Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ход расследования теракта в Беслане


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, Татьяна Соболь, Вероника Боде.

Кирилл Кобрин: Переходим к главной теме нашей программы. Поговорим о ходе расследования теракта в Беслане и о влиянии трагедии в этом североосетинском городе на общественное мнение в России. Начнем пока с цифр. Неопознанными остаются 90 тел погибших при теракте в Беслане. В больницах Северной Осетии, Ростова-на-Дону и Москвы находятся около 300 пострадавших. Сегодня Владимир Путин на расширенном заседании российского правительства решил создать особую федеральную комиссию по Северному Кавказу, ее возглавит Дмитрий Козак, назначенный полпредом президента в Южном Федеральном округе. Пока же расследованием теракта в Беслане занимаются ФСБ и Генпрокуратура.

Любовь Чижова, Москва: По данным Министерства здравоохранения Северной Осетии, неопознанными остаются 90 заложников, погибших при теракте в Беслане. Фрагменты их тел доставлены в 124-ю судебно-медицинскую лабораторию Министерства обороны России в Ростове-на-Дону. По прогнозам сотрудников лаборатории, для опознания всех тел потребуется около месяца. О том, что сегодня происходит в Беслане, рассказывает корреспондент Радио Свобода на Северном Кавказе Татьяна Соболь.

Татьяна Соболь: Специалисты-взрывотехники и саперы проверяют детские сады и школы в Беслане. В списке более 35 объектов. Все учреждения после тщательной проверки будут взяты под круглосуточную охрану. Во вторник в Беслане впервые в этом учебном году пройдут занятия. По решению врачей для детей из числа бывших заложников новый учебный год начнется не ранее ноября. В эти дни с детьми работают психологи. По утверждению исполняющего обязанности министра образования Северной Осетии Алины Левицкой, все пострадавшие будут направлены на реабилитацию, вместе с ними поедут их матери, отцы, братья и сестры по желанию.

Любовь Чижова: Установлены личности 11 боевиков, участвовавших в захвате заложников в Беслане. По словам заместителя генерального прокурора России Владимира Колесникова, установлены их фамилии, имена, отчества, места рождения. Личности остальных убитых боевиков уточняются. Единственный из арестованных террористов, Нурпаши Кулаев, активно сотрудничает со следствием. По его словам, боевиками руководил Руслан Хучбаров, по кличке Полковник. Представители следствия опровергли информацию о том, что Хучбарову удалось уйти живым, его тело обнаружено и опознано. По информации Владимира Колесникова, во время осмотра места трагедии сотрудники правоохранительных органов изъяли 37 автоматов, 3 пулемета, 5 гранатометов и многое другое.

Владимир Колесников: Достоверно установлено и экспертными исследованиями подтверждено, что у боевиков изъяты 3 пистолета и 7 автоматов, которые были похищены в ночь с 21 на 22 июня текущего года со склада МВД республики Ингушетии при террористическом, бандитском нападении на эту республику.

Любовь Чижова: Официальная позиция российских властей - действиями террористов в Беслане руководил Шамиль Басаев. Об этом сообщил в интервью телеканалу "Аль-Джазира" министр иностранных дел России Сергей Лавров. Сразу два российских ведомства, ФСБ и Совет Федерации, открыли горячие телефонные линии для граждан, которые владеют хоть какой-нибудь информацией по поводу теракта в Беслане. А генерал-майор Илья Шабалкин, который руководит Штабом по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе, пообещал, что вознаграждение за информацию о местонахождении Шамиля Басаева и Аслана Масхадова может быть выплачено даже боевикам. Сумма вознаграждения - 300 миллионов рублей.

Кирилл Кобрин: Моя коллега Вероника Боде обсудила с известным социологом, ведущим научным сотрудником Аналитического центра Юрия Левады Леонидом Седовым влияние трагедии в Беслане на российское общественное мнение.

Леонид Седов: По многим признакам мы наблюдаем существенную разницу, прежде всего в оценке того, насколько успешна была операция. Все-таки операцию на "Дубровке" очень большое число респондентов оценило как успешную. 78 процентов москвичей тогда оценили исход операции на "Дубровке" как относительно успешную. В нынешнем же случае всего 2 процента оценили как успешную операцию по освобождению заложников в Беслане и 17 процентов как удовлетворительную. То есть совершенно явный контраст. Это, конечно, связано с тем, что здесь речь шла о детях, гораздо больше погибших, и вообще люди уже начинают понимать, что это не просто какой-то единичный случай, а уже система. Мы живем в условиях уже постоянно повторяющихся террористических актов.

В 2002 году вину на боевиков, террористов возлагали 45 процентов ответивших. Нынче всего 33 процента на боевиков и ровно столько же на службу ФСБ. То есть люди видят больше вины сейчас в работе спецслужб, в их неумении справиться с ситуацией в стране, победить терроризм.

Вероника Боде: Что изменилось во взгляде россиян на то, как средства массовой информации освещают подобные ситуации?

Леонид Седов: Средства массовой информации крайне низко оцениваются в случае Беслана. Полную, достоверную информацию, то, что они дают, сейчас отмечают только 14 процентов, а во время событий на "Дубровке" 41 процент. Неполная, противоречивая, тогда говорили 44 процента, сейчас - 52. Крохи информации, далекие от истины, тогда 8 процентов отмечало, сейчас - 24 процента. Довольно наглядно следствие тех гонений и попыток взять под контроль все основные средства массовой информации, которые за эти годы были предприняты, вот итог, исход - люди перестали доверять средствам массовой информации.

Вероника Боде: Какие-то перемены в отношении к власти произошли в сознании россиян за это время?

Леонид Седов: О том, насколько эти события скажутся, например, на рейтинге президента, пока судить рано. Но то, что это связано с войной в Чечне, это явно осознается. Например, на вопрос о том, кто виноват - боевики, спецслужбы или руководство России, продолжающее войну в Чечне - во время событий на "Дубровке" 15 процентов указывали на это обстоятельство, сейчас - 29 процентов. Россияне давно, уже вне зависимости от этих событий, были склонны к тому, что Чечню, вообще-то говоря, надо отпускать. Свыше 50 процентов как бы Чечню уже не рассматривают как часть России.

Вероника Боде: Как россияне оценивают сейчас состояние собственной безопасности? Как они считают, могут защитить их спецслужбы, власть?

Леонид Седов: Нет, категорически. На вопрос о том, могут ли спецслужбы обеспечить сейчас безопасность граждан, 77 процентов отвечают, что не могут. Надо сказать, что в 2002 году эти цифры были более благоприятные для спецслужб. Постепенно созревает такое вот сознание беззащитности.

Наконец, был задан вопрос, а что же, вы считаете, нужно сделать для того, чтобы обеспечить безопасность граждан России? Тут, может быть даже в противоречии с теми цифрами, которые приводились раньше, 42 процента заявляет, что для этого нужно быстро и решительно провести операцию по разгрому боевиков в Чечне. В 2002 году только 28 процентов давали такую рекомендацию. 25 процентов предлагают выдворить всех чеченцев из Москвы и других регионов России. Наконец, о мирных переговорах и выводе федеральных войск с территории Чечни говорит всего 16 процентов.

Вероника Боде: Как известно, первая реакция людей на какое-то событие довольно существенно отличается от реакции, которая последует, скажем, через несколько недель. Ваш прогноз, как дальше россияне будут реагировать на эти события?

Леонид Седов: Опыт "Норд-Оста" показывает, что эта вспышка все-таки каких-то воинственных настроений, она идет на спад. Люди как-то начинают более аналитично относиться к тому, что произошло, волна такой воинственности спадает. Так было после "Норд-Оста". Два месяца продержалось такое желание более активных военных действий в Чечне, а потом это пошло на спад и опять люди стали говорить, что нет, нужные мирные переговоры. То, что наши спецслужбы сильно проиграли в глазах российского населения, - это совершенно очевидно. Чтобы вернуть какое-то к ним доверие и уважение, люди будут ждать, конечно, каких-то реальных дел.

XS
SM
MD
LG