Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент США Джордж Буш и сенатор Джон Керри открыли серию теледебатов


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов и Кирилл Кобрин.

Андрей Шароградский: Президент США Джордж Буш и сенатор Джон Керри открыли серию теледебатов - дискуссией о внешней политике и национальной безопасности. Прямой репортаж из города Корал-Гэйблс в штате Флорида вели все крупнейшие телекомпании. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Регламент теледебатов был определен в ходе особых переговоров. Подписанное в итоге соглашение на 32 страницах оговаривает мельчайшие детали. О наиболее важных условиях – эксперт Института Брукинса Томас Манн.

Томас Манн: Никаких прямых вопросов одного кандидата другому, никакой реакции публики. Камеры должны показывать говорящего кандидата, а не зал и не его соперника. Эти запреты пытались ввести в прошлый раз, но не сумели. Сейчас члены комиссии имеют четкие инструкции, как действовать.

Владимир Абаринов: Камеры действительно не показывали публику в зале, но от показа реакции участников на слова оппонента не удержались. Какие новшества появились на этих дебатах по сравнению с кампаниями прошлых лет?

Томас Манн: Появилось нововведение, имеющее целью обеспечить соблюдение кандидатами лимита времени. Световой сигнал, показывающий, что время истекло, виден теперь не только кандидату, но и аудитории – как в зале, так и телевизионной. Если кандидат не реагирует на лампочку, его должен остановить ведущий; если это не удалось ведущему, комиссия должна вмешаться и отключить микрофон.

Владимир Абаринов: Комиссии вмешиваться не пришлось – оба кандидата укладывались в отведенное время и вообще вели себя в высшей степени корректно по отношению друг к другу. Они не допустили никаких лишних выпадов и вели разговор исключительно по существу заданных вопросов.

Темой первых дебатов была внешняя политика – это тоже результат переговоров. По мнению Томаса Манна, такая очередность тем вполне отвечает интересам кандидата демократов.

Томас Манн: Джон Керри сделал в своей кампании ставку на превращение выборов в референдум по вопросу о президентской политике в Ираке. Это его козырь, его главное средство достижения победы. Ничего лучшего ему и желать не приходится – 50-55 миллионов избирателей, наблюдающих за дискуссией об Ираке и о том, в какой мере иракский вопрос связан с проблемой терроризма. Ему нужно сейчас именно это, так что я думаю, что он вполне доволен.

Владимир Абаринов: Излагая свои взгляды на проблему урегулирования в Ираке, кандидаты не вышли за рамки своих предыдущих выступлений. Президент утверждал, что война была трудным, но неизбежным выбором.

Джордж Буш: Конечно, Ирак – это центр войны с террором. Поэтому Заркави и его люди пытаются воевать с нами. Они надеются, что мы дрогнем и уйдем. Настоящим бедствием будет, если мы потерпим неудачу в Ираке. Но мы не потерпим. Мы победим. У нас есть план, как это сделать. А главная причина, почему мы победим – потому что иракцы хотят быть свободными.

Владимир Абаринов: Джон Керри говорил, что решение начать войну с Ираком было неверным и преждевременным.

Джон Керри: Президент только что сказал, что Ирак – центр войны с террором. Ирак даже близко не был к центру войны с террором, пока президент туда не вторгся. Президент решил вывести войска из Афганистана, даже не дожидаясь, пока Конгресс одобрит этот шаг, и направил их в Ирак. И мы начали войну с Ираком, не имея плана, как выиграть мир.

Владимир Абаринов: В конце дискуссии прозвучал вопрос о последних событиях в России. Ведущий спросил президента, считает ли он, что сворачивая демократию под предлогом борьбы с терроризмом, Владимир Путин поступает правильно?

Джордж Буш: Нет, я не думаю, что это правильно, и я сказал об этом публично. Я думаю, что демократии нужны сдержки и противовесы, и дал ясно понять, что, консолидируя власть в центральном правительстве, он посылает сигнал Западу о том, что он, возможно, не верит в систему сдержек и противовесов. Я сказал ему об этом.

Россия – страна в переходном состоянии. Владимир вынужден принимать трудные решения, и думаю, американскому президенту, как и другим западным лидерам, важно напоминать ему о преимуществах демократии, о том, что демократия наилучшим образом помогает людям реализовать их мечты и надежды. И я буду работать с ним следующие четыре года.

Владимир Абаринов: Сенатор Керри оказался более строгим критиком России.

Джон Керри: Я сожалею о том, что произошло в последние месяцы. Я полагаю, это выходит за рамки борьбы с терроризмом. Г-н Путин сейчас контролирует все телевидение. Его политическая оппозиция в тюрьме. Я думаю, Соединенным Штатам важно иметь хорошие рабочие отношения с Россией. Эта страна имеет большое значение, и мы хотим партнерства с ней, но мы всегда должны отстаивать демократию.

Владимир Абаринов: Первые опросы показали, что дебаты с небольшим преимуществом выиграл Джон Керри.

Андрей Шароградский: О том, как оценили результаты первого раунда теледебатов в Соединенных Штатах и Европе - мой коллега Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Известно, что теледебаты играют очень важную роль в предвыборной кампании - достаточно вспомнить убедительную победу республиканца Рональда Рейгана над действующим президентом Джимми Картером в 1980 году, которая во многом стала возможна благодаря эффектной телевизионной победе Рейгана над его соперником.

Американцы и сейчас считают, что от личной встречи кандидатов в президенты зависит многое. Опрос, проведенный в понедельник службой Гэллапа по заказу телекомпании СиЭнЭн, показал, что около 18 процентов избирателей считают - исход теледебатов может повлиять на их решение.

После первых дебатов Буша и Керри целый ряд средств массовой информации и социологических служб провели исследования, значение которых, впрочем, не стоит преувеличивать. Те же служба Гэллапа и СиЭнЭн опросили 615 избирателей, которые следили за теледискуссией кандидатов в президенты. Большинство опрошенных считает, что Керри выглядел лучше своего противника, и чуть более половины заявили, что теперь они относятся лучше к демократическому кандидату, нежели к действующему президенту. В то же время, большинство респондентов по-прежнему считают Буша сильным лидером, который достоин доверия. В целом, 53 процента опрошенных убеждены, что Керри одержал в дебатах победу, 37 процентов - Буш.

Еще раз напомню, так как опрос проводился лишь среди тех, кто смотрели теледебаты, он не может отражать изменений настроения всех избирателей. Результаты исследования, проведенного другой американской телекомпанией ЭнБиСи, показали еще более убедительное преобладание Керри. По этим данным, в пользу демократического кандидата высказалось 70 процент телезрителей, за действующего президента - 30. Еще больший отрыв у Керри среди читателей газеты «Лос-Анжелес Таймс» - за него 86 с лишним процентов против 10 за Буша.

Любопытные комментарии к теледебатам в США появились в Европе, где, как считается, более популярен Керри. Левая британская газета «Гардиан» считает, что демократический кандидат перехватил инициативу в ходе президентской кампании. Обозреватель британской газеты Джулиан Боргер отмечает, что в нескольких случаях Джордж Буш не знал, что ответить своему сопернику. Он также обращает внимание читателей на одно очень важное для дальнейшей предвыборной борьбы обстоятельство - во время дебатов Буш выглядел нервным и не очень уверенным. Это, считает Боргер, наверняка используют организаторы предвыборной кампании Керри. По данным британского журналиста, даже некоторые политтехнологи и эксперты, работающие на Буша, признают, что их кандидат выступил не очень успешно.

XS
SM
MD
LG