Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"После Беслана". Пострадавшие и спасенные


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Надежда Перцева: Сегодня мы начинаем серию специальных репортажей Радио Свобода из Беслана.

Врачи и пациенты. Пострадавшие и спасенные. О медицинской помощи жертвам бесланской трагедии рассказывает Елена Фанайлова

Елена Фанайлова: Детская больница во Владикавказе похожа на все детские больницы. Зеленый двор, сталинский двухэтажный корпус для младенцев и матерей, цветочные клумбы, памятник Ленину, строгий снаружи и бедный внутри хирургический корпус, построенный в 70-е годы. На входе двое военных с автоматами. С ними болтают мальчишки. У одного забинтована голова, у второго рука на перевязи.

Эдик Болотаев: Это уже из спортзала нас вывели, уже после взрывов, и в столовую отвели. Когда спецназовец заходил, и он женщину спрашивает: "Где?". И она ему на дверь показала. Дверь сквозная была. А террорист из другой двери вышел и застрелил его. Когда он на меня упал, в него стреляли все равно, не прекратили. И от его автомата пуля ударилась - и вот сюда мне попала. Между террористами и нашими тоже очень много погибло.

Елена Фанайлова: Эдику Болотаеву 14 лет. Лежит в хирургии. Был в школе с мамой и сестрой. Они погибли. "Мы с отцом, - говорит, - держимся". В травматологии - 8-летний Артур Музаев: осколочные ранения спины и шеи.

Артур Музаев: Я побежал, когда был взрыв, и за мной дети тоже бежали. Потом я в какой-то гараж запрыгнул, а там милиция была и солдаты. И меня какой-то дядя-милиционер понес, отдал меня другому солдату. И меня понесли на носилках. Потом повезли в какую-то надувную палату, укол сделали. Потом повезли в Беслан в больницу. В Беслане, я помню, когда меня привезли, я лежал - и мне капельницу ставили. Принесли какого-то мальчика, он возле меня лежал. Но он с закрытыми глазами двигался - ему пуля попала в спину.

Елена Фанайлова: Госпитальные палатки, которые видел маленький Артур, были развернуты уже 1 сентября. Хирург общего профиля с 26-летним стажем Валерий Сибилов, кафедральный сотрудник, курирует хирургическую службу Бесланской районной больницы.

Валерий Сибилов: Сначала же были сведения, что будет 300-320 человек. И мы развернули шесть операционных бригад. К нам на помощь приехали из детской и из взрослой республиканских больниц, были хирурги и анестезиологи. Были бригады врачей "скорой помощи" с Пригородного района, с Моздокского района, со Ставрополя, с Нальчика. Но это действительно все спонтанно. Никто не ожидал, что в час дня все это начнется. В течение получаса они все выдвинулись, и каждый должен был находиться на своем месте. Все это длилось, начиная с 12 часов дня и до 5 утра, 17 часов шел поток такой, что только я такое в кинофильмах видел - Курское сражение или Волгоградская битва, когда складывали раненых, одного за другим несли - вот такое я только в кино видел.

Елена Фанайлова: Сортировка раненых, то есть огромное количество людей, что везли и несли с места трагедии, и всех надо направить на нужный операционный стол - то, о чем врачи в мирное время знают только по учебникам. Валерий Сибилов занимался сортировкой раненых и подключался к операциям.

Валерий Сибилов: Начиная с головы до пяток - все было. Ранения черепа - необходимо было сделать трепанацию, очистить, зашить кожу. Ранение грудной клетки - остановить кровотечение, наложить швы, задренировать. Вот с ранениями брюшной полости, там минимумом нельзя было ограничиваться, потому что очень большие повреждения. Мы пару больных даже не успели спасти, у которых был полностью разрыв печени. И как только брюшная полость была вскрыта, там литра четыре оставались на столах. Тех больных, про которых мы знали, что они в течение ближайших полчаса могут погибнуть, мы их оперировали. Остальным оказывали первую врачебную хирургическую помощь и отправляли в республиканскую больницу, детскую республиканскую больницу или в больницу "скорой помощи" в город. Это отсюда в 20 минутах езды.

Елена Фанайлова: Во Владикавказе людей уже ждали. Нейрохирург Сослан Абаев, республиканская больница.

Сослан Абаев: Нас, вообще-то, поставили в боеготовность. Мы, в принципе, уже ждали, все были на работе. С момента штурма примерно уже где-то минут через 40 начали привозить людей. Примерно через час уже как бы начали хирургическую активность, и закончили ее примерно где-то в 3 часа ночи. Всех этих больных фактически мы отправили на дальнейшее лечение в Москву.

Елена Фанайлова: Cейчас в палатах отделения нейрохирургии осталось три человека из Беслана.

Зара Гайтова: Я Гайтова Зара Александровна, учительница школы номер 1, города Беслана. Я попала под пулеметные обстрелы. Я себя чувствую намного лучше. Головная боль меня не беспокоит. Меня беспокоят раны в бедре, в руках. Вот эта вся сторона израненная.

Елена Фанайлова: Бесланская больница. Хирурга Валерия Сибилова зовут на консультацию. Молодая женщина, рыжеволосая, в зеленом платье, беременная, с пятнами зеленки на бедрах - это осколки.

Валерий Сибилов: Там, вероятно, находится какой-то осколок еще в правом бедре. Мы хотим сделать ультразвуковое исследование, затем сделать рентгенограмму и убедиться, что это действительно так, то мы будем удалять вот эти инородные тела под местной анестезией. Будем все это решать совместно с гинекологами. Срок - 19 недель.

Елена Фанайлова: Как вас зовут?

Пациентка: Фатима. Трудно ходить, конечно. Пока хромаю. Говорят, что нормально все будет. Я полностью доверяю врачам. Сама тоже надеюсь. Третий мальчик.

Медсестра: Оба мальчика были с ней.

Фатима: Да. Днем - ничего, но ночью снятся сны еще.

Елена Фанайлова: Старшие дети Фатимы ждут ее в коридоре. Второй Фатиме повезло меньше.

Валерий Сибилов: Фатима Калоева поступила с места теракта. У нее ушиб головного мозга, касательное ранение. Удалили мы осколок из мягких тканей головы. Кроме ранения головы здесь ранения рук, ног - это все осколочные ранения. Но не только лечение у нас, но и лечение у психотерапевтов она в дальнейшем тоже будет получать, потому что у нее еще и тяжелая травма - сын там погиб. Это двойная травма: не только сама, но и то, что с сыном произошло.

Фатима Калоева: По сравнению с тем, что было, сейчас относительно лучше. Голова болит, но не так, как было раньше. Врачи за мной смотрят очень хорошо. Я и сама здесь работала в реанимации, в этом отделении. Лечение получаю я хорошее. Все врачи за мной смотрят хорошо. Спасибо им всем.

Елена Фанайлова: Медсестру отделения реанимации Бесланской больницы Фатиму Калоеву ждут на работе.

Медсестра Владикавказской станции переливания крови Наташа Филиппова вспоминает...

Наташа Филиппова: В Беслане тоже была наша подруга. Мы вместе работали. Она была среди заложников с тремя детьми. Вот было очень тяжело, если честно. Дети живые, все с ними нормально. Им делали капельницы, полежали в больнице. Обезвоживание было. Девочки маленькие - 4 и 3 года, а мальчик в первый класс пошел. С мальчиком все нормально, просто психолог сейчас работает с ним, потому что он агрессивный немного. А девочки еще не понимают всего. Говорят: "Мама с нами бежала". Стекло на них упало - у них маленькие порезы были. А она с огнестрельным ранением головы. В Бурденко отправили мы ее. Пока состояние тяжелое, но стабильное.

Елена Фанайлова: Наташа Филиппова была в отпуске, когда стало известно о захвате школы.

Наташа Филиппова: Надо было прийти помочь. Естественно, было столпотворение, поэтому пришла. Что надо было, то и делала. Доноров оформляла и кровь этикировали с заведующей Анной Ивановной. Девочки все пришли, и все работали, несмотря на время. Люди шли и 1-го и 2-го, потому что как-то переживали, что понадобятся. Естественно, все же знали, что что-то будет. 3-го было 105 человек, 4-го - 360, а потом уже, 5-го-6-го, кого оформляли, по спискам их вызывали по несколько человек, чтобы не было столпотворения. Каждый для себя это переживал и осмысливал. У кого-то были знакомые там, родственники. Они не знали, что с ними. Но люди спокойно себя вели. 3-го мы очень много отдали Беслану - около 33 литров мы отправили в Беслан: и столько же плазмы где-то. Но Беслан и 1-го, и 2-го у нас получал, потому что были уже раненые среди населения.

Елена Фанайлова: 3 сентября поток раненых поступал в республиканскую детскую больницу. Ее главный врач Урузмаг Джанаев больше всего боялся не справиться с сортировкой.

Урузмаг Джанаев: Нам пришлось кроме хирургического корпуса развернуть дополнительно хирургические палаты в терапевтическом корпусе. Тем, кому нужна была экстренная помощь, она была оказана в первые часы. Через двое суток умерло четверо детей с тяжелейшими травмами. Но в первые сутки ни один не погиб. Через наш стационар прошло за эти дни более 250 детей.

Елена Фанайлова: Те, кто спасены, ходят на костылях, пробуют играть, собираются стайками в палатах.

Олег: Пулевое осколочное ранение. Бежал я - и выстрелили. Солдат какой-то поднял меня на носилки. Укол сделали, перевязали и сюда привезли.

Хайта Кусаев: Осколок в ногу попал. В сарай забежали, а оттуда солдаты унесли.

Елена Фанайлова: А страшно было?

Хайта Кусаев: Нет, чуть-чуть. Точно.

Елена Фанайлова: Обоих мальчиков ранило в ноги, они в гипсе, ходить трудно. В гости к ним пришла сестра Хайты Ляна, она в соседней палате.

Ляна: Они с братом раньше пошли, а я с мамой позже пошла. Потом мы в спортзале встретились. Мы сидели в разных местах.

Елена Фанайлова: То есть вы и разговаривать-то не могли?

Ляна: Нас мама не пускала. Но я не боялась. У меня вот здесь перелом и осколок.

Елена Фанайлова: Это кисть. Ляночка, ты показываешь на кисть.

Ляна: Наверное, это палец. Или вот здесь рядом болит. Вот здесь перелом, а здесь осколок. Перевязку делали. Палец болит только.

Елена Фанайлова: Рука правая - неудобно одеваться, умываться?

Ляна: Я почти уже левша.

Елена Фанайлова: Ты левой рукой пишешь?

Ляна: Уже начала.

Елена Фанайлова: "Город ангелов" - так кто-то недавно назвал Беслан. Наверное, так смеются раненые ангелы, когда собираются выздоравливать.

XS
SM
MD
LG