Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как в мировой практике принимаются решения в ситуациях с захватом заложников?


Ведет программу Петр Вайль. Участвует корреспондент Радио Свобода в Израиле Виктория Мунблит, с которой беседует Андрей Шароградский.

Петр Вайль: В истории борьбы с террором есть примеры, когда спецслужбам удавалось провести силовую операцию по освобождению большой группы заложников и спасти, если не всех, то почти всех. Самой удачной такой операцией считается освобождение израильским спецназом летом 76-го года пассажиров самолета авиакомпании "Эр-Франс", угнанного палестинскими террористами в Африку, в аэропорт Энтеббе возле столицы Уганды. Рассказывает наш израильский корреспондент Виктория Мунблит.

Виктория Мунблит: 26-го июня 1976-го года самолет авиакомпании "Эр-Франс", совершавший рейс Париж - Тель-Авив, был захвачен группой боевиков, членов организации "Народный фронт освобождения Палестины". Авиалайнер приземлился в Уганде, власти которой и, в частности, диктатор Иди Амин, сотрудничали с террористами. Там в Уганде были освобождены все заложники кроме граждан Израиля. 2-го июля террористы потребовали, чтобы из тюрем Израиля и других стран были освобождены их соратники, в противном случае они угрожали уничтожить заложников. Срок действия ультиматума исткал через 48 часов. Ситуация сложилась крайне тяжелая: до Уганды было четыре тысячи километров, ее вооруженные силы сотрудничали с террористами. Официальное разрешение на антитеррористическую операцию правительство Израиля дало 4-го июля, когда самолеты спецназа на пути в Уганду уже пролетали над Эфиопией.

Приземлившиеся в Энтеббе силы состояли из пяти автономных групп под общим командованием бригадного генерала Дана Шамрона. В течение нескольких минут группа полковника Матана Вильнаи овладела летным полем, группа подполковника Йони Нетаньяху, командира спецподразделения генштаба уничтожила террористов в здании аэропорта и освободила заложников. Группа полковника Ури Саги очистила взлетно-посадочную полосу для самолета с заложниками. Группа майора Шауля Мофаза обезопасила территорию, окружающую здание аэропорта от угандийских солдат, а группа полковника Ами Аялона взяла на себя функции авиадиспетчеров.

Операция прошла безупречно. Застигнутые врасплох террористы были уничтожены первыми же выстрелами, а все заложники, первые из которых были ранены, доставлены к самолету. Единственным погибшим участником операции стал Йони Нетаньяху, он был застрелен террористами, когда впереди своих солдат мчался к зданию аэропорта. Заложница Дора Блох незадолго до освободительной операции была отправлена в угандийский госпиталь и, по всей видимости, погибла. На обратном пути в Израиль самолеты "Геркулес" с участниками операции и освобожденными заложниками приземлились для дозаправки в Кении. В ходе операции кроме террористов были убиты 20 угандийских солдат. Были взорваны истребители ВВС Уганды, чтобы предотвратить возможное преследование. Вся операция, отрабатывавшаяся всего лишь 48 часов, заняла менее получаса.

Что же касается дальнейшей судьбы тех, кто совершил эту невероятную и дерзкую акцию: Матан Вильнаи – ныне является министром культуры и спорта Израиля, Шауль Мофаз – недавно завершил каденцию на посту начальника генерального штаба Израиля, Ами Аялон – в настоящее время возглавляет израильскую контрразведку. Имя Йони в честь Йонатана Нетаньяху в 1976-77-м году получил каждый четвертый родившийся в Израиле мальчик.

Петр Вайль: Мой коллега Андрей Шароградский побеседовал с викторией Мунблит о принципах, которыми руководствуются спецслужбы Израиля при принятии решения об освобождении заложников.

Андрей Шароградский: Виктория, в нашем разговоре я не хотел бы сравнивать и тем более, противопоставлять действия израильского спецназа в Энтеббе и российских спецслужб по освобождению заложников в театральном центре на Дубровке. Давайте поговорит о том, что ставится во главу угла: не пойти на уступки террористам или сохранить жизнь заложникам?

Виктория Мунблит: Во главу угла ставится спасение человеческих жизней. Я приведу пример: 15-го мая 1974-го года группа боевиков организации ДФОП проникает в Израиль через ливанскую границу и захватывает здание школы в городе Маалот. В заложниках оказывается 105 учеников и десять учителей. Бандиты вступают в переговоры с властями и предъявляют требования – освободить из тюрем 20 их соратников. Тогдашний министр обороны Моше Даян, верный принципу не выполнять требования террористов, отдает приказ начать операцию по освобождению заложников. Спецподразделение армии обороны Израиля врывается в здание школы, вступает в бой с террористами, и разыгрывается трагедия. Из 105-ти учеников 21 погибает, и погибают трое из десяти учителей. Кроме того погибает один израильский солдат. Правда, можно сказать, что погибли всего 20% заложников, но на Моше Даяна обрушился невероятный шквал критики, в которой единодушно звучали голоса: да, иди ты на требования кого угодно, хоть самого Сатаны, и выполняй чьи угодно условия, если ты этим мог спасти жизнь 21 ребенка, а уж операцию возмездия будешь проводить потом. Повторяю, эта операция была признана чрезвычайно неудачной, чуть не стоила Моше Даяну места. Кстати, если мы говорим о том, что во главу угла прежде всего ставится человеческая жизнь, этот принцип ведь сохраняется не только в ситуации борьбы с террором, он общий принцип, который сохраняется и в израильской армии. К примеру, израильские военнослужащие знают, им повторяют это неоднократно: если вас захватили в плен, не старайтесь быть героями, не старайтесь не выдать ту или иную информацию, говорите о чем угодно, рассказывайте что угодно, главное – сохраните свою жизнь до того момента, когда мы сумеем вас освободить.

Андрей Шароградский: В 1972-м году во время Олимпиады в Мюнхене в заложники попали израильские спортсмены. Тогда тоже была предпринята попытка их освободить и попытка крайне неудачная, заложники погибли. Скажите, та операция проводилась по согласованию с израильскими властями?

Виктория Мунблит: Ни в коей мере, наоборот, резко ухудшились тогда отношения между Израилем и Германией в связи с тем, что Германия не пожелала принять помощь Израиля, не предоставила Израилю возможность освободить его граждан, возможность, на которой почти настаивала тогда премьер-министр Голда Мейер. Как мы знаем, в Германии еще не существовало тогда спецподразделений по борьбе с террором, операция по сути провалилась и стоила жизни 9-ти заложников. Это резко ухудшило тогда взаимоотношения между Германией и Израилем, которые еще более обострились, когда 29-го октября, через полтора месяца после этого, террористы захватили западногерманский авиалайнер, потребовали немедленного освобождения трех террористов, арестованных в Мюнхене германскими властями, и правительство Германии выполнило это требование. Именно тогда, как вы знаете, премьер-министр Голда Мейер отдала тайное распоряжение главе израильской разведки Моссад найти и уничтожить всех террористов и всех тех, кто планировал этот теракт, вне зависимости от того, в какой стране они находятся. Как вы знаете, приказ Голды Мейер был выполнен.

Андрей Шароградский: И последний вопрос: а всегда известно в Израиле, кто отдает приказ о силовой операции, кто несет персональную ответственность?

Виктория Мунблит: Да, в общем, ясно и, как правило, это не скрывается. Ибо граждане Израиля должны знать, на ком лежит ответственность за успешную операцию или, наоборот, за провал операции. В случае, когда речь идет о столько серьезной операции как, например, операция в Энтеббе, проводимой за границей, тогда это решение принимает премьер-министр Израиля, во время операции в Энтеббе это решение было принято премьер-министром Ицхаком Рабиным. Если же речь идет, скажем так, о более локальной ситуации, то, как правило, это решение принимается министром обороны Израиля.

XS
SM
MD
LG