Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"После Беслана". Бесланская школа: живые и мертвые


Если смотреть на школу со стороны железной дороги и не знать, что произошло, можно подумать, что здание на капитальном ремонте. Но первый раз я увидела школу с другой стороны. Голый закопченный каркас, выбитые стекла, крыша покорежена взрывом... Бесланская школа номер 1 на глазах людей стала мемориалом скорби. Жители города ходят сюда каждый день. Школа обложена живыми цветами, а в спортзале сгоревший пол выложен венками. Кто-то повесил на стену распятие. Все, что внутри школы, кажется моментальной фотографией ада. У десятиклассника из 2-ой бесланской школы по имени Лаша в 1-ой школе учатся бывшие одноклассники. Они выжили. Из их рассказов мальчик запомнил одно.

Лаша: Я врагу такого не пожелаю. Там был ад.

Елена Фанайлова: На пепелище спортзала ходит, как потерянный, молодой мужчина. Володя возит медикаменты из Ростова в муниципальную аптеку.

Владимир: В эти дни даже, когда здесь что-то происходило, наши машины ночью приезжали сюда. Больно было… По телевизору всем было больно смотреть. А тут, просто мимо проезжая, не побыть возле этого места... У меня слов даже нет. Как здесь могло поместиться, посмотрите, такое количество людей? Здесь 100 человек, хорошо, если будут стоять.

Елена Фанайлова: Рабочие выгребают из школы остатки камуфляжа боевиков, разбитые стекла, сломанную мебель, методическую литературу, разорванные портреты русских классиков и великих математиков. Страшнее всего смотреть на лежащие на подоконниках и столах детские вещи и обувь: кажется, школа превратилась в какой-то новый лагерь смерти. В одном из пустых разбитых классов со следами пуль на стенах я встречаю двух женщин в черном. У Светы и Марины в заложниках были племянники и жена брата.

Марина: Уже когда на второй день мы поняли, что детям ни воды, ни пищи не дают, родители отказывались сами есть даже. Мы, конечно, заставляли, говорили: "Поддерживайте как бы на расстоянии своих детей, поддерживайте, разговаривайте, кушайте. Может, как-то Бог поможет". Люди держались, сильно поддерживали друг друга.

А у нас здесь погиб наш брат двоюродный, который сам из Владикавказа. И вот эти три дня он пробыл с нами, не отходя от нас. Когда эта перестрелка началась, он с утра поехал по своей работе во Владикавказ со своей супругой, и даже ее высадил на полдороги и говорит: "Извини, но я нужен там" - и сам быстро приехал сюда. И тут же ринулся прямо внутрь здания спасать детей. Пуля попала в голову, он три дня пролежал в коме и, так и не придя в себя, скончался. У него частная фирма металлопроката "Яна", он был генеральным директором - Албегов Тимур Михайлович. Спасибо ему большое, все эти дни он нас поддерживал.

Елена Фанайлова: Местные власти хотят снести школу и на ее месте установить памятник жертвам трагедии.

Марина: Многие говорят, что хотели бы, чтобы оставили школу как мемориал.

Света: Но это тяжело все-таки будет для близких, для родных, для детей, которые побывали здесь. Для них видеть эту школу - это будет все-таки какой-то стресс.

Елена Фанайлова: На школьном дворе, рядом с цветными бутылочками с водой, стоят бесланские женщины. Их родные не были в заложниках. И они думают, что школу нужно оставить так, как есть.

Местная жительница: Там много детей, много потеряли. Напоминание лучше.

Местная жительница: Я тоже так думаю.

Местная жительница: Мемориал лучше - на память останется.

Елена Фанайлова: Наверное, нет ни одного учителя в Беслане, кто не дружил с коллегами из 1-ой школы, не стоял вместе с людьми в оцеплении и не побывал на месте трагедии. Говорит Люба, учитель истории, - она работала в 1-ой школе восемь лет назад, а сейчас пришла на школьный двор с пятнадцатилетним сыном.

Люба: Я уже второй раз сюда пришла. Сейчас мой сын тоже захотел, принесли цветы. У подруги, Нади Цалоевой, историка, у нее двое детей тут погибли. В районе, где живет бабушка наша, улица Куцуева, в один день мы ходили со двора во двор, детей хоронили - там у Замесцевых двое детей, Тамик Царахов, Таучеловы девочки. Через три дня после этой трагедии - освобождения заложников - было меньше цветов, но людей было много. Меньше было бутылок с водой, этих символов. Венки, цветы несли все, кто считал нужным.

Елена Фанайлова: Учитель математики из школы номер 6 Фатима Казбековна вспоминает.

Фатима: Там погибла учительница... Я не могу без слез об этом говорить, я плакать буду. Я начинала работать, и у каждого молодого учителя наставник был. С тех пор уже прошло 19 лет, и я ее полюбила, как маму что ли, она действительно для меня так много, в моей профессиональной деятельности, сделала. Сейчас ее похоронили без ног, без рук, со сплющенным лицом - вот так ее нашли. И когда ты знаешь людей, которые там побывали, вспоминаешь о них, представляешь, какие муки они перенесли, - и эта трагедия воспринимается в тысячу раз выше.

В позапрошлом году из этого класса в 1-ую школу перешел наш мальчишка. Первое, о чем я подумала, когда услышала: а как же мой Измаил? Он был там с братом. Брата тяжело ранило, сейчас он в больнице, а ему повезло, и он ухаживает за своим старшим братом.

Елена Фанайлова: В 6-ой школе, которая находится в пяти минутах ходьбы от 1-ой, мы побывали в первый день ее работы (школы в Беслане открылись 16 сентября). Детей пришло мало, по три-пять человек из класса. Математик Фатима Казбековна, классный руководитель 7 "В", стоит на пороге класса, встречает детей, обнимает опоздавшую девочку.

Ученица: Калоева Марина. Мы так смотрели, тогда никого не было еще. И мы попозже.

Фатима: Ты боялась?

Ученица: Не очень. Ну, с мамой пришла. Мама одних не отпускает пока.

Фатима: Я 1 сентября была на полдороги к школе, когда это началось. И фактически мы с детьми не встретились, нас разогнали сразу же. И сейчас, когда мы кого-то видим после этих событий, я не могу сдержаться, чтобы не обнять своего ребенка, и даже не обязательно своего, где я классный руководитель, там где я учу, и даже не обязательно тех, кого я учу, потому что все они наши дети. Встретишь, обнимешь - и легче бывает. Иногда ночью просыпаешься от мысли: ведь там мы могли оказаться. До сих пор задаю себе вопрос: почему именно 1-ая школа? Как-то эгоистично, но нас Бог сберег.

Елена Фанайлова: Родители ожидали детей в коридоре.

Местная жительница: Хоть мы там и не побывали, и дети наши не побывали, но очень мы тяжело переносим. У меня тоже двое детей школьники, мальчик в третьем, девочка во втором. Привела, подожду теперь их и с ними пойду домой. Один Урок мира у них, минута молчания будет.

Местная жительница: В третьем классе девочка. Все это время я буду здесь стоять. Надо три урока - я буду три урока стоять. Я боюсь.

Местный житель: Страх есть. Это дело времени. А как без учебы? Даже на войне люди боялись, а тут что было? Здесь была настоящая война. Но есть уверенность, что это больше никогда не произойдет.

Елена Фанайлова: Говорят мальчики из старших классов 2-ой школы Беслана, Игорь и Олег.

Игорь: Теракт за терактом. Из-за этого учиться как-то даже не хочется уже. Родители не знают сами, что сказать даже.

Олег: А чего уже бояться? Все уже было, все страшное позади.

Елена Фанайлова: Во всех бесланских школах в этот день прошел Урок мира. В классах говорили о теракте. Ученик Фатимы Казбековны из 6-ой школы рассказал, что с другом пошел в разрушенную первую школу уже 4 сентября.

Ученик: Там, в школе, валялись трупы, и возле окон террористы лежали, там были отпечатки от них. Здесь взорвалось. "Сволочь" - было не двери написано. Открыл - и там кровь по стенкам размазана. В кабинетах смертницы взорвались. Один там валялся, на нем маска была, на лице. В кабинете русского языка дырки одни, окна выбиты - оттуда выбрасывали трупы.

Елена Фанайлова: Учителя хотели повести старшеклассников на траурную линейку к 1-ой школе. Но потом отказались. Фатима Казбековна ходила на пепелище 1-ой школы со своими детьми.

Фатима: Мой младший такого же возраста, чуть-чуть раньше отдала его, он сейчас в восьмом. Вы знаете, он после этой "экскурсии" (если это можно так назвать) почти целые сутки спал. И я уже не решаюсь вести свой класс туда. Я хотела, у меня было намерение пойти, возложить цветы, поставить свечи, принести воду с классом. Но я не решаюсь.

Елена Фанайлова: Учительница 6-ой школы Татьяна пошла 1 сентября на линейку в свою школу, а ее дочь, пятиклассница Алина, - в 1-ую. Татьяна вспоминает о событиях 3 сентября.

Татьяна: Сосед бежит навстречу мне и говорит: "Алину только что в больницу доставил". Наши мужчины и выносили в основном детей оттуда, они не боялись. У кого там вся семья была (даже такие мужчины были), жена и трое детей, допустим, соседи наши, - и что им терять? Они бежали туда под пули, выносили своих детей. Мою девочку вынес милиционер. Я говорю: "Если бы он подошел к тебе, ты бы его узнала?" Она говорит: "Не знаю".

Когда нас выписали из больницы, девочка мне моя говорит: "Мама, поведи меня в школу, я посмотрю". Я говорю: "А ты не боишься?" Она говорит: "Нет". Пошли мы, и она мне показывает вот это вот кольцо баскетбольное. "Я, - говорит, - вот здесь сидела, где вот это все висело - и гранаты, и все, что там еще было у них". Чудом она у меня уцелела.

Елена Фанайлова: Математик Фатима Казбековна говорит, что у местных учителей особый счет трагедии.

Фатима: Люди, которых ты знаешь, о них очень горько вспоминать. Я знала маму, у которой четверо детей погибли там. Вы знаете, это была необычная женщина. Четверо детей, муж ее оставил, и вот, представляете, она одна поднимала детей. Аккуратнейшие дети, она, как квочка, за ними ходила. Сама шила - этим жила и кормила детей своих. Как квочка, она закрыла своих детишек своим телом, но не смогла их спасти, все четверо погибли.

Я сама свою племянничку похоронила. У нее необычная семья. У моей двоюродной сестры был всего лишь один мальчик, но он уже взрослый, и она взяла девочку из детдома, маленькую. И вот вы можете представить, как она лелеяла эту девочку. Довели ее до шестого класса, девочка была болезненная, много труда в нее вложили. В последнее время девочка здоровьем отличалась, бойкая, прыгунья, хохотушка. Отличницей была. Погибла там, мы ее похоронили. Это ребенок, которого мама взяла из детдома для того, чтобы дать ей счастье.

Елена Фанайлова: В Беслане строят здания из красного кирпича. На этих стенах особенно выделяются странные цветные плакаты, которые чужой человек в первый момент принимает за рекламные объявления. На фотографиях - молодые девушки и юноши. Это те, кого ищут родные...

XS
SM
MD
LG