Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Русланом Хасбулатовым


С бывшим председателем Верховного Совета России Русланом Хасбулатовым беседует Дмитрий Волчек.

Дмитрий Волчек: Вы вместе с Асламбеком Аслахановым пытались установить контакт с террористами, как сообщают агентства, Мовсар Бараев отказался с вами разговаривать – как это все происходило?

Руслан Хасбулатов: Да. Мы всю ночь провели там в штабе, я тоже поехал сразу, узнав об этом, с тем, чтобы каким то образом повлиять на ситуацию. Но дело в том, что они в целом не желают переговоров. Мы поручили вначале Асламбеку Аслаханову выйти на связь, в довольно грубой форме было отказано, и повторные известные требования по выводу войск и предоставлению независимости, и так далее. Что в данном контексте, конечно, нереально, поскольку решение таких вопросов требует длительной подготовки переговоров. Если вы вспомните события в Буденновске - тоже ведь не повлекли ни прекращения войны, ни вывода войск, понадобились еще августовские бои и так далее. А тем более, здесь, сидя в центре Москвы. захватив крупное здание, рассчитывать на какой-то благоприятный исход вряд ли следует. Поэтому сама логика подсказывает, что очевидно цели тех, кто захватил заложников, не столь просты. Я боюсь, что здесь могут быть и какие-то отвлекающие моменты.

С другой стороны, есть у меня более серьезные, тревожные мысли, видите, так или иначе, сейчас и мировое общественное движение, и российское общественное мнение начало эволюционировать в направлении необходимости политических переговоров с Масхадовым. В частности, вы, наверное, обратили внимание, кажется, позавчера буквально он дал Чечен-пресс большое интервью, где сказал, что план Хасбулатова мог бы стать основой для переговоров между чеченским сопротивлением и российским властями. И ранее была у нас встреча очень позитивная в Лихтейнштейне, еще раньше, в марте, в Стамбуле была у меня встреча с Закаевым. Это уже стало широко известно, что Масхадов как-то пытается сблизить свои позиции с моими подходами решения этой проблемы, и когда я предложил вот этот план компромиссный, который мог бы устроить и Россию, и воюющую сторону, я обнаружил очень интересное явление – недовольство с обеих сторон. И среди российских военных, и среди "ястребов" в чеченском сопротивлении. Это глубоко ошибочное мнение, что чеченские боевики и боевые отряды, и все сопротивление однородно, конечно, нет. Там тоже свои "ястребы". И это вызывает очень большую тревогу. И, кажется, вся эта акция направлена на то, чтобы отодвинуть вероятный мирный исход и вероятное наступление каких-то политических переговоров. Тем более, что, по-моему, западные страны стали более объективно рассматривать процессы, происходящие в Чечне, и не связывать их с международным терроризмом, так, как это происходило, скажем, с "Аль-Каидой" или другими радикальными организациями. Мне кажется, это стало приобретать новое качество и более справедливый подход, и стали более настойчиво раздаваться со стороны западных лидеров и международных организаций призывы, что Москве надо переходить к политическому диалогу, в частности, с Масхадовым. И мне кажется, что сюда наносится очень мощный удар.

Дмитрий Волчек: Но все-таки вряд ли осознанно. Трудно представить себе, что группа террористов-смертников захватывает заложников с требованием установить мир в Чечне и вывести войска, а при этом преследует цель сорвать намечающийся мирный процесс. Когда вы говорили с террористами, они как-о формулировали конкретные требования?

Руслан Хасбулатов: Кроме вот этих общих требований они ничего больше не говорили... Я думаю, вы напрасно отрицаете вот эти мои подозрения. Кажется, внешне они требуют, давайте прекращайте войну, давайте полную самостоятельность, но этим жестоким актом, классическим террористическим актом они укрепляют позиции военных "ястребов" в российском руководстве, которые не хотят этих переговоров. Четвертый год идет война. В конце концов, нам надо всем понять, что этот теракт, эта акция - это прямое следствие той войны, которая четвертый год идет на территории Чечни. Я уже больше года каждый день просыпаюсь и включаю телевидение, радио, как раз вашу радиостанцию "Свобода", сразу ищу именно в страхе, а не случилось ли что-то подобное. Те, кто наблюдает, как я наблюдаю, за ситуацией в Чечне - для меня это, к сожалению, не было неожиданностью. Как мы с вами можем знать, где будет нанесен следующий удар? Следовательно, на мой взгляд, это событие, если хладнокровно рассмотреть вопрос, это событие должно было бы ускорить начало переговоров. Но не в связи с этим терактом, а в связи требованием населения Чеченской Республики, мнением абсолютного большинства населения. и в связи с реальной обстановкой, которая складывается на всем Северном Кавказе.

Дмитрий Волчек: Руслан Имранович. вы знаете, ходят слухи, что в Москве готовятся расправы над "кавказцами" чеченцами, считаете ли вы, что в связи с этой ситуацией чеченской диаспоре грозит серьезная опасность. и предпринимаете ли вы какие-то меры самообороны?

Руслан Хасбулатов: К сожалению, это похоже на правду... К сожалению, общество уже давно воспитывается в несколько шовинистическом направлении, и элементы фашизма заметны... К сожалению, вот это возрождение элементов шовинизма идет достаточно ускоренными темпами. И в связи с чеченской войной власти и средства массовой информации, телевидение сами поощряли вести такого рода деятельность. И, конечно эта акция может способствовать росту этих настроений и насильственных действий в отношении кавказских людей. Это тревожный факт.

In English

XS
SM
MD
LG