Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Теракт на рок-фестивале в Москве


В Москве 16 человек погибли и около 20-ти были ранены в результате двух взрывов на аэродроме "Тушино", где проходит рок-фестиваль.

Андрей Шарый: По официальным данным в Москве в субботу 16 человек погибли и 20 получили ранения в результате трех взрывов на аэродроме Тушино во время крупнейшего рок-фестиваля "Крылья". Главная версия случившегося – террористический акт. Из Москвы – коллега Александр Гостев. Он внимательно следит за информацией, которая поступает об этой трагедии.

Александр Гостев: По последней информации, взрывы прогремели около 15 часов по московскому времени с интервалом в 10-15 минут. В этот момент на аэродроме в Тушино находилось около 40 тысяч человек. По информации главы МВД России Бориса Грызлова, как минимум, два взрыва совершили женщины-смертницы с так называемыми поясами шахидов. Они взорвали себя в толпе у входа на аэродром, когда их остановили для проверки документов. На теле одной из женщин обнаружен паспорт на имя 20-летней уроженки чеченского селения Курчалой Залихан Элихаджиевой. Мощность взрывных устройств по предварительным данным составляла не менее 500 граммов в тротиловом эквиваленте. Взрывчатка была начинена подшипниками и другими мелкими металлическими предметами. Рядом с местом взрыва, по некоторым данным, милиция обнаружила еще одну самодельную бомбу, которую удалось обезвредить. Всех раненых доставили в различные московские больницы, в основном, в институт Склифосовского, в Боткинскую больницу и больницу № 67 на улице Саляма Адиля. Милиция перекрыла дороги почти на всем северо-западе Москвы, вплоть до МКАТ, из-за чего образовались огромные пробки.

Рок-концерт продолжается, хотя зрителей начинают организованно эвакуировать. На месте происшествия находятся руководители большинства силовых ведомств и городские власти во главе с Юрием Лужковым. Мэр Москвы заявил, что никакие развлекательные мероприятия в столице сегодня отменяться не будут. В том числе 5-ый большой московский праздник - Фестиваль пива, который должен был начаться несколько минут назад в Лужниках.

Андрей Шарый: На месте события работает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.

Максим Ярошевский: Напротив входа на Тушинский вещевой рынок я сам лично своими глазами видел труп женщины – одной из двух террористок. Весь район оцеплен, с этим телом работают следователи и оперативники, судя по всему. Здесь очень много милиции. Сам концерт "Крылья" не прекратился, просто на него сейчас не пускают новых зрителей. Об этом предупреждают сразу у метро милиционеры, что концерт "Крылья" закончился. Постепенно, небольшими группами, на автобусах, которых здесь довольно много, вывозятся зрители, которые попали все-таки на этот концерт.

Андрей Шарый: Корреспондент Радио Свобода Арслан Саидов перед началом программы связался с сотрудником пресс-службы ГУВД Москвы Павлом Климовским. В интервью – официальная версия событий в Тушино.

Павел Климовский: По последней информации оперативного штаба, примерно в 14.30 – 14.40 при прохождении контроля на аэрополе Тушино, где проходил рок-фестиваль "Крылья", две женщины пытались пронести взрывчатые вещества. Но, так как у входа были выстроены усиленные наряды и был введен личный досмотр, по всей видимости, женщины не смогли пройти. В связи с этим женщины не стали проходить и взорвали себя недалеко от места прохода. В результате, по последним данным, мощность взрывов составила около 1 килограмма тротила. Что касается пострадавших, 16 человек получили смертельные ранения и 40 человек с различными травмами были доставлены в городские больницы.

Арслан Саидов: Эти взрывы расцениваются как террористический акт?

Павел Климовский: В настоящее момент прокуратурой города Москвы возбуждено уголовное дело уже по статье "террористический акт", и на месте создан оперативный штаб, который займется расследованием этого уголовного дела.

Арслан Саидов: Какие версии выдвигаются? Связаны ли эти женщины с участниками чеченских вооруженных формирований, либо других группировок?

Павел Климовский: В настоящий момент конкретно отнести их к какой-то группе не представляется возможным, так как тела, действительно, очень сильно обезображены...

Арслан Саидов: Располагало ли МВД какой-то оперативной информацией о том, что в выходные в Москве готовятся взрывы?

Павел Климовский: Думаю, что оперативные подразделения располагали, но не в полной мере.

Арслан Саидов: Поступили сообщения, что на юго-западе Москвы также сегодня произошли два взрыва.

Павел Климовский: До нашего разговора я связывался с дежурной частью ГУВД Москвы, где сообщили о том, что информация полностью не подтверждается. Сейчас на месте находится мой коллега, который сказал, действительно, что там ничего нет и площадь свободная.

Арслан Саидов: Были ли в Тушино найдены еще взрывные устройства, которые не сработали?

Павел Климовский: Нет, только два, которые находились непосредственно при женщинах.

Арслан Саидов: После подобных взрывов в Москве какие меры будут введены?

Павел Климовский: Милиция на усиленный вариант несения службы не будет переведена. Скорее всего, что просто будут еще раз усилены наряды. На данный момент и так достаточно усилены наряды. Милиция и так неплохо сработала в связи с тем, что не допустила их даже на само аэрополе. Если бы они прошли туда в момент прохождения фестиваля, взрыв мог принести гораздо больше жертв.

Арслан Саидов: В Москве в субботу проходит еще несколько крупных мероприятий. Например, пивной фестиваль. Будут ли они закрыты? Какие там меры безопасности введены?

Павел Климовский: В Лужниках дежурит мой коллега, который сообщил о том, что наряды, которые занимаются пропуском народа на территорию Лужников, усилены в два раза.

Андрей Шарый: Не удержусь от ремарки: нормально сработала милиция – рассказывал Павел Климовский. Погибло в результате взрывов 20 человек. В правительстве Москвы открыта горячая линия, по которой по телефонам 251-83-00 и 251-45-03 можно узнать сведения о пострадавших. Пострадавших в Тушино отправляют в несколько московских больниц. В одной из них побывал корреспондент газеты "Коммерсантъ" Сергей Тополь.

Сергей Тополь: Я видел, как в Институт Склифосовского, в Институт скорой помощи было доставлено 11 человек. Мужчина средних лет: его - минуя все бюрократические проволочки, которые обычно делают с больными, которые поступают в институт, как то: биографические данные и пятое и десятое - сразу отправили на лифте в операционную. У него была окровавленная голова, он был весь в крови, и у меня создалось впечатление, что у него не было уха. Еще несколько человек, но я их не видел... По рассказам медицинского персонала, с небольшими травмами тоже были доставлены в Институт Склифосовского. В Институт Склифосовского в настоящее время перекрыт доступ посетителям к больным. Я думаю, что в ближайшие сутки туда никого пускать не будут. Ну, может быть, завтра с утра.

Андрей Шарый: К 67-ой больнице выехал наш корреспондент Мумин Шакиров. Субботний терракт в Москве, к сожалению, не первый взрыв, прозвучавший в российской столице. С хронологией такого рода событий вас познакомит Валентин Барышников.

Валентин Барышников: С начала первой чеченской войны все терракты, происходившие в России, так или иначе сразу связывали с пресловутым чеченским следом. Во многих случаях эти версии оставались неподтвержденными. И разговоры о чеченском следе со временем замолкали. Так было с серией террактов в Москве 11-12 июня 1996 года. Тогда произошли взрывы в метро на станции "Тульская" и в троллейбусах на Пушкинской площади и Проспекте Мира. Несколько человек погибло. Десятки были ранены. В ночь на 9 сентября 1999 года в Москве был взорван жилой дом на улице Гурьянова. Через несколько дней, 13 сентября, был взорван дом на Каширском шоссе. Погибли 230 человек. Российские власти утверждают, что терракты совершены по заказу чеченского полевого командира Хаттаба преступной групппой во главе с неким Очимезом Гачияевым. Существуют, правда, и другие версии. В соответствии с одной из них – взрывы организованы российскими спецслужбами. 23 октября прошлого года группа вооруженных чеченцев во главе с полевым командиром Мовсаром Бараевым захватила здание Театрального центра на Дубровке во время представления мюзикла "Норд-Ост". В заложниках оказались более 800 человек. Утром 26 октября спецназ взял штурмом здание Театрального центра. Террористы были убиты. Погибли также около 130-ти заложников. Терракту на Дубровке предшествовал взрыв у "Макдональдса" на юго-западе столицы. Погиб 1 человек, 7 были ранены. Предполагается, что терракт был организован также группой Мовсара Бараева. Такова краткая история террактов в Москве, история, которая сегодня пополнилась, к сожалению, еще одним трагическим эпизодом.

Андрей Шарый: Теперь о политических комментариях случившегося. Как сообщают информационные агентства, президент России Владимир Путин в курсе происходящего, ему постоянно докладывают все, что происходит в столице в эти часы. Заявления пока российский президент не делал. С некоторыми политиками – Борисом Немцовым, лидером "Союза правых сил" и бывшим спикером Верховного Совета Российской Федерации Русланом Хасбулатовым беседовал политический обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов: После "Норд-Оста", а теперь и после Тушинского взрыва возникает впечатление, что многочисленные российские праздничные дни будут перемежаться уже не буднями, а днями траура. Часто траура общенационального. Лидер партии "Союз правых сил" Борис Немцов, который сейчас находится в Костроме, был шокирован сообщением о взрыве в Тушине.

Борис Немцов: Я потрясен. Сейчас, конечно, надо сделать все, чтобы не было еще каких-то жертв. И мы должны помочь теперь близким погибших и тем, кто остался. К счастью, 20 живых находятся сейчас в клиниках. Что касается сути вопроса, то лишний раз я могу констатировать, что неурегулированность чеченской проблемы, превращается в этот кошмар, в эти постоянные убийства, террористические акты. Сколько бы мы ни делали вид, что проблема решена, сейчас вот выборы пройдут, выберут президента, все будет тихо, спокойно. ФСБ отдаст управление Министерству внутренних дел. От этого мало что меняется. До тех пор, пока всерьез не будет начат политический процесс, до тех пор, пока всерьез федеральная власть не осознает всю глубину проблемы, я думаю, что говорить о прекращении терроризма и прекращении этих убийств будет просто кощунственно.

Михаил Соколов: Борис Ефимович, возможно ли такое развитие событий, что федеральная власть пойдет на некий силовой ответ, на еще большее ужесточение режима в Чечне?

Борис Немцов: Там и так режим не очень мягкий. Мне представляется, что здесь дело не в силовом ответе, потому что не случайно, наверное, дата объявления выборов совпала с террористическим актом. Скорее всего, чеченцы - не все, конечно, а те, которые категорически против Кадырова - тем самым демонстрируют, что готовы и дальше так себя вести и причем, безусловно, зверски. (Никакого оправдания терроризму нет!) И будут так себя вести до тех пор, пока не начнется там какой-то процесс.

Мне сейчас трудно говорить о том, что его надо начать немедленно. Конечно же, сначала нужно провести оперативные мероприятия с тем, чтобы, возможно, предотвратить и другие террористические акты. Но то, что политический процесс нужен и не бутафорский процесс в виде амнистии или референдума, после которого ничего не происходило!..А нужен глубокий серьезный процесс. Для меня это абсолютно очевидно.

Михаил Соколов: Что должен сделать президент сейчас. Как вы считаете?

Борис Немцов: На мой взгляд, сейчас главное – обеспечить помощь тем, кто оказался госпитализированным, и провести глубокое серьезное расследование того, как опять-таки через всю страну проехали террористки, проехали вместе с поясами шахидов. Никто их не заметил. Где были при этом правоохранительные органы? Чем занимался при этом министр внутренних дел Грызлов? Почему опять люди со взрывчаткой у нас оказываются в Москве? После этого надо глубоко и серьезно проанализировать все действия федеральных сил, в том числе и политических сил, по продолжению политического процесса.

Михаил Соколов: Другим моим собеседником стал член-корреспондент Российской академии наук Руслан Хасбулатов. Профессор Хасбулатов печально заметил, что он все это – эскалацию терроризма - давно предсказывал.

Руслан Хасбулатов: Погибли люди, и, естественно, что следует выразить чувство соболезнования и близким, и тем, кто пострадал, ранен. Но сама-то трагедия – это следствие той безжалостной войны на истребление, которая велась и которая еще не закончилась. Вследствие того оккупационного режима, вследствие того, что пытаются сейчас насадить новый какой-то, совершенно непонятный репрессивный режим. Вчера только Путин инструктировал, назначал выборы. Естественно, что это вызывает раздражение у огромного большинства населения.

Михаил Соколов: Вы увязываете все-таки то, что происходит очередная эскалация таких террористических актов, с тем, что были назначены вчера выборы президента на 5-е октября.

Руслан Хасбулатов: Я думаю, что дальше следует ожидать повышения интенсивности, к сожалению, такого рода событий в Чечне и, вероятно, вне Чечни, потому что ускоренно насаждается откровенно коллаборационистский марионеточный режим, который никак не может отражать настроения и интересы людей, интересы Республики.

Михаил Соколов: Руслан Имранович, может ли быть альтернатива тому возможному силовому ответу, который потенциально может применить сейчас Москва?

Руслан Хасбулатов: С тех пор, как началась война, мы только и говорим об альтернативе. Ведь говорили же, и многие, в том числе и я, сотни выступлений, книги, статьи, телевизионные обращения, письма... Многие умные люди говорили: давайте не доводить до таких форм борьбы, когда видите скопление людей в Москве и начинаются уже самоубийцы... Говорили, как же! И дело здесь не в каких-то персоналиях, а совершенно ясно, что Чечня – это совершенно другой уровень отношений должна иметь с Россией. Отчуждение слишком велико. Надо, чтобы присутствовали международные организации. Надо все это оформить в особом статусе. Чечня не может быть субъектом России, не может быть в составе России, как Рязанская область или соседняя какая-то республика. Поэтому ясно, что надо на основе Лихтенштейнского плана определить субъект России.

Михаил Соколов: А первый шаг? Что можно было бы сделать на фоне этой трагедии?

Руслан Хасбулатов: Надо было бы Путину сказать, что все эти выборы и попытки наши стабилизировать этим путем не дают успеха. Нужен другой подход. Давайте рассмотрим то, что все-таки здесь крутится и в российских элитарных кругах, принято чеченцами, и международная общественность, политическая и дипломатическая, поддерживает. Это идеи Лихтенштейнского плана.

Михаил Соколов: Сейчас российские власти уповают на схему псевдополитического урегулирования чеченской проблемы. Референдум, выборы, создание местной власти и чеченизация войны. Они забывают, что борьба с терроризмом – это не только оперативные мероприятия, не только действия спецслужб, не только попытки решить социально-экономические проблемы с помощью накачки мятежной территории деньгами. Не только создание достаточно эффективной подконтрольной федеральному центру марионеточной власти. Все-таки необходимо втягивание в переговоры реальных идейных и политических лидеров сепаратизма, которым по силам убедить население, особенно тех, кто пострадал от войны, не мстить одному народу, не мстить террором российским гражданам. России, как и Израилю, нужна "дорожная карта". Карта дороги к миру.

Андрей Шарый: Сейчас Михаил в московской студии нашего Радио. Рискнете ли вы спрогнозировать какие-то ближайшие шаги Кремля? Рискнет Владимир Путин менять свою политику в Чечне? Или его мнение останется непоколебимым?

Михаил Соколов: На данном этапе Владимир Путин вряд ли будет менять свою линию. Тем более, что в данный момент ответственность за безопасность и за те операции, которые проводятся в Чечне, была передана от служб Федеральной системы безопасности к Министерству внутренних дел. Приходят новые люди, и им, по крайней мере, необходимо какое-то время, чтобы взять бразды правления в свои руки, то есть ответственность будет лежать на Борисе Грызлове. Возможно, через какое-то время господин Грызлов, особенно в предвыборной ситуации, захочет как-то провести те же выборы, которые вряд ли будут отменены – президентские выборы, о которых будет объявлено в Чечне. Это 5-е октября. Возможно, он захочет их провести в какой-то более удобной для себя обстановке. Тем более, что за этими выборами последуют и парламентские выборы. А партия "Единая Россия", которую фактически возглавляет господин Грызлов, может оказаться уязвимой в ситуации какой-то эскалации насилия, террактов и так далее. Поэтому я подозреваю, что какие-то перемены возможны не из-за каких-то ужасных террористических актов, которые происходят, а несколько позже - по тем схемам, которые отрабатываются технологами и теми людьми, которые пытаются действовать по схеме, о которой я уже говорил. Я думаю, это может произойти где-то в конце сентября. Могут попытаться сымитировать какой-то диалог с некой отколовшейся частью сепаратистов. Но вряд ли более этого.

Андрей Шарый: Министр Грызлов стал самым заметным политическим персонажем последних недель, если не считать конечно, Владимира Путина. Это и операция МВД по борьбе с "оборотнями в погонах". Ему передается управление ситуацией в Чечне. Сейчас он тоже, правда, по скорбному трагическому стечению обстоятельств - на экранах телевизоров рассказывает о борьбе с терроризмом. Из этого можно сделать какие-то политические выводы? Или речь идет просто о совпадениях?

Михаил Соколов: Думаю, это вряд ли совпадения. Действительно, ставка сделана на этого человека, как на лидера партии власти – этой всей структуры, которая строится к выборам "Единой России", и как на фигуру, которая должна продемонстрировать населению изменение ситуации в правоохранительной сфере. Я бы обратил внимание на одно высказывание весьма информированного человека - Дмитрия Рогозина, депутата Государственной Думы, председателя международного комитета, который как-то проговорился, что не надо думать, что Борис Грызлов - человек мягкий, интеллигентный, на самом деле у него спецназовское прошлое, и стреляет он в десятку, десять раз попадая точно в цель. Я думаю, что такой человек выбран не случайно. И те люди спецслужб, которые занимают сейчас ключевые посты в администрации Владимира Путина, они выбрали Бориса Грызлова как человека с богатым жизненным опытом, о котором мы не вполне сейчас догадываемся.

Андрей Шарый: Александр Гостев в Москве следит за развитием событий.

Александр Гостев: По последним данным, в результате взрывов на Тушинском аэродроме погибли 15 и ранены 34 человека. Об этом заявил заместитель министра внутренних дел России Рашид Нургалиев. Он добавил, что на Тушинском аэродроме произошло все-таки два взрыва, а не три, как сообщалось раньше. Мощность каждого оценивается в 500-600 граммов в тротиловом эквиваленте. Рок-фестиваль "Крылья", на котором все это произошло, сейчас продолжается. Об этом заявил министр правительства Москвы по информационной политике Александр Музыкантский.

Андрей Шарый: Из Москвы наш корреспондент Мумин Шакиров. Он у 67-ой городской больницы.

Мумин Шакиров: 67 больница находится на окраине Москвы. Наверно, она выбрана, потому что здесь Тушинский аэродром находится в 5-ти, максимум 7-ми километрах. Она – наиболее близкая точка. Сюда продолжают прибывать родители – папы и мамы тех детей, которые поехали сегодня на фестиваль "Крылья". Очень скудная информация, ею врачи неохотно делятся. По местному телефону мне удалось дозвониться до заместителя главврача 67-ой больницы - Анатолия Рогознова. Он сообщил, что в этой больнице находятся 14 человек. Половина из них – в операционной. А половина – в реанимации. Сама больница очень большая и может принимать до 1800 человек. Родители очень переживают, пытаются дозвониться до своих детей, до врачей, но не всем это удается. На моих глазах дозвонился студент МАИ Дмитрий Старыгин. Ему 24 года. Его друг Никулинцев Дима, 22-х лет, получил осколочное ранение и находится на операционном столе. По словам врачей, его состояние улучшилось.

Андрей Шарый: Надеемся, что все, кто попал в больницу в этот трагический день, выздоровеют. Все у них будет нормально.

XS
SM
MD
LG