Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Два месяца со времени теракта в Беслане


Программу ведет Кирилл Кобрин. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.

Кирилл Кобрин: Уже больше двух месяцев прошло со времени теракта в городе Беслан, но ситуация вокруг расследования этих событий, причин, обстоятельств и выводов государственных деятелей и российских властей по поводу всех этих событий сложная. В Беслане, городе с 30-тысячным населением, спустя два месяца после теракта в школе номер 1 действует около 50 общественных организаций, так или иначе представляющих интересы заложников или их родственников. Эти комитеты или общественные советы пытаются как-то контролировать ход расследования трагических событий и ход выплаты компенсаций пострадавшим. И то и другое удается плохо.

Юрий Багров: В медико-генетической лаборатории в Ростове находятся еще 4 тела из числа жертв бесланской трагедии. Проведенный ДНК-анализ не позволил их идентифицировать. Среди тех, кто сдал кровь для проведения экспертизы, житель Беслана Александр Гумецев. Уже более двух месяцев он не может найти свою 12-летнюю дочь Азу. Александр считает, что кто-то из тех, кто отказался сдавать кровь, по ошибке похоронил его ребенка.

Александр Гумецев: В Ростове находится несколько неопознанных людей еще. И там девчонка приблизительно нашего возраста, роста. Родители этой девочки, видимо, не сдали кровь на ДНК, и в лаборатории не могут определить, чья она. Вот из-за этого я сделал вывод, что кто-то забрал моего ребенка вместо своего и похоронил.

Честно сказать, прокуратура наша и следственная группа работают, постоянно что-то делают, но я боюсь, что это затягивается, все-таки два месяца прошло. Хотелось бы, чтобы быстрее все это закончилось, именно этот кошмар. Хотя вряд ли он после этого закончится, может быть, еще сложнее будет, но неизвестность убивает.

Юрий Багров: После теракта в Беслане возникло более 50 общественных организаций - для 30-тысячного провинциального города цифра более чем значительная. Александр Гумецев не доверяет работе ни одной из них, как не доверяет работе и правоохранительных органов и парламентской комиссии. Главным виновником произошедшего Александр считает нынешнего главу республики. Александр Дзасохов, президент Северной Осетии, в Беслане предпочитает не появляться, на встречи с людьми не выходит, хотя на протяжении всей прошедшей недели в городе ждали его приезда.

Александр Гумецев: Всегда было недовольство местной властью, начиная с 1998 года, с первого теракта, тоже при правлении Дзасохова, кстати. Он - гарант безопасности людей, и он ни в чем не проявил себя, чтобы обезопасить. Те же границы - там конный взвод патрулировал, милиционеры на лошадях, они получали мизерные зарплаты, можно сказать, на голом энтузиазме работали, и то им зарплаты задерживали. Чиновничий аппарат МВД - у них одна машина стоит как год содержания этого конного взвода вместе с лошадьми. Они приносили огромную пользу - вот этот батальон, который охранял границу. До сих пор у них ничего не появилось, и сейчас можно свободно проехать по границе. Сами жители охраняют, сделали себе дежурство.

Юрий Багров: Представление об отношении жителей республики к местной власти можно составить по надписям, сделанным на стенах разрушенной бесланской школы номер 1: проклятия в адрес президента Северной Осетии, республиканских чиновников, милицейских начальников и директора школы сплошь покрывают обугленные стены бывшего учебного заведения. Правда, и здесь работает цензура: каждое утро имена и фамилии людей из местного руководства бывают тщательно замазаны. Ближе к обеду поверх свежей краски вновь появляются фамилии, исчезнувшие накануне. Азамат Сабанов, член общественного совета Беслана, считает, что такая цензура только усиливает антиправительственные настроения.

Азамат Сабанов: Это выражает настроение тех, кто писал. Каждый в меру своей культуры и развития пишет то, что считает нужным. Другое дело - зачем и кто зачеркивает то, что там было написано. Это уже в меру политическим амбиций тех, кто дал указание, потому что чьи-то фамилии зачеркиваются, а чьи-то остаются. Аушева оставляют, но те, кто был спасен, кого он вывел, - пусть они скажут, они благодарны ему или нет. Я знаю, что дана установка ребятам, которые охраняют эту школу, им дана краска и так далее.

Юрий Багров: Генеральная прокуратура предъявила обвинения в халатности, повлекшей за собой гибель людей, в общей сложности 5 милицейским начальникам - трем сотрудникам Правобережного отдела внутренних дел Северной Осетии и двум руководителям УВД одного из районов Ингушетии. Об этом журналистам сообщил заместитель генерального прокурора в Южном федеральном округе Николай Шепель. Однако бывших заложников и их родственников подобные заявления руководителя Северокавказской прокуратуры не устраивают. Люди требуют оглашения результатов предварительного расследования. Большинство жителей Беслана уверены, что властями занижается число боевиков, захвативших школу.

Недоверие к ответственным чиновникам возникло фактически с первого дня захвата школы, когда представители оперативного штаба говорили о 354 заложниках, в то время как в школе находились более 1200 человек. Говорит член общественного совета Азамат Сабанов.

Азамат Сабанов: Я, например, тоже думаю, что, скорее всего, их было больше. Скорее всего, террористы ушли оттуда. Говорили, что в ночь с 1-го на 2-ое, когда ливень был, вполне возможно, ушли. Там уйти можно было на железную дорогу, вниз или вверх спуститься, и там, по-моему, никто ничего не охранял. Никаких колец оцепления не было. Я знаю по нашей улице, достаточно жидко там все это было, когда еще заложники находились на месте. А при захвате школы, 3-го числа, тоже вполне возможно. Потому что есть такие рассказы, мне говорили, что террорист до последнего отстреливался, потом снял с себя камуфляж, бросил оружие, сел на корточки и сидел ждал, и когда люди побежали - он с ними выбежал. Ну, такое вполне возможно, потому что в той суматохе, которая была, это могли сделать. Потому что террорист, который пойман, он тоже оказался без оружия. Больше скажу, говорят, что было три боевика поймано, и это и высокие чины говорили, что трех боевиков высадили из БТР, пойманных, завели, куда нужно органам, - и куда они дальше делись, неизвестно.

Юрий Багров: В Беслан возвращаются дети, которые находились на отдыхе во многих российских городах: Кисловодске, Сочи, Санкт-Петербурге, Москве. Некоторые прошли курс лечения в санаториях Украины и Казахстана. Однако психологи считают, что детям еще рано садиться за школьные парты, процесс реабилитации может затянуться на многие месяцы и даже годы. В связи с этим Комитет матерей Беслана выступил с инициативой предоставить отсрочку от армии старшеклассникам, побывавшим в заложниках.

XS
SM
MD
LG