Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Следствие по теракту в Беслане


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Андрей Шарый: Заместитель генерального прокурора России Владимир Колесников временно заменит на посту заместителя генерального прокурора по Южному федеральному округу Сергея Фридинского. Фридинский вскоре начнет работать в центральном аппарате в качестве заместителя генерального прокурора – об этом сообщил его непосредственный начальник, генеральный прокурор Владимир Устинов.

А следствие по теракту в Беслане возглавит начальник следственного отдела Управления Генеральной прокуратуры на Северном Кавказе Игорь Ткачев. Следствие это продолжается во Владикавказе, в других городах Северной Осетии. Сейчас на линии прямого эфира по телефону из Владикавказа мой коллега – специальный корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Олег, вы выросли во Владикавказе, прекрасно знаете этот город. Скажите, чрезвычайные меры безопасности ощущаются сейчас в городе?

Олег Кусов: Владикавказ, как и Беслан, выглядит довольно-таки спокойно, и особых мер безопасности я лично здесь не наблюдаю. Хотя об этом много говорят в средствах массовой информации республики. Как отмечают наблюдатели, эти меры власти носят больше формальный характер, потому что речь больше идет о том, чтобы перекрыть границу с Грузией, чтобы усилить бдительность инспекторов ГАИ, чтобы сотрудники ГАИ стали более вежливыми с водителями. Это, конечно, все формальности, а реальных мер безопасности не принято. Да, школы охраняются, два-три автоматчика здесь можно увидеть, но, по-моему, этого недостаточно, чтобы предотвратить какую-нибудь беду.

Андрей Шарый: Одно из направлений работы следствия – это попытка определить, куда пропали почти 200 человек во время трагедии в Беслане. Есть какие-то новости на эту тему?

Олег Кусов: Согласно последним данным, пропавших без вести в Беслане остается 82 человека. Эта цифра меняется все время меняется. Сейчас еще 150 трупов не опознаны, из них 35 опознать почти невозможно, потому что они сильно обгорели. И уже работа ведется на уровне Ростовской лаборатории, поскольку визуально уже опознать труп невозможно. Делаются лабораторные анализы, берут кровь у родственников погибших – и таким образом пытаются отыскать этих людей. Работа, конечно, очень сильно осложняется тем, что идет время, и следы все более и более запутываются.

Андрей Шарый: Олег, а есть какие-то версии, куда все-таки пропали эти десятки людей? Раньше сообщали о 200, сейчас вы говорите – 82 человека. Куда они могли деться?

Олег Кусов: Это одна из самых больших загадок всего произошедшего. Я беседовал с жителями Беслана, которые меня уверяли, что видели по кадрам телекомпаний своих знакомых, маленьких детей, соседей, которые потом загадочно исчезли. Одни говорили, что видели ребенка, которого несли на руках ОМОНовцы, после этого ни ОМОНовцев, ни ребенка найти не удалось. Здесь еще очень много неясного. Суматоха, которая была в тот день, шок, который продолжается до сих пор, люди не могут еще отойти от того, что они пережили, - мне кажется, это наслаивается и просто не позволяет навести порядок, прийти к какому-то разумному решению вопроса.

Андрей Шарый: Олег, сразу после трагедии создавались такие неформальные объединения друзей или родственников погибших, пострадавших, которые пытались сами что-то выяснить, составляли списки людей, которые неизвестно куда подевались. Эти комитеты уже самораспустились или, наоборот, формируются в какую-то общественную силу?

Олег Кусов: Насколько я знаю, в Правобережном районе все общественные организации были собраны в единый совет, который возглавил исполняющий обязанности главы администрации, и вся полностью информация стекается в этот общественный совет. Он действительно многое очень делает. Люди работают безвозмездно, люди совершенно не думают о каких-то там материальных затратах, сами несут деньги в этот комитет.

Андрей Шарый: Спасибо, Олег.

Одним из организаторов теракта в Беслане российские власти объявили чеченского лидера Аслана Масхадова. Представитель Масхадова Ахмед Закаев опроверг эти утверждения, в том числе в эфире Радио Свобода. Бывший президент Ингушетии Руслан Аушев, которому удалось договориться, напомню, об освобождении 26 заложников в бесланской школе, сообщил, что Масхадов обращался с письмом к террористам, предлагая свои посреднические услуги в разрешении кризиса, и что он не причастен к той трагедии, которая произошла в североосетинском городе.

Сегодня у нас есть возможность представить точку зрения на трагические события в Беслане самого Аслана Масхадова.

Аслан Масхадов: Российские спецслужбы и средства массовой информации в последнее время утверждают, что непосредственными руководителями по захвату заложников в городе Беслан были руководители чеченского движения сопротивления, в том числе Масхадов. По этому вопросу я хотел бы сказать следующее. Подобные утверждения были и раньше, и это не вызывает у нас удивления. Вспомните «Норд-Ост». Мы хорошо знаем, как в застенках Лефортово, Чернокозова заставляют людей говорить, и какими методами это делается.

Неделю назад российские спецслужбы устроили примерно такой спектакль: взяли в заложники всех родственников Масхадова, в том числе детей и женщин, посадили их перед телевизором, чтобы они примерно сказали следующее, что все они просят Масхадова, чтобы он освободил этих детей в Беслане. То есть это все делается для того, чтобы простые люди подумали, что действительно там Масхадов руководит или это все делается по его приказу. Но это не так.

Если действительно российским руководителям так сильно хочется, чтобы я руководил подобными терактами, им не повезло, им это не удастся. Я не умею этого делать, не нужны нам уступки Путина или заставить Путина остановить войну ценой жизни малолетних детей. У нас достаточно сил и средств, и методов, чтобы заставить Россию остановить войну.

Мы придерживаемся в этой борьбе следующих методов. Во внешней политике мы хотим открыть глаза всему миру, мировой общественности, всем международным институтам и показать, что действительно происходит в Чечне, показать ложь и обман российской пропаганды, зверства и жестокость федеральных сил и спецслужб России на территории Чечни и еще раз убедить, доказать всему миру, что мы не террористы, не экстремисты, и ничего общего мы с международным терроризмом не имеем. Это другая борьба. Во внутренней политике мы добиваемся, чтобы Путин и его спецслужбы не сумели спровоцировать здесь гражданскую войну. Военная политика чеченских сил сопротивления – это вести борьбу против федеральных войск организованными методами, дозволенными методами, цивилизованными методами, не переходя к таким методам, на которые провоцирует нас противник.

XS
SM
MD
LG