Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отношение к однополым бракам становится одной из тем американской предвыборной кампании


Программу ведет Юрий Жигалкин. Участвуют корреспондент Радио Свобода Ирина Савинова, глава американского "Союза защиты брака" Мэтт Дэниэлс и президент ассоциации "Senior Gay Action" Терри Келбер.

Юрий Жигалкин: На днях президент Буш внезапно высказался по одной из самых опасных для американского политика тем - о его отношении к однополым бракам. Опасная она по очевидной причине - серия судебных решений последних месяцев и инициатива Вермонта, предоставившего гомосексуальным парам статус гражданских союзов, поставили все еще по большому счету консервативное американское общество перед тревожной для многих перспективой полной легализации однополых отношений. Многие предсказывают, что эта тема может стать крупнейшим внутриполитическим вопросом в президентской кампании. Пока политики ее сторонятся, они вообще бы предпочли скрыть свои взгляды по этой щекотливой теме.Поэтому заявления президента Буша оказались для многих ошеломительными. Президент попытался приникнуть к золотой середине, сказав, что он поддержит в случае необходимости поправку к Конституции, гарантирующую, что брак будет уделом мужчины и женщины, но он не против легализации однополых союзов на уровне штатов. И оказался между двух огней. А в центре дебатов судьба пар, таких же, как Хэролд и Джон, с которыми встретилась Ирина Савинова.

Ирина Савинова: Джон и Харолд - нетрадиционная пара. Джону 61 год, Харолду – 67. Харолд рассказывает, как он познакомился с Джоном:

Харолд: Как это обычно происходит, нас познакомил два года назад общий друг. Сначала мы переписывались по электронной почте, а потом, через месяц, встретились в Кливленде. Теплота в наших отношениях возникла позже, не сразу, но теперь мы крепко привязаны друг к другу.

Ирина Савинова: Живут они вместе в одной квартире в Нью-Йорке. Как они уживаются на общей жилплощади? Кто убирает, кто главный на кухне?

Джон: Мы оба любим готовить, но большую часть работы по дому взял на себя я. В целом домашняя хозяйка – это я. А Харолд – главный повар, хотя и я люблю готовить.

Харолд: На этой неделе Джон сварил просто потрясающий луковый суп, из восьми сортов лука.

Ирина Савинова: Как люди смотрят на вас? Не оборачиваются? В Нью-Йорке вообще-то трудно кого-нибудь удивить, люди очень толерантные.

Харолд: Прохожие скорее всего видят, что Джон - черный, а я белый. Так что, наверное, это бОльшая проблема. Но надо признать, что вид двух пожилых людей, которые держатся за руки и открыто демонстрируют свою привязанность друг к другу – действительно явление не частое.

Ирина Савинова: Теперь, когда Джон и Харолд живут под одной крышей, их жизнь изменилась, но как?

Джон: Решение покинуть Кливленд было для меня очень важным, в особенности в моем возрасте: я бросил друзей, свой дом, все, чтобы быть с Харолдом. Оказалось, что для меня очень важно быть вместе, ну, не 24 часа в сутки, но видеть его перед собой, вместе садиться за стол, спать в одной постели, одним словом, жить одной жизнью. Испытывать близость и быть привязанным - неотъемлемая часть нашей жизни.

Ирина Савинова: Оба они считают, что их взаимоотношения заслуживают быть оформленными официально. Заключение брака подчеркнет серьезность наших взаимоотношений, говорят они. С другой стороны, мы дадим понять окружающим, что наш союз, союз двух мужчин, значит то же самое, что значит брак мужчины с женщиной для людей традиционной сексуальной ориентации.

Юрий Жигалкин: Итак, нью-йоркцы Харолд и Джон, с которыми говорила Ирина Савинова, хотят пожениться, но против этого, согласно последним опросам 56 процентов американцев. Почему? Этот вопрос я задал Мэтту Дэниэлсу, главе американского "Союза защиты брака".

Мэтт Дэниэлс: Прежде всего, давайте напомним, что гомосексуалисты и лесбиянки в Соединенных Штатах могут жить так, как им нравится. Они обладают ровно теми же правами, что и остальные американцы. Но теперь это подавляющее меньшинство американских граждан хочет навязать подавляющему большинству свое видение института брака и, на наш взгляд, это очень опасная тенденция. И дело совершенно не в оскорблении религиозных, моральных и иных чувств. Все гораздо серьезней. Разговор идет об инстинкте самосохранения общества. Статистика доказывает, что Америка дорого расплачивается за ослабление института брака. Например, такие проблемы, как детская преступность, рост числа детей, живущих за чертой бедности, растущая зависимость определенной части общества от социальной помощи, как и другие проблемы прямо связаны с тенденцией разрушения семейных уз. И что сейчас предлагают сексуальные меньшинства? Они пытаются еще более расшатать понятие брака. Ответ большинства американцев в данной ситуации импульсивен, интуитивен: они готовы принять специальные законы, чтобы защитить брак, семью от посягательств, чтобы сохранить ту уникальную социальную ткань общества, которую создает ничем не заменимый брачный союз мужчины и женщины.

Юрий Жигалкин: Господин Дэниэлс, но, судя по событиям последнего времени, идея легализации однополых союзов утверждается и в общественном сознании и даже в законодательстве. Штат Вермонт узаконил понятие партнерства, а верховный суд Массачусетса вынес вердикт о том, что запрет на заключение брака между однополыми партнерами неконституицонен. Складывается ощущение, что рано или поздно такие браки станут фактом жизни?

Мэтт Дэниэлс: Согласно существующему законодательству, легислатуры штатов обладают правом распространить все супружеские льготы на однополые браки. И законодатели Вермонта так и поступили. И мы считаем, что это наилучший, наиболее демократичный путь. В том же, что касается попыток распространить понятие брака на однополые отношения, а эту кампанию, кстати, ведет небольшая группа радикалов гомосексуального движения, то в ответ на судебные иски и Аляска, и Гавайи приняли специальные поправки к своим конституциям, законодательно определив брак как союз мужчины и женщины. И мы надеемся, что подобную поправку предпримет Конгресс Соединенных Штатов. Более ста конгрессменов выступили соавторами специального законопроекта, и теперь президент Буш также поддержал эту инициативу.

Юрий Жигалкин: Чем на это отвечают сторонники легализации однополых отношений, сторонники браков?Мой собеседник - Терри Келбер, президент ассоциации "Senior Gay Action ".

Господин Келбер, большинство американцев - против предоставления однополым союзам статуса брака, по данным последнего опроса только 32 процента американцев поддерживают это. Основное возражение – это будет ударом по институции семьи, людей страшит неизвестное. Что бы вы ответили противникам однополых браков?

Терри Келбер: Давайте признаем, что традиционное понятие семьи – супружеская пара с детьми, по сути, - удел прошлого для подавляющего числа американцев. Уровень разводов в США превышает 50 процентов. Многие дети живут в семьях со сводными братьями и сестрами. Образ семьи как социального института меняется, от этого никуда не деться. Вспомним, в начале двадцатого века традиционалисты в трагических тонах предупреждали об опасности межрасовых браков. Кто сегодня помнит о тех битвах? На мой взгляд, нынешние опасения так называемых защитников семьи совершенно безосновательны. Наоборот, я уверен, институт брака укрепится, если однополые союзы будут официально названы семьей.

Юрий Жигалкин: Господин Келбер, противники однополых браков даже обвиняют активистов гомосексуального движения в оголтелых провокационных попытках утвердить эту идею через суд, вопреки воле большинства. Определенная часть общества напугана настолько, что президент Буш даже в принципе поддержал идею конституционной поправки, определяющей брак как союз мужчины и женщины. Почему вы настаиваете на необходимости назвать однополые партнерства браком, почему бы не согласиться назвать подобные отношения, скажем, союзом или другим термином?

Терри Келбер: Прежде всего потому, что брачные отношения предоставляют людям права, недоступные однополым парам. Мы насчитали более тысячи таких привилегий – от права на пособие по смерти, до прав собственности, наследия, родительских прав. Сейчас у нас лишь один штат признает гомосексуальные союзы – это Вермонт, но и там они ущемлены в правах в сравнении с гетеросексуальными парами. Так что, как вы понимаете, нам есть за что бороться. В конце концов, Билль о правах гарантирует всем американцам равенство перед законом. Это значит, что права однополых пар должна так же охраняться, как и права гетеросексуальных. В том же, что касается вопроса о браке, то, я думаю, он был искусственно раздут религиозно-консервативными организациями. Просто потому, что в предвыборный год под борьбу с гомосексуальной угрозой можно собрать хорошие финансовые пожертвования.

Юрий Жигалкин: Говорил Терри Келбер, руководитель одной из ведущих гомосексуальных ассоциаций Соединенных Штатов.

Столкновение ли это между сторонниками равноправия и ретроградами, хранителями традиционных ценностей, как говорят сторонники легализации однополых отношений, или борьба общества за выживание, охрану морально-социальных ценностей, как утверждают их противники, но на президентских выборах будущего года страна впервые столкнется с этой темой как с политической реальностью.

XS
SM
MD
LG