Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Еленой Боннер


Владимир Бабурин беседует о событиях в Москве с находящейся в Бостоне правозащитницей Еленой Боннер.

Елена Боннер: Было бы лучше, наверное, чтобы они давно перестали думать о замачивании людей в сортире и начали бы разговаривать. Я считаю, что сегодняшняя трагедия, как бы ни относиться к захвату заложников вообще, вызвана политикой Москвы и Кремля, и единственная власть, которую я обвиняю в сегодняшней тысяче заложников - это Кремль. Потому что, когда бы и какая бы война ни начиналась, войны кончаются переговорами, и переговоры ведут не с фиктивными, марионеточными правительствами, а с противником. В данном случае Москва считает противником вооруженные чеченские формирования и президента Чеченской Республики, значит, с ними, если они ценят свой народ и своих солдат, я уже не говорю о чеченцах, которые подвергаются геноциду, с ними они должны разговаривать. Разговаривать можно долго, сколько угодно, но война и тот беспредел, который творится ежедневно в Чечне, должен быть прекращен. Единственные виновники сегодняшней трагедии - Москва, Кремль

Владимир Бабурин: Елена Георгиевна, тем не менее, у России уже есть опыт переговоров с террористами, это было в Буденновске, тогда в переговорах участвовал даже глава российского правительства Виктор Черномырдин, все это хорошо помнят, знаменитую фразу: "Шамиль Басаев, говорите громче", - и мы помним, чем это закончилось.

Елена Боннер: Это закончилось тем, что Москва не выполнила ни одного своего обещания. И всякая чепуха о якобы восстановлении Чечни была сплошным обманом. А уж хасавьюртовские соглашения Москва разорвала самым беспардонным образом. И все эти провокации, которые, с болью я об этом говорю, ложились и на дагестанцев, и на чеченский, и на российский народы - это все результат нечестной политики Кремля.

Владимир Бабурин: Елена Георгиевна, в России очень любят говорить об особом пути и довольно пренебрежительно относятся к мировому опыту, тем не менее, именно в борьбе с терроризмом есть опыт, наверное, самый богатый опыт - государства Израиль, которое много лет и достаточно успешно борется с терроризмом, но израильский опыт говорит: никаких переговоров с террористами. Вы считаете, что никак невозможно использовать в данном случае израильский опыт на российской почве?

Елена Боннер: Вы знаете, Володя, я знаю даже о том, что некоторые наши, очень уважаемые мной, историки и журналисты пишут на темы сравнений Палестина-Израиль – Чечня-Россия. Мне кажется, здесь и исторически, и этнически, и эмоционально - все неоправданно. Это объяснять долго, не для интервью, но с Чечней трагедия началась с того, что, следуя сталинскому распределению народов, не признали Чечню регионом, имеющим такие же права, как Молдова, Таджикистан, Туркмения или Казахстан. Все дело в этом. Мы пошли по пути сталинской конституции.

Владимир Бабурин: На прошлой неделе был взрыв в Москве около ресторана "МакДоналдс", и практически все российские средства массовой информации были достаточно единодушны, цитируя официальную точку зрения МВД, что это не террористический акт, что это какие-то бандитские разборки, лишь одна из газет "Коммерсантъ", по-моему, намекнула, что не может быть никаких бандитских разборок вокруг ресторана "МакДоналдс", потому что никогда у этого ресторана не было бандитской "крыши", и что, скорее всего, это теракт, и было сделано такое осторожное предположение, что если это теракт, то, как свидетельствует опыт и взрывы троллейбусов в Москве, и взрывы жилых домов, признак терроризма - серийность. И вот, к сожалению, события сегодняшней ночи это подтвердили, что если взрыв "МакДоналдса" был терактом, то это очередной теракт, и, Возможно, следует ожидать следующего.

Елена Боннер: Я боюсь утверждать подобное. Я не знаю. Моего личного опыта не хватает, чтобы судить, и той информации, которой я обладаю, то есть, информации для широкой публики - тоже недостаточно.

Владимир Бабурин: Елена Георгиевна. Последний вопрос, у меня единственный американский канал перед глазами – CNN, который, естественно, дает это первой новостью, как вообще американские средства информации освещают то, что происходит в Москве, и отодвинуло ли это страшные события, которые происходят в Америке – я имею в виду вашингтонского снайпера?

Елена Боннер: Достаточно хорошо... У них с полседьмого до семи вечерние новости, а потом до одиннадцати вечера "тра ля ля", поэтому трудно сказать. Но положение с вирджинским снайпером, вашингтонским его называют, но он в Виржинии, в общем, стреляет, не отодвинуто с первых полос.

In English

XS
SM
MD
LG