Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Говорят родственники пострадавших бывших заложников


Кристина Горелик, Москва: Рядом с Театральным центром на Дубровке расположен госпиталь № 1 для ветеранов войны. Сюда после освобождения поступили около сотни пострадавших заложников. У входа в госпиталь под дождем стоят люди, изучают вывешенные списки с фамилиями пострадавших. В списках значатся около 90 человек, однако, списки неполные. Говорит Татьяна Савкина, приехавшая в госпиталь, чтобы забрать своего племянника Андрея Синицына:

Татьяна Савкина: Позвонили по его просьбе, видно или медперсонал, кто-то позвонил, и сказали, что от Синицына Андрея, там-то, 516-я палата. К вечеру он нам уже сам перезвонил. Сказал, что меня, возможно, завтра выпишут, сказал, что только верхней одежды нет. Куртки нет. Вот мы приехали, с 11 часов мы здесь.

Кристина Горелик: Скажите, а вот здесь, в списках, которые были вывешены у дверей - его нет?

Татьяна Савкина: Нет. Мы пришли стали звонить, сказали, они говорят - читайте списки. Мы говорим: в списках его нет, но ребенок нам звонил. После этого они пошли, уточнили, и сказали, что да, действительно, ваш мальчик здесь находится.

Кристина Горелик: Из поступивших в госпиталь №1 пострадавших заложников врачам не удалось спасти 9 человек - сообщил главный врач госпиталя Киртадзе, который вышел к ожидающим новостей людям на улицу. Всего, по данным главного врача Москвы Андрея Сельцовского, погибли 117 человек. Напротив входа в Театральный центр на Дубровке очередь. Милиция пропускает по несколько человек, которые кладут на газон цветы в память о погибших заложниках. Цветы лежат на бордюрах, различных возвышениях рядом с местом трагедии. Виктор и Татьяна, живущие недалеко от Дома культуры, пришли, чтобы разделить горе с теми, кто потерял своих близких.

Татьяна Савкина: Все это было на наших глазах. Стрельбу внутри мы не слышали, а слышали взрывы, в общем, всю ночь перед захватом, мы, конечно, не спали. Кощунственно спать, когда люди рядом с нами так мучаются. Это же наше общее горе, мы не знаем, может, у нас в подъезде, или еще где. В любой момент.

Кристина Горелик: У вас такое же чувство?

Владимир: Да, конечно. Я разделяю.

Татьяна Савкина: Причем это в любой стране. В Израиле происходит, или еще где-то. Любой теракт мы воспринимаем как свое собственное горе...

Кристина Горелик: Указом президента России Владимира Путина сегодня объявлен день траура в связи с трагедией на Дубровке.

XS
SM
MD
LG