Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гуманитарные последствия бесланской трагедии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Анна Аракелова, Михаил Саленков, Ольга Беклемищева.

Кирилл Кобрин: Переходим к главной теме этого часа нашей программы - к трагедии в Беслане. Как вы уже слышали, в этом североосетинском городе сегодня хоронили более 100 погибших при захвате школы. Сегодня и завтра в России объявлен траур. С последними данными о гуманитарных последствиях бесланской трагедии моя коллега Анна Аракелова.

Анна Аракелова: Число жертв трагедии в Северной Осетии по-прежнему неизвестно. Официальные данные - 335 человек погибло, более 200 числятся пропавшими без вести. Родственники не могут найти их ни в моргах, ни среди тех, кто был доставлен в местные больницы или эвакуирован в другие российские города. В Беслане второй день хоронят погибших. Вот что рассказала Радио Свобода местный журналист Мадина Сагеева.

Мадина Сагеева: Общее количество похорон более 170. Здесь фактически в каждом доме Беслана распахнуты ворота и там похороны. В многоэтажных домах в подъезде по несколько человек, во дворах стоят по 5-6 гробов, где-то по 10. Беслан запружен людьми. Проехать на машине невозможно, потому что уже на подъездах к Беслану очень плотная пробка. На похороны придут не только местные жители, но и люди со всей республики, буквально каждая семья потеряла родственника. Хоронят на новом кладбище, которое открыли вчера. Рядом со старым кладбищем бесланским выделили участок земли.

Анна Аракелова: А вот, что сказал в интервью телеканалу НТВ отец одного из погибших.

- На этом кладбище, на входе написать, как кто-то сегодня сказал, вывеску "Школа номер 1", больше там ничего не надо писать.

Анна Аракелова: Я не ошибусь, если скажу, что жителям Беслана сопереживает сейчас весь мир. Помощь предлагают многие иностранные государства. В российских городах выстроились очереди готовых сдать кровь для пострадавших. В Москве люди несут цветы к зданию представительства Северной Осетии.

Михаил Саленков: Тротуар у входа в представительство Северной Осетии в Москве, на Покровском бульваре, усыпан цветами. Среди красных роз и гвоздик стоят иконы и плюшевые игрушки, на ступенях горят свечи. Помощник президента Северной Осетии Ирина Голобаева говорит, что с каждым днем в Дом Осетии в столице приходят все больше и больше людей.

Ирина Голобаева: В тот день, когда случилась трагедия, поздно вечером, когда мы уходили с работы, первые цветы тогда появились у нас на пороге. Что я вижу, это в основном слезы. И звонки такие бывают. Знаете, звонят, пытаются что-то сказать, слезы на той стороне, слезы на этой.

Михаил Саленков: Приходящие к зданию представительства люди кладут цветы на асфальт, несколько минут стоят молча. Один из пришедших, Рашид, оставил свою запись в книге соболезнований.

Рашид: Я испытываю чувство горя, ужаса от того, что сотворили бандиты в Беслане. Поэтому я пришел.

Анна Аракелова: О реакции москвичей на события в Северной Осетии рассказывал Михаил Саленков.

Как вооруженная группа смогла проникнуть в Беслан? - это один из главных вопросов, который сейчас задают не только жители Северной Осетии и правоохранительные органы, расследующие трагедию, но и общественность, как в России, так и в других странах. По одной из версий, боевикам помогли сотрудники милиции. Об этом сообщил начальник управления ФСБ по Северной Осетии Валерий Андреев.

Кирилл Кобрин: Медики пытаются спасти жизни тяжело раненых в Беслане, а психологи обсуждают, как помочь детям, перенесшим три дня жесточайших страданий.

Ольга Беклемищева: Помощь выжившим после трагедии будет нужна долго. По информации директора Центра крови Минздрава России профессора Евгения Жибурта, в больницах Северной Осетии, Ростова, Москвы более 200 раненых нуждаются в терапии.

Евгений Жибурт: Переливание компонентов донорской крови показано тяжело ранеными и тяжело обожженным. Фактически жизнь дальнейшая этих пациентов без донорской крови невозможна. И на сегодняшний день нехватки донорской крови нет, люди очень активно откликнулись на общее горе. Хочу сказать, что общая тенденция оказания медицинской помощи при катастрофах, как при нынешней катастрофе, так, например, при очень схожей, к сожалению, катастрофе 11 сентября в Нью-Йорке, это то, что доноры стараются отреагировать немедленно, а лечение таких тяжело больных и пострадавших растягивается на несколько недель. Следует учесть, что компоненты крови, особенно красные кровяные клетки, весьма востребованные, хранятся ограниченное количество времени. Поэтому мы просим наших доноров приходить в течение ближайших дней и ближайших недель. Поверьте, ваша кровь будет столь же востребована, как и в первые дни после террористического акта.

Ольга Беклемищева: К сожалению, в России в спокойные времена недостаточно доноров. Как сказал профессор Жибурт, в Америке на тысячу человек приходится около 100 актов донорства, в Европе около 50, а в России 25. Поэтому больших запасов нет, и медики просят сдавать кровь всех, кто может. В Центре крови Минздрава нам назвали ограничения для доноров.

Евгений Жибурт: Донор должен быть дееспособным гражданином, в возрасте от 18 до 60 лет, массой тела более 50 килограммов, не должен болеть ВИЧ-инфекцией, вирусными гепатитами, сифилисом. Не должен страдать тяжелыми заболеваниями хронической недостаточности внутренних органов. В принципе, всех остальных людей мы ждем на донорских пунктах. Им будет проведено тщательное медицинское и лабораторное обследование, и только после положительных результатов они будут допущены к кровоотдаче. Никакого вреда организму донора, кроме пользы, допущено не будет.

Ольга Беклемищева: В самом Беслане сейчас в психологической помощи нуждается практически все 25-тысячное население. По телефону из Беслана о работе психотерапетов и психиатров рассказал профессор Зураб Кикилидзе, заместитель директора Института психиатрии имени Сербского по лечебной работе.

Зураб Кикилидзе: Оказывается вся помощь в полном объеме, которая нужна. Я имею в виду медико-психологическую помощь. Во-первых, открыты круглосуточные кабинеты и консультативные психолога, психотерапевта, психиатра. Кроме того, работает круглосуточная горячая линия и осуществляются вызовы на дом, если есть такое желание и человек не хочет приходить. Помимо этого, естественно, оказываем помощь родственникам, которые должны опознать усопших. Это происходит в морге, это обычная процедура. Это часть так называемой ритуальной психиатрии. Еще несколько бригад, это 15 бригад психологов и психотерапевтов, которые сейчас выезжают на похороны, потому что сейчас, минут через 15, начнутся похороны и там, естественно, будет очень много людей, которым нужно будет просто оказать поддержку.

Ольга Беклемищева: Скажите, а сейчас много обращений к психотерапевтам?

Зураб Кикилидзе: Постоянно обращаются. Дело в том, что в начале полагали, что не будет обращений, что люди к этому не привыкли. Ничего подобного, все прекрасно все понимают, все оценивают эту службу. Даже сейчас, когда часть находится на похоронах, другая часть с детьми находится здесь, в поликлинике.

Ольга Беклемищева: Прошла такая информация, что Институт Сербского готовится открыть в Беслане постоянный пункт помощи.

Зураб Кикилидзе: Да, безусловно, это есть, эти предложения поступили на стол министру и, насколько я знаю, сегодня вечером будут обсуждаться. Здесь есть соответствующие врачи, но количество их надо будет увеличить. В первую очередь в течение ближайших месяцев мы будем вахтовым методом, одновременно с этим мы начинаем через 10 дней проводить цикл по усовершенствованию, по психиатрии и психологии чрезвычайных ситуаций, со всеми врачами Беслана, в том числе и с врачами Владикавказа. Потому что опыта, к сожалению, у нас очень много в этом направлении, а у местных врачей такого опыта мало.

Ольга Беклемищева: По мнению врачей, психотерапевтическая помощь людям будет нужна еще более года.

XS
SM
MD
LG