Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психология и судьбы женщин-шахидок


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимает участие автор книги "Невесты Аллаха. Лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России" Юлия Юзик.

Владимир Бабурин: Взрыв у метро "Рижская" произвела женщина-шахидка. Такова окончательная версия следствия. "Невесты Аллаха. Лица и судьбы всех женщин-шахидок, взорвавшихся в России" - так называется книга, которая вышла в прошлом году. И ее автор Юлия Юзик сейчас с нами на линии прямого эфира.

Здравствуйте, Юля! В свой книге вы поставили под сомнение миф о якобы религиозном фанатизме женщин-шахидок и написали, что чеченский народ нельзя назвать особо религиозным в силу сложившихся, в первую очередь, исторических причин, потому что ислам, который они приняли только в конце 16 века во время правления имама Шамиля, не пользовался тем влиянием, которым он пользуется на мусульманском востоке. Чтобы взорвать себя, чтобы взорвать вокруг себя людей, как мне кажется, во-первых, необходимо просто какое-то патологическое отсутствие чувства страха. Если это продиктовано нерелигиозным фанатизмом, то чем?

Юлия Юзик: Это не полное отсутствие чувства страха в данном случае, а, наоборот, очень сильно развитое чувство страха. Я сейчас слежу за событиями и думаю, что женщины, которые участвуют в этих террористических актах, не напрочь лишены чувства опасности, страха, они не религиозные фанатики, как считают наши средства массовой информации российские. Я полагаю, что эти женщины очень боятся людей, которые насильно увозят их для совершения террористических актов.

Когда я работала над книгой, я ездила по семьям женщин, которые участвовали в захвате "Норд-Оста" и хочу вам сказать, что очень мало женщин, которые были в "Норд-Осте", хотели умереть и добровольно шли на смерть. Их принудительно забирали из дома. Но ради справедливости надо отметить, что эти женщины не случайные люди, это женщины-мусульманки, они верующие, но они очень сильно зависят от мужчин, которые их окружают, от боевиков, от братьев, родственников и так далее. Именно эти мужчины забирают их для совершения террористических актов.

Я хочу сказать, что несколько дней назад я разговаривала с одним своим знакомым, грозненским журналистом, он мне сказал совершенно потрясающую вещь, это было еще несколько дней назад, я повторюсь, он сказал: "У нас в Чечне происходит что-то странное, за последние несколько недель в Чечне пропали около 30 молодых женщин, без вести пропали, их пытают искать, но шума не поднимают". Он сказал, что эта тема очень опасна, он за нее браться не будет, но просто говорит о том, что такое существует.

Если в течение нескольких недель исчезали женщины, если об этом знают уже даже на уровне журналистов, то как наши спецслужбы могли этого не знать, как они могли это допустить. Если это все так, то это просто провал, спецслужб, в первую очередь, все эти теракты.

Владимир Бабурин: Насколько я знаю, вы пытались поделиться со спецслужбами той информацией, которую вы раздобыли в Чечне, по выявлению пунктов подготовки шахидок и получили, насколько я знаю, отказ?

Юлия Юзик: Никто совершенно не заинтересовался, никакой реакции на это не было. Когда я работала над книгой, меня задержали в УФСБ Наурского района Чечни. Когда я спросила, почему так происходит, почему вы не трогаете тех, которые вербуют людей, которые вербуют смертников, я знаю их имена, я знаю фамилии, не всех, конечно, безусловно, я не могу их все знать, - мне сказали: мы знаем их всех лучше тебя, знаем их всех поименно. О чем здесь говорить?

Владимир Бабурин: Получили вы подтверждение тем фактам, что смертницы обрабатывались какими-то психотропными препаратами, что тоже, в общем, давало им возможность безразлично относиться к смерти?

Юлия Юзик: По прошествию какого-то количества времени я сама перелистывала свою книгу и в ней я действительно написала о том, что, по информации нашей федеральной службы безопасности, этих женщин накачивают психотропными наркотическими веществами. Именно с такой ссылкой на ФСБ я это написала.

Но мой собственный опыт общения с этими женщинами, с их родственниками, зная в принципе психологию этих женщин, этих людей, я не думаю, что главным фактором выступают какие-то психотропные наркотические вещества. Это женщины из бедных семей, это женщины больные. На "Норд-Осте" участвовали две сестры, одна из которых была просто психически ненормальной. Сейчас наши средства информации, "Комсомольская правда" написали о том, что у одной из женщин-смертниц, участвовавших в последних террористических актах, были нелады с нервной системой, она с трудом говорила и плохо двигалась. То есть в смертники находят людей, которые, может быть, и любят жизнь, но они не видят смысла в этой жизни, они не ценят ее, они не держатся за нее. Потому мы имеем то, что имеем. И я боюсь, что на этом серия терактов с участием женщин-смертниц может не закончиться в России.

Владимир Бабурин: Вы завершили свою книгу предположением, что самый пик подрывов "живых бомб" планируется под конец 2003 года, накануне президентских выборов. Но пик случается на наших глазах сейчас, после внеочередных президентских выборов в Чечне. То, что ваш прогноз не сбылся, ваши предположения, в первую очередь, это потому, что слишком хорошо работали российские спецслужбы и сумели их предотвратить накануне федеральных выборов?

Юлия Юзик: Я писала о том, что серия терактов громких будет накануне президентских выборов. Мы знаем, что не громкие, но теракты были возле "Метрополя", и достаточно громкий был в метро "Автозаводская", погибло большое количество народу. Я не думаю, что это связано с тем, что спецслужбы хорошо работали, я никак с этим не связываю, потому что спустя полгода такое громкое повторение, такое четко спланированное, позволяет судить о том, что работа шла, работа шла неустанно. Каким образом они могли это не видеть, это большой вопрос.

А что касается президентских выборов в Чечне, я думаю, что связь здесь действительно есть. Гибель Кадырова говорит о том, что есть силы, люди, я не буду указывать точно, в России они находятся, эти силы, или вне ее, но они не хотят, чтобы в Чечне наступал мир. Путин реально предпринимал попытку наведения порядка в Чечне. Ему это не дают. Путин слаб для того, чтобы навести там порядок. Ему не дают его там навести. Все то, что происходит сейчас, говорит о том, что в Чечне может быть развязана полномасштабная военная кампания, чего добивались наши силовики достаточно долго. Все это может произойти, к сожалению, я так думаю.

XS
SM
MD
LG