Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Теракты в Иерусалиме и Багдаде


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Виктория Мунблит и Юрий Жигалкин – он беседовал с вице-президентом Лексингтонского института Дэниэлом Гуре.

Владимир Бабурин: Совершенный вечером 19 августа теракт в Иерусалиме оказался самым кровавым за все три года интифады: террористу-смертнику удалось убить на месте 20 человек и ранить 136. Среди убитых пять детей, в том числе один грудной младенец. На линии прямого эфира наш собственный корреспондент в Израиле Виктория Мунблит. Виктория, изменились ли уже цифры, или они остаются прежними?

Виктория Мунблит: Цифры прежние, 20 погибших, 154 раненых, из них 13 по-прежнему находятся в крайне тяжелом состоянии. Среди этих 13 есть и дети.

Владимир Бабурин: Виктория, было сообщение, что премьер-министр Палестинской автономии Махмуд Аббас отдал приказ задержать организаторов теракта в Иерусалиме. Он созвал экстренное заседание кабинета, чтобы обсудить ситуацию. Также было объявлено, что ответственность за взрыв в автобусе взяли на себя сразу две группировки – "Исламский джихад" и "Хамас", и в то же время официальный представитель "Хамаса" Абд Аль Азиз Рантиси заявил в интервью агентству "Ассошиэйтед Пресс": "Я вообще не знаю, кто за этим стоит". Эту информацию подтвердил и представитель Министерства безопасности Палестинской автономии. В интервью израильскому телевидению он заявил, что в руководстве террористических группировок произошел раскол, в то время, как отделения данных организаций в секторе Газа придерживаются условий перемирия, отдельные активисты в Иудее и Самарии действуют по своему усмотрению. Получается что уже ни Ясир Арафат, ни Махмуд Аббас тем более, ни даже лидеры "Исламского джихада" и "Хамаса" свих людей не контролируют?

Виктория Мунблит: Я не вполне с этим согласна, по двум причинам. Во-первых, структура Хамаса построена достаточно жестко, анархия там просто недопустима и подавляется в зародыше. Во-вторых, через 15 минут после прогремевшего в Иерусалиме взрыва Абд Аль Азиз Рантиси сказал следующее - что "Хамас" по-прежнему придерживается соглашения о прекращении огня, однако, будет именно таким образом реагировать на любые действия Израиля, которые нарушают это соглашение. С точки зрения "Хамаса", подобными действиями со стороны Израиля стали аресты боевиков "Хамаса" на прошлой неделе в городе Хеврон и ликвидация главы отрядов "Исламского джихада". Так что, на самом деле, из заявления того же Рантиси, только сделанного несколько поспешно, можно понять, что верхушка "Хамаса" прекрасно знает о том, кто это сделал. Действительно, "Исламский джихад" изначально взял на себя ответственность, однако, уже через несколько часов израильским службам безопасности была известна личность террориста-самоубийцы, им оказался 27-летний боевик организации "Хамас" из Хеврона.

Владимир Бабурин: Виктория, еще отмечают, что этот взрыв несколько отличается от других терактов, он был сделан более "профессионально", что боевик зашел в автобус на очень узкой улице и дождался, пока навстречу одному переполненному автобусу выйдет другой, и только в этот момент привел в действие взрывное устройство...

Виктория Мунблит: В любом случае службы безопасности квалифицируют этот теракт, как "стратегический", то есть, задуманный стратегическим. Что имеется в виду - это тот теракт, который отменяет, по сути, всю реальность, существовавшую до него. С точки зрения израильских служб безопасности, руководство "Хамаса", планировавшее этот теракт, прекрасно знало, что в автобусе будет очень много детей, и что именно это произведет очень сильное впечатление на израильское общество, что так и случилось. Сегодня в правительстве, по сути, не находится ни одного министра, который не заявлял бы, что теракт, по сути, отменил соглашение о прекращении огня, и вопрос сейчас не о том, примет ли Израиль меры против террористических организаций, а о том, какие именно будут эти меры. Это будет решаться в ночь со среды на четверг на заседании израильского правительства.

Владимир Бабурин: Первой реакцией израильского правительства на взрыв стало решение ввести полную блокаду всех палестинских территорий. Известно, что к Хеврону выдвинулись подразделения израильской армии и сил безопасности. Было объявлено, что в этом городе может быть проведена операция по выявлению соучастников теракта и уничтожению дома террориста-смертника - началась ли такая операция уже?

Виктория Мунблит: Нет, подобная операция еще не началась, по сути, все должна решить ночь между средой и четвергом. Практически все обозреватели сходятся на том, что в ближайшие сутки следует ждать военной акции в Палестинской автономии.

Владимир Бабурин: Уже было объявлено, что Израиль отменяет вывод своих войск из Иерихона и Калькилии, несмотря на уже достигнутые с палестинской администрацией договоренности, естественно, прерывает контакты со всеми ее представителями, включая и Махмуда Аббаса, и, кроме того, уже объявлено о полном прекращении дальнейшего освобождения палестинских заключенных из израильских тюрем. Как вы полагаете, можно еще ожидать и военной акции?

Виктория Мунблит: Обозреватели сходятся на том, что да, это возможно. Более того, в среду на консультациях Ариэля Шарона с руководством служб безопасности обсуждался вопрос о высылке Ясира Арафата, но руководство служб безопасности порекомендовало этого пока не делать. Вместе с тем совершенно ясно, что некая акция произойдет, насколько она будет мощная, насколько она будет согласованная с палестинским руководством - это сейчас предсказать трудно, это будет решаться в ходе заседания правительства. Но, разумеется, Израиль ни в коей мере не ограничится теми первыми мерами, которые вы перечислили.

Владимир Бабурин: С терактом в Багдаде совпал взрыв пассажирского автобуса в Иерусалиме. Их разделяло всего несколько часов, и эксперты, естественно, связывают оба теракта с действиями исламских радикальных группировок. Что это за группы и существует ли действенный способ нейтрализации фанатиков? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с известным американским экспертом, вице-президентом Лексингтонского института Дэниэлом Гуре.

Юрий Жигалкин: Господин Гуре, скорее всего, случайное совпадение двух трагических событий заставило, тем не менее, экспертов предположить, что мы боремся не просто с террором, а с глобальным джихадом, что, естественно, добавляет тревоги? Насколько, по-вашему, обоснованны такие выводы? Что за организации, группы могут стоять за многочисленными уже терактами в разных концах мира, терактами, как правило, приписываемыми исламским фундаменталистам?

Дэниэл Гуре: Действительно, можно привести немало доказательств того, что террористическая активность в самых разных точках земного шара воодушевляется радикальными исламскими группировками и ведется членами фанатичных порой мелких организаций. Но нет никаких оснований делать вывод о том, что все они действуют согласно некоему единому плану. Они в большинстве случаев связаны лишь идеологией. И объекты интереса у них разные. Кто то, например, как "Аль-Каида" видит себя в качестве глобальной организации, пытается наносить удары в разных странах. Другие действуют локально. Говоря о последних терактах - трудно сказать, кто стоит за ними. В том же самом Израиле наряду с исламскими террористическими организациями к подобной тактике прибегает "Хамас", в своей основе секулярная организация. А первыми, кстати, десятилетия назад, к тактике террористов-самоубийц прибегли "Тигры освобождения Тамил-Илама" - неисламская организация, борющаяся за независимость северной части Шри-Ланки. Судя по приемам, теракт в Багдаде сильно напоминает привычную методу "Аль-Каиды", но он мог быть и делом рук сил из окружения Саддама Хусейна. Что касается общемировой картины, то подавляющее число террористических акций приходится на фанатичные фундаменталистские организации. для которых борьба с секулярными режимами, с Западом и США, лишь способ достижения их высшей цели – создания исламского теократического государства.

Юрий Жигалкин: Российские власти часто связывают свою операцию в Чечне с глобальной антитеррористической кампанией. Насколько справедлива, по-вашему, такая параллель?

Дэниэл Гуре: Без сомнения существуют прямые параллели между ситуацией в Чечне и других горячих точках мира. Например, мы знаем, что у некоторых чеченских группировок есть связи с "Аль-Каидой", что они финансируются из зарубежных источников. Даже более опасно то, что они обмениваются опытом террора, они усваивают общие уроки. Надо признать, что в последнее время акции чеченских групп все больше уподобляются действиям более искушенным в терроризме палестинских террористических групп и "Аль-Каиды".

XS
SM
MD
LG