 760 миллиметров. Сейчас по радио постоянно говорят, 750 миллиметров. Куда делись 10 миллиметров? Может быть Земля по пути Марса идет?

Роман Гузенко: Честно говоря, для меня новость. Я, вероятно, упустил такие новые веяния, что 750 - это нормальное давление. Я тоже считал, что 760. Именно эта цифра характеризует нормальное давление.

Виктор Резунков: Роман, какая толщина льда была на месте непосредственно станции "СП-32"?

Роман Гузенко: В момент высадки средняя толщина льда была порядка 220 сантиметров, а в момент снятия толщина льда была чуть меньше 2 метров. То есть летом она уменьшилась, естественно, а зимой стала нарастать снова.

Виктор Резунков: На этот раз опять-таки непосредственно на корабле "Академик Федоров" тоже будут проводиться метеорологические и различные исследования, потому что там находятся ученые от 35 различных организаций. Я хотел бы вас спросить. Когда вы шли туда, тоже шли на "Академике Федорове"?

Роман Гузенко: Нет, высадка осуществлялась авиационными средствами. "Академик Федоров" не был задействован.

Виктор Резунков: Что будет на "Академике Федорове" сейчас, какие интересные исследования будут проводиться и что вам известно об этом?

Роман Гузенко: Насколько мне известно, по ходу следования "Академика Федорова" в наиболее интересных районах будут проводиться океанологические разрезы, несколько станций, также планируется отбор проб воды, воздуха и высадки станции "СП-33". Насколько я знаю, планируется несколько ледовых и гидрологических станций с зондированием водных масс, с бурением ледяного покрова. Надо сказать, что на обширной территории и вокруг предполагаются высадки на льдины.

Виктор Резунков: А биологические исследования проводятся на месте непосредственно?

Роман Гузенко: Да. В составе нашей экспедиции был гидробиолог и в составе этой, насколько я знаю, тоже человек будет заниматься данными вопросами. То есть он будет брать пробы организмов на различных горизонтах и изучать их.

Виктор Резунков: У нас звонок.

Слушатель: Лидия Ивановна, Москва. У меня два коротких вопроса. Советским Союзом Арктика изучалась и осваивалась в интересах человека труда. В результате гонки вооружения на грани экономического краха скорее стояла Америка. Однако США программно удалось задействовать "пятую колонну" и развалить Советский Союз и использовать ресурсы СССР для восстановления экономики Штатов. И эта тенденция до настоящего времени работает на экономику Америки. А нынешние ваши исследования и научные результаты, оплаченные нашим российским народом, не работают в том числе и на эти цели? Второй вопрос. Как финансируется вообще наука в этом направлении, которое вы представляете?

Роман Гузенко: Нет, насколько я знаю, экспедиция создана не для этих целей, чтобы поднимать экономику Соединенных Штатов. Но контакты международные с теми же самыми американцами, канадцами, норвежцами, немцами и даже китайцами возможны. И, я думаю, что эти контакты будут взаимовыгодными и нужны нашей науке в том числе, потому что в некотором смысле мы отстали в плане технического оснащения, в плане разработки различных приборов, которыми обладают наши иностранные коллеги. И если они внесут свою лепту в финансирование этих исследований, то, мне кажется, это будет тоже неплохо всем, в том числе рядовым представителям нашей науки.

Виктор Резунков: А второй вопрос. Как, по вашему мнению, вообще финансируется правительством конкретно ваша тематика?

Роман Гузенко: Если говорить про наш институт, а не саму экспедицию, на мой взгляд, конечно, в недостаточной степени. Я думаю, это ни для кого не секрет. И в этом плане полярная наука, мне кажется, неоригинальна по сравнению с другими научными отраслями. Будем надеяться, что сдвиги будут в положительном направлении.

Виктор Резунков: У нас звонок.

Слушатель: Михаил, Москва. Сейчас у нас в общем происходит глобализация не только в какой-то области экономической, но, я надеюсь, и в научной тоже. Интересно узнать, есть ли у нас какие-то совместные, скажем, с американцами, может быть, канадцами научные программы на обоих полюсах?

Роман Гузенко: Какие-то программы, связанные с исследованием арктического региона или Антарктиды ведутся ежегодно. Другое дело, насколько они глобальны и насколько широкий круг задач затрагивают. А так, в принципе, контакты есть.

Виктор Резунков: В каких областях, конкретно можете немножко рассказать?

Роман Гузенко: Те или иные коллеги из других государств проявляют интерес к нашим шельфовым областям, где обнаружены достаточно крупные запасы нефти и газа. И, тем самым, контактируя с нами, может быть немножко спонсируя научные программы, пытаются как-то изучать вот эти районы.

Виктор Резунков: У нас звонок.

Слушатель: Петр Семенович. Зачем вы этим делом занимаетесь? У нас много больших проблем внутренних. Не надо работать на Америку.

Роман Гузенко: Мне кажется, и раньше Россия в принципе могла гордится своей наукой. Некоторые рубежи были потеряны после начала 90-х годов и сейчас происходит их восстановление. Поэтому в данном случае, наверное, как раз это нормально и никакой работы на Америку нет. Идет работа именно на Россию. Это как раз одно из тех направлений, мне кажется, жизнедеятельности нашего государства в выборе приоритетов, которые важны.

Виктор Резунков: Спасибо большое, Роман.

XS
SM
MD
LG