Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Доналд Рамсфелд с трудом находит, что ответить солдатам. Конгресс утвердил закон о реформе разведки. Политически некорректная мода в музее Метрополитен


Юрий Жигалкин: Доналд Рамсфелд с трудом находит, что ответить солдатам. Конгресс утвердил закон о реформе разведки. Политически некорректная мода в музее Метрополитен. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Во вторник министр обороны США Доналд Рамсфелд оказался в несвойственном для него трудном положении во время его встречи с американскими солдатами на военной базе в Кувейте, когда ему перед объективами телекамер пришлось отвечать на резкие вопросы солдат. Прецедента такого разговора между министром обороны и военнослужащими американские наблюдатели не припомнят.

Ян Рунов: Солдат Томас Уилсон из 278-го полка спросил, почему многие военно-транспортные средства не достаточно приспособлены для боевых условий в Ираке? Почему солдаты должны рыскать в поисках обломков металла для обшивки и дополнительного укрепления своего транспорта?

Вопрос был встречен гулом одобрения более чем 2-х тысяч солдат. Министр обороны был вынужден оправдываться тем, что военно-транспортные средства перебрасываются туда, где они нужнее, из тех стран, где они сейчас не нужны, но на это требуется время. Сейчас прибывают в Ирак по 400 военных "хаммеров" в месяц. Министерство обороны сообщило в апреле, что выделено 400 миллионов долларов на замену небронированных "хаммеров" более приспособленной для боевых условий Ирака моделью. «Как вам известно, - сказал Рамсфелд, - приходится вступать в войну, имея ту армию, какая есть, а не ту, какая должна быть. И потом танк можно покрыть самой надёжной бронёй, а всё равно он может быть подорван». Но с боевой техникой всё же вышла ошибка, признают эксперты. По предвоенным оценкам, в Ираке требовалось 800 бронированных автомобилей, а потом оказалось, что их должно быть 6 тысяч.

Одна военнослужащая спросила у министра обороны США, когда будет отменён приказ о продлении службы военных добровольцев-контрактников, так называемый «stop-loss»? Группа таких контрактников даже подала в суд с требованием отпустить их домой в соответствии с условиями контракта:

Военнослужащая: Мой муж и я пошли служить в армии по контракту. Сейчас я попала под приказ «Stop-Loss». Хотелось бы знать, как долго будет действовать этот приказ?

Ян Рунов: Рамсфелд ответил, что это факт солдатской жизни во время войны.

Дональд Рамсфелд: «Stop-loss» используется в армии уже много лет. И об этом хорошо знают те, кто добровольно подписывается на военную службу. Это политика, к которой мы бы не прибегали в идеальной ситуации. Но если вы вдумаетесь, идея в том, чтобы сплотить военную часть.

Ян Рунов: Рамсфелд пояснил, что когда ситуация требует сохранения высокого качества данной военной части, то, чтобы не заниматься её новым комплектованием за счёт новобранцев, командование предпочитает удерживать сработавшийся коллектив.

Рамсфелд так и не ответил, как долго будут удерживать контрактников, срок службы которых истёк. Всего около 7 тысяч американских солдат затронуты этим приказом.

Ещё солдаты жаловались, что регулярные войска находятся на привилегированном положении по сравнению с призванными в Ирак национальными гвардейцами и резервистами. Гвардейцы и резервисты составляют сейчас 40% наших войск в Ираке. Им очень тяжело, потому что это - вспомогательные части, а не боевые.

Столь откровенный диалог солдат с министром обороны - явление необычное даже для американской армии.

Юрий Жигалкин: Откровенные жалобы военнослужащих, предъявленные ими министру оборону перед телевизионными камерами, оказались сенсационной новостью в Соединенных Штатах. Впервые претензии к плохой организации операции в Ираке, а это любимая тема критиков Белого Дома, прозвучали из уст самих солдат. Насколько серьезными могут быть проблемы, о которых шла речь на встрече с Доналдом Рамсфелдом? Я задал этот вопрос вице-президенту Лексингтонского института Дэниэлу Гурэ.

Дэниэл Гурэ: Совершенно очевидно, что американская армия в Ираке столкнулась с массой организационных проблем, ставших результатом плохого планирования сложной комплексной операции. Пентагон явно рассчитывал, что ему удастся одержать верх меньшими силами, никто не предполагал, что потребуется, например, такое число бронированных машин, а их сбор, доставка в Ирак - само по себе сложное дело. Во-вторых, Пентагон и его глава сейчас расплачиваются за попытку приукрасить ситуацию в Ираке во время призыва в армию резервистов, им честно не объяснили, что их ожидает на службе, как долго она может затянуться. Это была сознательная тактика. Все это породило напряжение, даже горечь в рядах резервистов.

Юрий Жигалкин: Господин Гурэ, последние события в Ираке, и это не только встреча министра обороны с военнослужащими, дали повод американским наблюдателям задать серьезный вопрос: хватит ли у американской армии сил для того, чтобы завершить успехом операцию в Ираке? Ведь профессиональная армия не может рассчитывать на бесконечные подкрепления?

Дэниэл Гурэ: Ясно, что силы армии, морской пехоты растянуты кампаниями в Ираке, Афганистане, дислокацией в других частях мира. Сейчас, я думаю, Белый Дом должен принять принципиальные решения относительно того, как сохранить эффективность вооруженных сил, если операция в Ираке, скажем, значительно затянется или возникнет новый конфликт. Нет никаких сомнений, что нам требуется более многочисленная армия. Следующий серьезный вопрос - снабжение армии всем необходимым. Молниеносная иракская кампания доказала эффективность доктрины Рамсфелда о решительной победе мелкими мобильными силами, но Пентагон оказался едва ли способным обеспечить ведение длительной военной операции на расстоянии тысяч километров от США. Он до сих пор не может оперативно реагировать на требования изменяющейся обстановки. И последнее, нам необходимо понять, как поднять эффективность военно-промышленного комплекса, сильно сократившегося в последнее десятилетие, нам необходимо, чтобы он эффективно откликался на запросы армии в критических ситуациях, как, например, в иракском случае.

Юрий Жигалкин: А сейчас вкратце о некоторых из новостей дня в Соединенных Штатах.

Поздно вечером в среду Сенат 89 голосами против двух одобрил законопроект о кардинальной реформе американских разведывательных служб. Закон, который президент Буш и многие законодатели назвали историческим, предусматривает создание новой заметной должности в государственных структурах - директора разведки. Ему будут подотчетны пятнадцать ныне автономных разведывательных агентств, в том числе ЦРУ и военная разведка. Авторы законопроекта, осуществившие основную рекомендацию комиссии, расследовавшей события одиннадцатого сентября, рассчитывают на то, что новый директор и его аппарат смогут создать единую разведывательную картину из сообщений разных агентств, что позволит США более успешно преследовать террористические организации. В законе также предусмотрены меры, позволяющие вести прослушивание разговоров террористов, работающих в одиночку, расширить досмотр авиабагажа и впервые ввести единые федеральные стандарты относительно информации, содержащейся в водительских правах, выдаваемых штатами.

Шестьдесят процентов генов курицы имеют двойников в человеческом геноме. К такому выводу пришла международная группа ученых, опубликовавшая в четверг в журнале «Нэйчер» расшифровку генома курицы. Разошедшиеся около трехсот десяти миллионов лет назад в эволюционном развитии предки человека и курицы сохранили кое-что общее, например, гены, отвечающие за создание костей, в курином случае это гены, производящие протеины, из которых состоит яичная скорлупа. Но все-таки не близость к человеку была поводом для того, чтобы курица стала первым представителем птичьего семейства, чей геном был расшифрован. Ученые надеются, что им удастся в будущем уяснить механизм активации и дезактивации болезней птицы, в том числе, птичьего гриппа. Они рассчитывают и на то, что селекционеры в будущем смогут создать генетически идеальную для разведения курицу. Ну, а попутно исследователи уже раскрыли несколько куриных секретов. Например, у них очень слабо развито чувство обоняния, чувство вкуса, ей все равно, что есть - соленое, горькое, острое.

В нью-йоркском музее Метрополитен открылась выставка, которая называется "Wild: Fashion Untamed", что можно приблизительно перевести как «Неукрощенная мода». Современные дизайнеры показывают дамские украшения, сделанные их меха диких животных. В городе, известном яростной активностью защитников прав животных, смелость организаторов выставки кажется удивительной. Насколько мне известно, жена моего коллеги Владимира Морозова следует последним веяниям в области охраны окружающей среды. Скажите, Владимир, она или ее подруги носят хоть что-нибудь меховое?

Владимир Морозов: Что вы, Юра, да никогда! Даже если кому-то из этих дам и досталась в наследство от бабушки какая-нибудь меховая муфта, они никогда ее не наденут. Это нью-йоркские либералы. С их точки зрения, убивать диких животных - это преступление. Возле меховых магазинов я не раз встречал демонстрантов с плакатами, которые громко позорили потенциальных покупателей и могли плеснуть красной краской на меховое пальто прохожих. Никаких таких демонстрантов нет перед музеем Метрополитен, хотя выставка «Неукрощенная мода» или «Мода без границ» действительно переходит некоторые границы. Там, например, есть сумочки, сделанные из головы ягуара или из цельной тушки какой-то экзотической птицы, шляпа, украшенная чучелами попугайчиков. Я обратился к представителю организации «Люди за этическое отношение к животным» Майклу Макгро. Майкл, почему вы не протестуете, как обычно, не устраиваете бойкотов и демонстраций?

Майкл Макгро: Нет, мы их по-прежнему устраиваем. По десятку протестов каждую неделю в разных городах США и в различных странах мира. По отношению к музею Метрополитэн у нас другая тактика.

Мы в выставке участвуем, то есть нам разрешили выставить наш плакат. Он гласит «Я лучше выйду на улицу нагишом, чем в мехах». На нем изображена всемирно известная супермодель Кристи Турлингтон.

Владимир Морозов: И теперь все довольны. Музей может не опасаться бойкота, потому что позволил оппозиции участвовать в выставке. Нагая красотка посреди экспозиции привлекает дополнительных посетителей. Довольна и сама модель Кристи Турлингтон. Не только потому, что ее изображение «а ля натюрель» красуется в музее Метрополитен, но и тем, что ее нагота служит доброму делу защиты животных. Как славно сумели договориться между собой такие разные субстанции - высокое искусство, бизнес, гуманные идеалы и откровенный стриптиз.

Майкл Макгро: Нам нравится эта выставка, потому что некоторые ее экспонаты настолько отвратительны и вульгарны, что люди вряд ли захотят купить что-либо подобное. В меховом магазине какие-то изделие, например, шуба, по виду сильно отличаются от животного, мех которого на нее пошел. А если человек увидит в музее сумочку из головы животного, то он вспомнит, что у его шубы когда-то тоже была голова.

Владимир Морозов: Не знаю, вспомнит ли. Несмотря на усилия защитников животных, за последние десять лет заметно увеличилось число людей, которые носят шкуры, снятые с братьев наших меньших.

XS
SM
MD
LG