Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Число жертв теракта в Беслане продолжает расти


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Ольга Беклемищева и Лиля Пальвелева.

Андрей Шарый: В Москву доставлены еще 10 пострадавших в результате захвата школы в Беслане. Директор Всероссийского центра медицины катастроф Сергей Гончаров сообщил, что среди доставленных в Москву пострадавших шестеро детей и четверо взрослых.

Число жертв теракта, к сожалению, продолжает расти. Минувшей ночью в московской больнице скончался семилетний мальчик, получивший тяжелые ранения. По некоторым данным, еще один пострадавший умер в Республиканской больнице во Владикавказе. Согласно официальной версии, число жертв теракта – 330 человек. Эту цифру назвал заместитель прокурора Северной Осетии Александр Панов. Еще около 200 числятся пропавшими без вести.

Самые тяжелые раненые из Беслана проходят лечение в Московском институте нейрохирургии имени Бурденко. Об их состоянии медицинский обозреватель Радио Свобода Ольга Беклемищева беседовала с заведующим отделением нейротравм этого института профессором Александром Потаповым.

Ольга Беклемищева: Александр Александрович, сколько у вас пострадавших и как у них обстоят дела сегодня?

Александр Потапов: К нам госпитализированы 8 человек пострадавших из Северной Осетии, из них половина находится в крайне тяжелом состоянии – они находятся в реанимационном отделении, проводится полный объем реанимационных мероприятий, интенсивная терапия. Остальные больные находятся в клинических отделениях. Среди них трое детей до 15 лет. К счастью, дети получше себя чувствуют, чем взрослые. У большинства из них, практически у всех, причины травм – огнестрельные и минно-взрывные ранения, осколочные, в голову. У ряда из них, помимо этого, ранения других частей тела. У нескольких больных одновременно с ранениями имеются ожоги различной степени тяжести, то есть комбинированные травмы – наиболее тяжелая форма поражения. Так что нам предстоит не одну неделю работать с этими пациентами, прежде чем мы сможем добиться каких-то результатов. Хотя у некоторых из них уже появились признаки стабилизации и, я бы сказал, даже улучшения.

Ольга Беклемищева: А у скольких человек появились признаки улучшения?

Александр Потапов: Вот у двух точно совершенно признаки улучшения появились – появился словесный контакт, выполнение инструкций, и это обнадеживает.

Ольга Беклемищева: А остальные без сознания?

Александр Потапов: А остальные без сознания, да.

Ольга Беклемищева: Их так без сознания везли и в самолетах?

Александр Потапов: В самолетах везли на аппаратном дыхании…

Ольга Беклемищева: То есть были предприняты совершенно колоссальные усилия по их спасению.

Александр Потапов: Да, безусловно. Их доставляли на специальных реанимобилях, в самолетах, потом к нам в приемное отделение. Здесь – на каталки, с респираторами, со специальными мониторами, и напрямую через компьютерную томографию в реанимационное отделение.

Ольга Беклемищева: Врачи Института нейрохирургии лечили на землетрясениях в Армении, при взрывах в Уфе и Арзамасе. Практически все тяжелые гражданские раненые из горячих точек бывшего Советского Союза оказывались на лечении в этом институте.

Александр Александрович, что могут сделать москвичи для помощи раненым или вашим врачам?

Александр Потапов: Вы знаете, совершенно неожиданно такую помощь уже оказывают и организации, и частные лица. Прямо буквально приходят в палату, просят навестить раненых. Как правило, каждый из раненых с сопровождающим лицом, с кем-то из родственников к нам приехал, и мы создали условия, чтобы родственники здесь же, рядом были. И приносят подарки, приносятся деньги непосредственно в руки родственников пострадавших. Вот я впервые увидел такую форму поддержки. Люди уехали из дома, из Северной Осетии, в Москву (я имею в виду сопровождающие лица), и они, естественно, ограничены в чем-то. И москвичи приходят, было несколько таких эпизодов, когда приходили, обходили палаты и вручали какие-то суммы денег. Это было настолько мне приятно, когда я впервые с этим столкнулся.

Раньше, во время землетрясения в Армении, я помню, что люди несли в госпитали, где я был в числе первой бригады, которая вылетела туда после землетрясения (через 6 часов мы уже были там), несли еду, компоты консервированные, чтобы поддержать не только пострадавших, но и врачей, медперсонал, потому что мы жили, дневали и ночевали в госпиталях. А здесь вот новая такая форма. Сейчас купить все можно – и люди поддерживают пострадавших непосредственно деньгами, чтобы они сами приняли решение, что им нужно.

Ольга Беклемищева: Адрес института – Четвертая Тверская-Ямская улица, дом 16, метро «Маяковская».

Андрей Шарый: Некоторые средства массовой информации распространяют сообщения о том, что в банках появились фальшивые счета Российского Красного Креста. Деньги с этих счетов якобы попадают в руки мошенников. Красный Крест в связи с этим обратился в правоохранительные органы с просьбой разобраться в этой непростой и неприятной ситуации. Рассказывает корреспондент Свободы Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: Как заявила председатель Российского Красного Креста Татьяна Николаенко, на расчетный счет этой общественной организации для пострадавших от террористического акта в Северной Осетии на сегодняшний день поступило 65 миллионов рублей и 122 тысячи долларов США. При этом Татьяна Николаенко подчеркнула…

Татьяна Николаенко: Вчера-позавчера появилась информация о счетах Красного Креста. Мне сразу хотелось бы сказать, что официальный счет Красного Креста был выставлен на сайте Интернета, и он был представлен во время вот этой акции, проводимой совместной с компанией НТВ. Поэтому все те счета, о которых сейчас говорится, не имеют никакого отношения к Российскому Красному Кресту. Наш счет один.

Лиля Пальвелева: Что же касается сомнительных банковских реквизитов, то Татьяне Николаенко известно о них немного.

Татьяна Николаенко: Существуют они в природе, не существуют они… Понимаете, мы не правоохранительные органы, и мы просим правоохранительные органы отнестись к этому со всем вниманием. То, что это не идет от Красного Креста, даже, мне кажется, объяснять это не стоит. К сожалению, любая ситуация, даже настолько трагическая, как та, которую мы имеем сегодня, порождает такое количество мародеров, и не только у нас. И здесь очень важно, чтобы стояла какая-то грань между всем этим. Вот была информация несколько дней назад, большая-большая информация о Красном Кресте – и вдруг были даны даже какие-то лицевые счета, то есть даже физические счета были опубликованы. Мы тут же, конечно, написали письма во все организации, и, кстати, это шло от журналистов.

Лиля Пальвелева: Наша задача – говорит Татьяна Николаенко – сделать помощь адресной и прозрачной. Вещи, медицинское оборудование и лекарства на общую сумму в 70 миллионов рублей Российский Красный Крест уже отвозил пострадавшим и предполагает выполнять эту работу дальше, а вот деньги распределять станут позднее.

Татьяна Николаенко: Средства продолжают поступать. Российский Красный Крест заинтересован в том, чтобы все распределение этих средств осуществлялось с помощью специального совета, который мы сейчас создаем, - это Общественный совет Красного Креста. Желание войти в совет подтвердила Татьяна Миткова (НТВ), мы будем вести переговоры с Владимиром Соловьевым и с другими лицами, к которым у нас в обществе есть доверие, с тем чтобы всем было понятно, куда и как идет эта помощь. Я думаю, что совет этот соберется в ближайшие дни. Весь отчет о деятельности этого совета будет вам представлен.

Лиля Пальвелева: И последнее. Председатель Российского Красного Креста поясняет, что не менее, чем деньги и лечение, жертвам теракта нужна сейчас моральная поддержка.

Татьяна Николаенко: Здесь очень важно еще, чтобы люди, которые пережили эту трагедию, поняли, что вся страна с ними, что это не просто разовая помощь. У человека должна остаться после такой трагедии уверенность, что это все случайность, этого больше не произойдет, и что все люди в стране их поддерживают.

XS
SM
MD
LG