Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли предотвратить теракты?


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвует ректор Московского нового юридического института Александр Яковлев.

Андрей Шароградский: В прямом эфире Радио Свобода Александр Яковлев, ректор Московского нового юридического института, доктор юридических наук, профессор, автор более 15 книг по вопросам уголовного права, конституционного права, криминологии, социологии, права и преступности. Господин Яковлев, первый вопрос такой: как вы оцениваете действия силовых структур после нынешнего теракта?

Александр Яковлев: Оценивая действия силовых структур, я всегда предпочитаю напомнить некую метафору: она заключается в том, что силовые структуры по отношению к преступности можно сравнивать с набережной или плотиной, которая предохраняет население от наводнения. Чем выше эти преграды, тем безопаснее. Но спрашивать с правоохранительных структур за рост преступности - это адресовано не в должном направлении. Поэтому если мы хотим оценить деятельность правоохранительных органов, то можно сказать, что всякий акт террора есть промах в их работе, хотя сами мы можем легко представить себе, что характер предупреждения террора, то есть тайной подпольной деятельности, направленной не на определенную цель, а на безграничное количество объектов и целей, это вещь совершенно не простая.

Самыми эффективными средствами, как известно, являются те методы предупреждения и борьбы, которые относятся к числу оперативно-розыскных действий, то есть проникновение в соответствующие преступные организации и попытка парализовать их деятельность изнутри, это первое. А кроме этого - что могут оперативные службы? Ну, кроме наружной патрульной службы или охраны, проверки документов в подозрительных ситуациях, они сделать ничего не могут. И никакая самая совершенная охранная система не в состоянии предотвратить теракт, именно в силу его ужасной особенности: он может поразить любого человека, не имеющего никакого отношения к той политике, которую преследуют террористы, ни какого бы то ни было рационального объяснения. Это удары вслепую, то есть, не вслепую, а в неопределенные цели, которые защитить одни правоохранительные органы никак не могут.

Речь идет о глобальном явлении, отражающем прежде всего эту ужасную сторону процесса глобализации, и террор - тоже проявление этого самого процесса. Финансирование через границы террористических организаций, мобилизация боевиков и тех, кто планирует эти акции независимо от государственных границ... Старая и добротная концепция государственного суверенитета отступает под этим мировым процессом, и глобальный террор есть, к сожалению, та тень, которая неизбежно сопровождает всякое новое социальное развитие.

Андрей Шароградский: Господин Яковлев, сегодня спикер Государственной Думы Борис Грызлов уже выступил с предложением ужесточить законы по борьбе с терроризмом и поручил депутатам подготовить соответствующие предложения. Исходя из того, что вы только что говорили, как вы считаете, насколько эффективным может быть подобное ужесточение законов по борьбе с терроризмом и принятие полицейских мер?

Александр Яковлев: Когда говорят о том, что надо восстановить смертную казнь, я прежде всего думаю о том, что многие теракты совершаются шахидами, то есть людьми, которые уже отдали свою жизни. Поэтому реальный эффект от такого рода мер, на мой взгляд, очень сомнителен. Другое дело - что такого рода меры могут представлять собой некоторый ответ на общественную потребность: "Ах, вот им гадам воздать". Но утилитарный, эффективный результат таких мер будет ничтожен. Если имеется в виду усиление оперативно-розыскной деятельности, усиление мер безопасности, о которых я говорил, которые заключаются в том, чтобы парализовать деятельность террористической организации изнутри – такого рода деятельность можно только приветствовать.

Андрей Шароградский: Вы можете назвать какие-то конкретные меры, которые вы бы приняли в сложившейся ситуации?

Александр Яковлев: Прежде всего, я бы с участием наиболее влиятельных международных организаций составил бы карту и план контроля, урегулирования и отслеживания финансовых потоков, которые оплодотворяют и оживляют терроризм. За каждым терактом стоят деньги, и большие. Поэтому прежде всего, очевидно, наибольший результат могло бы дать международное сотрудничество по отслеживанию финансовых каналов финансирования террористических организаций, это первое. Второе – такого же рода международная кооперация по выявлению тех центров, которые под прикрытием легальной деятельности, иногда религиозной, иногда научной, иногда национальной, на самом деле представляют собой скрытые пункты вербовки и обучения террору. Вот финансы, организационные структуры, сами преступные организации, карта их деятельности, их структура, и, наконец, подготовка боевиков - вот три уровня, предваряющие акт террора, сотрудничество по которым с помощью международных соглашений было бы, по-моему, наиболее успешным.

Андрей Шароградский: И последний короткий вопрос: как вы оцениваете шансы на то, что организаторы сегодняшнего теракта будут найдены и привлечены к ответственности?

Александр Яковлев: Говорят, вот уже составлены портреты. Меня это, честно скажу вам, мало волнует. Будет ли одним боевиком больше в этой, к сожалению, многочисленной армии террористов-смертников, кстати говоря, или меньше... Конечно, будет очень обидно, если даже никого и не поймают. Но если поймают двух-трех исполнителей, меня это, честно говоря, не успокоит, потому что в неприкосновенности останутся те, кто финансировал, вооружил, инструктировал, направил. Такого рода деятельность была бы гораздо более, на мой взгляд, перспективна. Хотя, конечно, надо бы поймать хотя бы исполнителей.

XS
SM
MD
LG