Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Джордж Сорос так не любит Джорджа Буша?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют побывавший на выступлении Джорджа Сороса корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов и вице-президент Лексингтонского института Дэниэл Гуре - с ним беседовал Юрий Жигалкин.

Андрей Шарый: Сенатор Джон Керри выиграл "праймериз" еще в трех американских штатах. Первичные выборы кандидата на пост президента США от Демократической партии проводились на сей раз на Гавайях, в Юте и Айдахо. 2 марта состоятся выборы еще в 10 штатах, включая такие важные, как Нью-Йорк и Калифорния. Популярность сенатора Керри растет. О поддержке его кандидатуры заявил известный американский финансист и филантроп Джордж Сорос, который считает, что нельзя допустить переизбрания Джорджа Буша на второй срок. В Нью-Йоркском Совете по международным отношениям Сорос представил свою новую книгу под названием "Мыльный пузырь американского превосходства". На выступлении Джорджа Сороса побывал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.

Ян Рунов: Представил Сороса и вел с ним разговор телевизионный ведущий, у которого своя программа на общественном телеканале, Чарли Роуз:

Чарли Роуз: Джордж Сорос известен, думаю, всей аудитории. Он прошел в жизни через многое: выжил при нацистской оккупации Венгрии...

Ян Рунов: Выжил там при коммунизме, затем выжил и при капитализме, причем выжил неплохо, сделав миллиарды долларов на валютных рынках, щедро раздавал деньги на благотворительность, а теперь готов отдать чуть не все свое состояние, только бы помешать президенту США Джорджу Бушу остаться в Белом Доме еще на 4 года. Причины этого он изложил в своей восьмой по счету книге "Мыльный пузырь американского превосходства: коррекция злоупотребления американской мощью". Эту книгу автор сейчас широко пропагандирует, чуть не каждый день выступая с лекциями в переполненных университетских залах и на политических форумах, вроде нынешнего в Нью-Йоркском совете по международным отношениям. Сорос утверждает, что республиканская администрация Буша строит свою внешнюю политику на военной мощи, а не на принципах международного права. "После того, что я последние 15 лет своей жизни посвятил борьбе за открытость общества в разных странах, - сказал Сорос, - пришло время сконцентрироваться на Соединенных Штатах, потому что президент Буш ведет страну в очень опасном направлении".

Доктрина Буша, как ее называет Сорос, основывается на двух факторах: на безоговорочной поддержке армии внутри страны и на праве вмешательства за рубежом. Такая доктрина, считает Сорос, не соответствует ценностям открытого общества и не может быть принята остальным миром. Сорос признал, что он использует и свой опыт в международных делах, и свой капитал, чтобы предотвратить переизбрание Буша на второй срок. Он уже передал оппозиционным организациям 12,5 миллионов долларов и готов дать гораздо больше. Говоря о демократических кандидатах на пост президента он поддержал массачуссетского сенатора Джона Керри, который, по мнению Сороса, может победить Буша:

Джордж Сорос: Я в восторге, что Керри - кандидат в президенты. Он объединяет Демократическую партию. Как герой войны, он выглядит сильнее Буша, который хочет быть президентом войны, хотя лично избежал участия в войне. Я считаю, что если на президентских выборах победят демократы, то народ выразит этим недоверие администрации Буша по вопросу войны в Ираке.

Ян Рунов: Сорос считает, что...

Джордж Сорос: Только ООН может управлять процессом избрания иракского правительства. Коалиционные силы во главе с США рассматриваются в Ираке как оккупационные и потому любое правительство, созданное с помощью этих сил, будет нелегитимным. Сейчас администрация Буша избрала верный путь, предоставляя большую роль ООН.

Ян Рунов: Сорос высказал мнение, что многие требования иракских шиитов справедливы, и что если шииты будут играть важную роль в управлении страной и в развитии демократии в Ираке, это приведет к демократизации соседнего Ирана.

Джордж Сорос, по его словам, посвятил жизнь демократизации и открытости общества в странах с тоталитарным режимом. Но для него неприемлем метод насильственного, силой оружия, внедрения демократии. На это Чарли Роуз возразил:

Чарли Роуз: В мировой истории немало примеров, когда народ либо собственными силами свергает режим, чтобы установить демократию, либо принимает помощь извне...

Джордж Сорос: Да, есть пример, когда во Второй мировой войне Германия и Япония были побеждены и стали демократическими странами. Но эти страны затеяли войну, проиграли ее, и мы очень успешно помогли им в создании демократического общества. Этот часто приводимый пример не имеет аналогий с Ираком. Не мы начали войну, чтобы ввести демократическое правление в Германии или Японии. Ирак - совершенно иная страна, если учесть ее сложный этнический состав. Это понимал президент Буш-старший, и потому он не вошел в Багдад.

Ян Рунов: Далее Джордж Сорос дал понять, что он не пацифист, не против войны вообще. Он был за иностранное военное вмешательство в Боснии и в Косово, а введение войск в Афганистан считал естественной реакцией на террористические акты 11 сентября.

Джордж Сорос: Когда вы объявляете войну терроризму, вы должны знать, где террористы находятся, и наносить удар по конкретным целям. Бин Ладен жил в Афганистане. И поэтому удар по Афганистану был оправдан. Но оправдывать вторжение в Ирак борьбой с терроризмом было неправильно. А так как США обладают колоссальной мощью, то такой прецедент, на мой взгляд, очень опасен и для всего мира, и для нас самих. Почему для нас самих? Потому что война делает невозможной критику правительства, ибо критика рассматривается как антипатриотические проявления. Принцип "кто не с нами, тот против нас" - вот что меня беспокоит. Если бы после 11 сентября критика правительства оставалась такой же открытой, как до этого, то вряд ли бы мы вошли в Ирак.

Ян Рунов: Сорос обвиняет в этом не только республиканское правительство, но и Демократическую партию, которая резко разделилась на сторонников и противников войны. Он считает терроризм преступлением против человечества. И наказывать, полагает он, надо конкретных преступников.

Джордж Сорос: Надо знать, где твой враг, и прицельно поражать его. Но так как террористы невидимы, то действия регулярных войск против них неизбежно сделают жертвой невинное гражданское население. Да, мы должны принимать меры безопасности, но победить терроризм нельзя без симпатий и поддержки местного населения, среди которого скрываются террористы. А это нам пока не удалось.

Ян Рунов: Касаясь своей критической позиции, он признал, что если бы жил в Европе, то критиковал бы Европу. Тем не менее, он считает, что вырабатываемая сейчас европейская стратегия ближе к идеалам демократии, чем доктрина администрации Буша. На вопрос о европейских делах, Сорос заметил, что интересы Европы, стремящейся к расширению и НАТО, и Европейского союза, сталкиваются с интересами России. Это касается...

Джордж Сорос: Влияния на страны "ближнего зарубежья", такие как Украина, Молдова, и так далее. Но если Россия может предложить этим странам быть членами сообщества независимых государств, в надежде когда-нибудь восстановить Российскую империю, Европейский союз должен предложить какие-то другие, более привлекательные возможности, которые притянут эти страны к Европе.

Ян Рунов: Вопрос из зала: "Как вы расцениваете такие положительные результаты войны в Ираке, как согласие Ливии отказаться от ядерных вооружений и пригласить инспекторов ООН?"

Джордж Сорос: Я думаю, что Каддафи уже давно пытался выйти из изоляции. Он выплатил компенсацию семьям жертв "Локерби". Сыграло важную роль и влияние его сына. США и Великобритания вовремя проявили нужную гибкость. Поведение Каддафи изменилось. Хотя, конечно, Ливии далеко до демократии. Каддафи остается угрозой для многих государств Африки. В войнах в Сьерра-Леоне и в Береге Слоновой Кости он сыграл определенную роль. Сейчас произошли перемены в его характере, но под влиянием ли войны в Ираке – это вопрос.

Ян Рунов: Вопрос из зала: "Может ли продолжающееся падение американского доллара нанести ущерб американской мощи?"

Джордж Сорос: Я думаю, что снижение стоимости доллара имеет краткосрочный положительный эффект для американской экономики, и поэтому падение поощряется нынешней администрацией. Но это опасная игра, так как выпустив джинна из бутылки, загнать его обратно очень трудно. Нынешняя ситуация показывает, что наша финансовая система функционирует неправильно. Практически вся Азия, прямо или косвенно, привязана к доллару. И когда доллар находится в долгом свободном падении, система становится похожей на организм с одним работающим легким. Мы сейчас на пути к некоему валютному кризису.

Ян Рунов: Вопрос из зала: "А вы не собираетесь сыграть на понижении?"

Джордж Сорос: Я бы предпочел не отвечать.

Ян Рунов: На вопрос о Северной Корее Сорос ответил, что верит в трансформацию режима, в то, что изменения произойдут изнутри, без внешнего вмешательства. Но не сказал, когда, по его мнению, это может произойти. В то же время, он считает, что, так как диктаторы редко когда отдают власть добровольно, и определенного рода революционные действия могут иметь место. И напомнил, что в Южной Корее тоже была диктатура, но там сначала демократия пришла в экономику, а уже открытая экономика привела к открытому обществу. Тот же процесс, но в очень замедленном темпе, происходит в Китае. По мнению Сороса, Китай больше кого бы то ни было выиграл от глобализации экономики. Теперь Китай переживает самый динамичный период своего развития. Во главе государства, считает Сорос, стоят реформаторы, которые осторожно проводят не только экономические, но и политические реформы. Они умело используют то, что Вашингтон сейчас нуждается в поддержке Пекина в поисках решения проблемы Северной Кореи.

Пакистан Сорос назвал потенциально опаснейшим противником США, если президент Мушарраф тем или иным способом будет устранен, и к власти придут исламские фундаменталисты.

Джордж Сорос: Зависимость от одного человека - Мушаррафа - лишает нас выбора. Америка вынуждена позволить ему простить ученого-атомщика, признавшего факт самовольной продажи ядерных материалов ряду стран.

Ян Рунов: После того, как беседа окончилась, я спросил у ведущего - Чарли Роуза - видит ли он некоторое сходство между Соросом и Ходорковским? Чарли Роуз вне микрофона ответил: "Да, между обоими есть определенная параллель: оба - удачливые бизнесмены, невероятно быстро сделавшие огромные деньги на более или менее сомнительных операциях; оба стали использовать свой капитал для поддержки политической оппозиции. Но при всем несовершенстве нашего общества господин Сорос вряд ли поменялся бы местами с господином Ходорковским".

Андрей Шарый: Как можно оценить обвинения, которые Джордж Сорос предъявляет президенту Бушу, например, те, что касаются внешней политики США, надо сказать, обвинения весьма распространенные среди критиков администрации Буша, как внутри США, так и за пределами страны. Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседовал на эту тему с вице-президентом Лексингтонского института, бывшим высокопоставленным сотрудником Пентагона Дэниэлом Гуре:

Юрий Жигалкин: Господин Гуре, Джордж Сорос выражает довольно распространенное в мире мнение о том, что внешняя политика администрации Джорджа Буша индивидуалистична, о том, что США пренебрегают международным правом и зачастую берут на себя право решать судьбу отдельных стран. Как вы относитесь к такой точке зрения?

Дэниэл Гуре: Прежде всего, эти обвинения односторонни. Джордж Сорос почему-то забывает упомянуть, что администрация Буша сделала для укрепления демократии в мире, в том числе в Восточной Европе, на пространстве бывшего СССР, на Балканах. Сорос почему-то упускает и тот неоспоримый факт, что США с их огромными финансовыми и военными возможностями являются гарантом стабильности в разных концах мира, например, на Ближнем Востоке, в Азии, что возлагает на администрацию дополнительное бремя тяжелых решений. Сорос предпочитает забыть и о другой, не военной помощи, оказываемой США. Пример - недавнее предложение Белого Дома выделить 15 миллиардов долларов на борьбу со СПИДом в Африке. Так что, на мой взгляд, интерпретация американской внешней политики в устах Джорджа Сороса выглядит не только односторонней, но и я бы сказал, предвзятой.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, среди упреков Джорджа Сороса есть один чрезвычайно популярный в Европе и России - тот факт, что Белый Дом действует односторонне, не считаясь с мнением других, попирая международное право.

Дэниэл Гуре: Не секрет, что многие страны строят свою внешнюю политику на основании собственных взглядов о том, как наш мир должен выглядеть. Простой пример: когда Вашингтон решил остановить преступления режима Милошевича в Косово, подавляющее большинство стран поддержало мнение США, Россия громко протестовала в союзе с одиозными режимами. Очень удобно и легко, как это делает Сорос, слыть высоко-моральным человеком, заявляя, что он выражает точку зрения международного общественного мнения. Но это мнение, как правило, сильно разделено, когда дело доходит до разрешения серьезных международных кризисов. В таких ситуациях лидер США несет бремя принятия трудных решений. Кстати, к сведению господина Сороса и других критиков: сегодня в Ираке находятся контингенты почти 30 стран, включая Великобританию, Испанию, Италию, Голландию, Польшу, Японию. Лидеры этих стран явно не разделяют точку зрения господина Сороса. Эти заявления Джорджа Сороса, на мой взгляд, лишь доказывают, что взгляды известного финансиста на природу международных отношений, место США в мире, роль силы, предвзяты, зачастую примитивны, и даже по-детски наивны.

XS
SM
MD
LG