Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Владимиром Рыжковым о возможных последствиях теракта в Москве


Андрей Шарый и Михаил Соколов беседуют с депутатом Государственной Думы Владимиром Рыжковым.

Михаил Соколов: Владимир Александрович, операция завершена, не все еще итоги нам ясны. Каково ваше первое впечатление, каковы будут политические последствия того, что произошло сегодня утром?

Владимир Рыжков: Мое первое впечатление, все-таки, слава Богу, что удалось избежать массовой гибели заложников, потому что это бы был уже двойной провал наших спецслужб. Первый провал это то, что они проспали саму операцию, а второй провал мог бы быть при штурме. Но все-таки я бы не торопился с оценками, надо подождать, когда мы узнаем, какой ценой было оплачено это освобождение и что ему предшествовало. Потому что официальные лица говорят, что начался расстрел заложников со стороны бандитов, и поэтому они были вынуждены пойти на штурм. Я еще раз повторяю – надо выяснить все обстоятельства дела. Что касается политических последствий, то хуже всего, если будет сказано, что это исключительная такая вылазка, она немотивированная, она абсолютно случайная, все и без того идет хорошо, операция завершена и так далее. На самом деле эта акция со стороны боевиков показала, что они могут проводить такие операции такого масштаба и проводить в центре столицы, а это означает, что далеко неблагополучная ситуация у нас в спецслужбах, в армии, в МВД. Это означает, что боевики сохраняют свою боеспособность в Чечне и способность проводить такие масштабные операции. В этом случае они захватили дворец, завтра они могут решить взорвать какую-то плотину или мост или еще что-то. Как мы видим, они легко передвигаются по Москве с оружием и взрывчаткой. Так что все равно, как бы сейчас ни рапортовали наши силовые структуры о большом успехе, никакого большого успеха нет. Слава Богу, что большинство людей спасены, но на самом деле проблема Чечни не разрешена и, наоборот, эти три дня показали, что мы находимся в очень глубоком кризисе в Чечне и надо искать серьезные политические решения.

Андрей Шарый: Владимир Александрович, по вашему мнению, как сейчас должна действовать власть, что сейчас нужно делать в Чечне?

Владимир Рыжков: В Чечне ускорять процесс политического урегулирования на чеченское общество и, самое главное, прекратить, естественно, убийства и "зачистки", которые при всех заверениях и при всех разговорах, тем не менее, не прекращаются. Если эта практика будет продолжена и дальше, то нас никто не гарантирует от повторения того, что было в театральном центре.

Михаил Соколов: Владимир Александрович, как вы считаете, необходимо ли парламентское сейчас расследование, будете ли вы как депутат Государственной Думы лично ставить вопрос о необходимости замены руководителей силовых структур? Для вас, предположим, победа малой кровью над террористами означает ли оправдание их за провал с захватом этого здания?

Владимир Рыжков: Нет, для меня это не означает оправдания. Я считаю, что если погиб хоть один заложник, то это уже провал. Если погибло большое количество людей, то это, безусловно, огромный провал, причем двойной провал, потому что была допущена сама эта акция со стороны бандитов. Так что для меня это не оправдание, я, безусловно, считаю, что руководители силовых ведомств должны понести за это ответственность.

Михаил Соколов: Ответственность какую? Вы считаете, что господин Патрушев должен уходить в отставку?

Владимир Рыжков: Я так считаю.

Андрей Шарый: Владимир Александрович. Я думаю, что легко предположить, что уже в ближайшие часы появится огромное количество версий того, что происходило в здании в последние часы перед началом специальной операции, спецслужбы будут говорить то, что выгодно им, заложники будут делиться своими очень эмоциональными впечатлениями, не знаю, насколько они информированы о том, как там все это готовилось. Тем не менее, существует ли в стране какой-то механизм того, как можно выяснить на самом деле, что там происходило?

Владимир Рыжков: К сожалению, у нас нет правовых механизмов выяснения истины в подобных ситуациях, в том числе и у парламента нет таких возможностей. Больше того, у нас сегодня в парламенте значительное пропрезидентское большинство, и поэтому оно даже откажется ставить этот вопрос в повестку дня и обсуждать. Они просто одобрят все действия, какими бы они ни были. Поэтому основная надежда здесь на журналистов, на опрос заложников, на опрос свидетелей с тем, чтобы из этой комплексной картины получить правду.

Михаил Соколов: Владимир Александрович, как мы могли понять в эти дни, общественное мнение в стране расколото. С одной стороны, можно опереться на тех, кто требовал силовой акции, с другой стороны, примерно столько же людей выступало за вывод войск, за возможность мирного урегулирования. Все-таки ваш прогноз, на кого будет сейчас опираться власть и можно ли как-то консолидировать общество, эти противостоящие друг другу партии войны и мира?

Владимир Рыжков: Мне кажется, что на какое-то время удастся успокоить общественное мнение, и такая попытка будет сделана. Будет сказано, что это отдельная локальная вылазка, она незакономерная, она случайная. И общественное мнение, которое у нас очень конформистское на самом деле, оно с этим согласится. Но в том случае, если будут происходить такие или подобные им акции, то общественное мнение уже с такой легкостью не будет соглашаться с официальной трактовкой. Так что в любом случае и для общественного мнения эта история будет иметь очень большие последствия.

XS
SM
MD
LG