Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Басаев взял на себя ответственность за последние теракты в России


Программу ведет Андрей Шарый. В беседе принимает участие Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый: На сайте Кавказцентр.ком опубликовано письмо, подписанное главарем боевиков Чечни Шамилем Басаевым. Если верить этому тексту, написанному в издевательской недостойной манере, Басаев берет ответственность за совершение в России всех терактов последнего времени – взрывов двух самолетов, взрыва у метро «Рижская» и захват заложников в бесланской школе. Содержание этого послания я прошу прокомментировать известного московского политического эксперта Андрея Пионтковского.

Андрей Пионтковский: Я прочел это письмо. Это очень тяжелый текст мертвого человека, это не моя метафора. Кто-то во время событий в Беслане сказал, что террористы, которые пришли убивать детей, уже мертвы изначально. Мне кажется, это подлинный документ. Шабалкины у нас неспособны на такую литературу. Письмо и его автор, стиль его мышления достаточно характеризует определенную часть того противника, с которым мы сталкиваемся в Чечне.

И самая большая беда, на мой взгляд, что лицо нашего врага меняется за последние годы. Раньше мы сражались с классическим чеченским сепаратизмом, которым руководили боевые командиры, бывшие советские офицеры. Сейчас это уже больше люди, которые воспринимают себя частью мирового исламского джихада, соответственно, они уже ставят другие цели – не какого-то статуса Чечни, а уничтожение России как части ненавистного Запада. К этому привели наши ошибки – упорное нежелание разговаривать с теми, кого можно было бы охарактеризовать как умеренные сепаратисты.

Мы можем сравнить текст Басаева с текстами последних дней Масхадова. Они лишний раз нас убеждают, что эти два сражающихся с нами врага - разные люди. Ну и поведение федеральных войск тоже толкает многих людей уже в ту часть сопротивления, которая видит себя под знаменами ислама.

Андрей Шарый: Если вы считаете это письмо подлинным, если факты, которые излагает Басаев в этом письме, подлинные, как выглядит в свете этой новой информации версия специальных служб об обстоятельствах теракта и захвата заложников?

Андрей Пионтковский: Во-первых, мы не должны принимать на веру версию Басаева. Возьмите хотя бы такой пассаж в его письме: «Все заложники – от мала до велика – в знак поддержки наших требований объявляют бессрочную сухую голодовку». К той противоречивой картине хаоса, которую мы наблюдали в эти дни, письмо Басаева многое не добавило. Оно добавляет к той картине, которая сложилась у меня, например, что люди, ответственные за этот кризис, совершили двойную ошибку. Они и не вели каких-либо серьезных переговоров, и не готовились к штурму.

Андрей Шарый: Дискуссия о судьбах России, связанная с последними трагическими событиями, оказалась довольно широкой. В этой дискуссии участвуют опосредованно как главарь бандитов, так и бывшие президенты Советского Союза и России, оппозиционные политики, я имею в виду статью Григория Явлинского в сегодняшней газете «Ведомости», и президент Путин, который делает очередные заявления. Вы ожидали столь широкого и активного разброса мнений по поводу этих событий? Не удивляет ли вас интенсивность самой дискуссии?

Андрей Пионтковский: Масштаб дискуссии задал президент Путин своим обращением к нации 4 сентября. Ясно было, что моделью для этого текста у Путина было знаменитое обращение Сталина 3 июля 1941 года. Меня в последних заявлениях Путина, конечно, поразили две вещи. Первое - его заявление 4 сентября. Явный намек на то, что за спиной исламских террористов стоят более опасные враги России – Запад и США. Второе – это его расширенное заседание правительства, где в качестве основной меры по борьбе с терроризмом были предложены назначения губернаторов и система выборов в Думу. Не говоря о том, насколько разрушительны для единства страны эти меры, в нравственном отношении они были просто кощунственными. Путин использовал национальную трагедию для того, чтобы навязать обществу некие бюрократические новации по укреплению собственной власти.

Андрей Шарый: Кажется, что впервые после довольно тяжелого поражения российской либеральной идеи на парламентских выборах в декабре минувшего года демократические политики вновь активны, по крайней мере, настолько насколько им позволяет ущербный режим средств массовой информации, который создан в России. У вас нет ощущения, что это какое-то кажущееся единство демократических и либеральных сил способно оказать воздействие на жесткую позицию президента Путина, или это невозможно?

Андрей Пионтковский: Я думаю, что нет. Но люди поступают совершенно правильно. Во-первых, мне кажется, это одна из последних возможностей высказать свое мнение. А во-вторых, это просто нравственная необходимость.

Андрей Шарый: Что говорит ваш опыт политического эксперта – кроме нравственной необходимости, моральной полезности, есть ли какой-то политтехнологический смысл в том, что происходит, или вот это движение власти к авторитаризму в нынешней России не остановить?

Андрей Пионтковский: Мне кажется, что сегодня в обстановке уже абсолютно зачищенной политической сцены никаких инструментов, которые могли бы остановить сползание власти от авторитаризма к системе, близкой тоталитарной, нет. Нет таких инструментов и у наших западных партнеров, союзников. Они тоже вдруг неожиданно проявили такую необычную активность. В конце концов, в чем дело? Путинские новации о назначении губернаторов - это мелочи по сравнению с тем, что он сделал раньше на пути удушения демократии – ликвидация независимых средств массовой информации, превращение в полный фарс парламента и других политических институтов. Все это сопровождалось очень благожелательными комментариями в адрес Путина.

XS
SM
MD
LG