Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каким будет внешнеполитический курс США после выборов?


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ян Рунов.

Кирилл Кобрин: Главная международная тема этого часа нашей программы и главная международная тема сегодняшнего дня - президентские выборы в США. Каким будет внешнеполитический курс США в случае победы Буша или в случае победы Керри? Есть ли принципиальная разница в решении проблем Ирака у того и у другого? Как отразится результат нынешних выборов на американо-российских отношениях? Об этом с американскими экспертами беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.

Ян Рунов: В нынешних выборах президента США, как никогда раньше, главную роль играют вопросы внешней политики. В отличие от времён Вьетнамской войны, война с терроризмом связана с безопасностью американцев внутри собственного государства. И, как никогда, внимательно следят в других странах за выборами в США. Далеко не все хотят увидеть в Белом Доме Джона Керри: политические наблюдатели замечают, что отчасти Китай, Индия и Россия предпочли бы иметь дело с администрацией Буша.

Известный политолог и историк России Роберт Конквест, автор двух десятков книг, включая знаменитое исследование «Большой Террор», считает, что разница в подходе к России у Буша и у Керри будет заметнее всего в вопросе о Чечне.

Роберт Конквест: В чеченской проблеме непонятно, как американцы под руководством то ли Керри, то ли Буша смогут повлиять на правительство Путина. Сейчас мы не можем ничего добиться даже экономическим давлением, поскольку наши инвестиции в России не являются решающими. К тому же американские инвестиции там - не государственные, а частные. Я думаю, что Керри, в случае победы, вернётся к проблеме нарушений прав человека в Чечне, но, надеюсь, президент Путин не пойдёт из-за этого на резкое охлаждение американо-российских отношений. В том, что касается Ирака, думаю, Россия останется в связке с Францией и Германией.

Ян Рунов: В целом, старейший американский политолог и историк Роберт Конквест, который, несмотря на свои 87 лет, продолжает работать в Гуверовском институте при Стэнфордском университете и готовит к изданию свою новую книгу, не ожидает значительных перемен во внешней политике с приходом к власти Джона Керри или если у власти останется Джордж Буш.

У вице-президента Американского совета по внешней политике Илана Бермана несколько иное мнение.

Илан Берман: Я думаю, мы увидим довольно значительные изменения в американской внешней политике, даже если администрация Буша останется на второй срок. В ней, несомненно, произойдут перестановки, в руководстве внешней политикой появятся новые люди. Перемены во внешнеполитическом курсе коснутся прежде всего ближневосточного региона и части Центральной Азии. В то же время в течение второго срока пребывания Буша в Белом Доме отношения США с Россией и со странами бывшего Советского Союза, особенно на Кавказе и в Центральной Азии, вероятно, не слишком изменятся.

Причин несколько. Мы теперь активно присутствуем в Киргизстане и Узбекистане. У нас двусторонние военные договорённости с Таджикистаном, Азербайджаном и Грузией. Это показывает, что мы перестали делить Ближний Восток и Центральную Азию на два разных района. Теперь в наших глазах это стратегически единый Ближний Восток. Государства Кавказа и Центральной Азии очень важны для наших операций в Афганистане и в Ираке. Поэтому наше присутствие на Кавказе и в Центральной Азии останется, а в результате, останутся и трения между Вашингтоном и Москвой из-за нашего присутствия в постсоветском пространстве. Одновременно при администрации Буша мы станем свидетелями и развития американо-российского сотрудничества в войне против терроризма по мере роста беспокойства и россиян, и американцев из-за положения в Чечне, в Дагестане и так далее.

Ян Рунов: Так будет при президенте Буше, независимо от того, кто во время второго срока возглавит Госдепартамент, и кто будут главные советники президента по внешней политике?

Илан Берман: Я полагаю, изменится тон, но не суть внешней политики. Суть изменится, если смена произойдёт у нас на самом верху, то есть смена президента. Потому что сенатор Керри продемонстрировал совершенно иной подход к России. Он показал, что его гораздо меньше интересует сотрудничество с Россией в борьбе против терроризма, против распространения оружия, а больше - двусторонние соглашения по сокращению угрозы использования оружия массового поражения и торгово-экономическое сотрудничество. Это уже совершенно иной сценарий отношений. К тому же при Керри более важными станут проблемы прав человека и торговые споры, тогда как при Буше эти проблемы отошли на второй план ради сотрудничества в войне с терроризмом. Буш был очень осторожен в критике Кремля из-за Чечни, из-за попыток влиять на выборы на Украине. В то же время республиканская администрация прекрасно понимает значение Украины для эволюции Восточной Европы, и важность вовлечения Украины в сферу европейских интересов. Это понимает и Демократическая партия. Здесь есть сходство между Бушем и Керри. Но с приходом Керри американо-российское стратегическое сотрудничество, связанное с войной против терроризма, потеряет свою первостепенность, слышнее станет риторика Вашингтона по вопросам прав человека и заметнее политическое вмешательство.

Ян Рунов: Какими вам видятся личные отношения между Керри и Путиным?

Илан Берман: Фактически сам президент Путин заранее сделал выбор, заявив, что в интересах России и всего мира, если президент Буш остался в Белом Доме. Думаю, это отражает не только тёплые личные отношения между обоими лидерами, но и то, что стратегические интересы Америки в войне против терроризма Буш связывает с Россией и с Путиным гораздо больше, чем Керри.

Ян Рунов: Некоторые американские политологи считают, что на деле в главных внешнеполитических вопросах разница между администрацией Керри и администрацией Буша будет невелика, поскольку в последние два года президент Буш стал отходить от демонстративно одностороннего решения проблем. В Белом Доме явно наметился более умеренный внешнеполитический курс.

В свою очередь Джон Керри тоже стал менять ультралиберальную риторику на более центристскую. Его собственный инстинкт политика-профессионала и понимание, что работать придётся с республиканским большинством в Конгрессе, толкают Керри всё ближе к центру. Так что пропасть между обоими политиками в последнее время становилась всё уже.

Но есть политологи, которые считают, что разница между Керри и Бушем останется значительной. Так, например, Керри, в отличие от Буша, попытается вступить в прямые переговоры с Северной Кореей - это то, что Вашингтону советуют сделать Токио и Сеул. Керри постарается возобновить особые отношения с Западной Европой, активизирует палестино-израильский мирный процесс, начнёт искать новые пути в отношениях с Ираном. А по поводу Буша эта группа политических наблюдателей считает, что во время второго строка он не станет более прагматичным. Наоборот, победа Буша будет воспринята администрацией как одобрение народом жёсткого внешнеполитического курса республиканской администрации на радикальную трансформацию ближневосточных режимов. Однако эта точка зрения может показаться несколько упрощённой и радикальной.

XS
SM
MD
LG