Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что заставило американку Ирму Павлис усыновить мальчика из России, а через два месяца убить его?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Ян Рунов, он беседовал с американской матерью приемного ребенка из России, и Татьяна Ткачук, она беседовала с уполномоченным по правам ребенка города Москвы Алексеем Голованем и с адвокатом Еленой Минчиной.

Андрей Шарый: В пригороде Чикаго 32-летняя Ирма Павлис признала свою вину в убийстве шестилетнего приемного сына, вывезенного из России. Она отпущена под залог до суда, который назначен на 16 января. С подробностями - наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов:

Ян Рунов: Как сообщают местные чикагские газеты, в деревне Шомберг под Чикаго бездетные супруги Ирма и Дино Павлис взяли на воспитание из детского дома в России 6-летнего мальчика и 5-летнюю девочку. Дети прибыли всего месяц назад. 18 декабря 32-летняя Ирма вызвала скорую помощь, испугавшись, что мальчик не дышит. На следующий день 6-летний Алекс (видимо, Саша) скончался. Медики засвидетельствовали, что смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы. Позднее Ирма Павлис признала, что часто била ребенка. На теле мальчика полицейские обнаружили следы побоев. 5-летняя приемная дочь супругов не пострадала, но для нее в Иллинойсе подыскиваются другие приемные родители, знающие русский язык. Окружной прокурор графства Кук Майкл Гербер заявил, что мотивы преступления не раскрыты. Ирме Павлис предъявлены обвинения в убийстве первой степени.

При расследовании выяснилось, что усыновление мальчика было оформлено частным образом, но при этом с соблюдением необходимых формальностей. У супругов Павлис нет криминального прошлого. К убийству ребенка его приемный отец Дино Павлис не имеет отношения. В момент избиения он был на работе.

Вот как комментирует этот случай адвокат и приемная мать мальчика, вывезенного из бывшего Советского Союза Джина, (фамилию она просила не называть):

Джина: Существует огромная разница между усыновлением частным образом или через специальное агентство. Когда оформление идет через официально зарегистрированное и лицензированное агентство, будь оно в Америке, в России, или в любом другом государстве, чтобы получить на воспитание сироту, надо сдать отпечатки пальцев, доказать, что у вас нет криминального прошлого и принести об этом справки из полиции. Заключение о вас пишет социальный работник, который приходит к вам домой, беседует с вами, с вашими родственниками, опрашивает соседей, выясняет прошлое вашей семьи, историю вашей болезни, ваше финансовое положение, проверяет ваши страховые полисы, определяет ваше отношение к воспитанию детей, к их наказанию, к дисциплине, дает оценку вашему психологическому и эмоциональному состоянию... Сами будущие приемные родители должны заполнить многостраничную анкету. А затем правдивость их ответов сверяется с документами из соответствующих организаций. В Америке этим занимаются, в основном, агентства некоммерческие, благотворительные, может быть церковные. Но есть и коммерческие агентства, хотя их становится все меньше. Но я хочу привести важный пример, с которым я столкнулась сама. Мои друзья хотели взять на воспитание ребенка из Молдовы. Когда были собраны нужные документы, программу передачи сирот на воспитание за границу закрыли - после показа по телевидению передачи о том, что детей из Молдовы берут для того, чтобы потом использовать их органы. Затем, так как программа усыновление сирот в республике была небольшой, представители Молдовы были направлены в США на проверку всех семей, которые взяли на воспитание детей из молдавских детских домов. Представители увидели каждого ребенка и проверили медицинскую историю болезни каждого ребёнка. В результате было выяснено, что каждый ребенок жив и здоров, растет в нормальных условиях и вполне счастлив. После этого программа передачи сирот на воспитание в американские семьи была открыта.

Ян Рунов: А кто, в случае смерти приемного ребёнка, имеет право распоряжаться его органами?

Джина: Я не думаю, что у кого-то есть права на продажу органов. Если ребенок умирает в больнице и нет подозрений, что смерть наступила в результате уголовного преступления, родителей могут спросить, не хотят ли они совершить гуманный акт и подарить здоровые органы тем, кто в них нуждается и кто стоит на очереди. Органы не могут быть проданы. Их можно только подарить для трансплантации другому ребенку, который, скажем, нуждается в пересадке сердца... Но это – дар. Родители ничего не получают от больницы.

Ян Рунов: В будущем году Соединенные Штаты готовятся ратифицировать Гаагское соглашение, по которому взятие сирот на воспитание из одной страны в другую будет контролироваться государствами. Оформление через независимые частные агентства может стать незаконным.

Андрей Шарый: Согласно опросу фонда "Общественное мнение", за полный запрет усыновления сирот иностранцами выступили 14 процентов опрошенных. 24 процента высказались за ужесточение этой процедуры. Половина россиян считает, что возможности усыновления иностранцами российских детей, оставшихся без родительской опеки, нужно облегчить. О том, как сейчас иностранцы усыновляют российских детей, рассказывает Татьяна Ткачук:

Татьяна Ткачук: Какими правовыми нормами руководствуются органы опеки, решая вопрос, отдать или не отдавать российского ребенка на воспитание иностранной семье? Мы беседуем с уполномоченным по правам ребенка города Москвы Алексеем Голованем.

Алексей Головань: Есть, прежде всего, документы федерального значения, это законы, это Семейный кодекс, в нем есть отдельная глава усыновление детей. Во-вторых, есть Гражданско-процессуальный кодекс, в нем тоже есть отдельная глава в разделе "особое производство", которая регулирует вопросы усыновления детей в судебном порядке, так как с момента принятия Семейного кодекса в 1995-м году вопросы усыновления решаются исключительно в судебном порядке. А также есть постановления правительства Российской Федерации, которые приняты в дополнение к Семейному кодексу, и они регулируют порядок передачи детей на усыновление и порядок осуществления контроля за условиями проживания усыновленных детей.

Татьяна Ткачук: Как такой контроль может осуществляться в случае, если ребенок усыновлен в другую страну, в данном случае - в Америку?

Алексей Головань: Усыновление иностранными гражданами происходит исключительно через специально аккредитованные агентства, которые действуют на территории Российской Федерации. Эти агентства - они проверяются и соответствующими службами из России, и соответствующими службами той страны, которую представляет это агентство. Во-вторых, дети, граждане Российской Федерации, которые усыновляются иностранными гражданами или лицами без гражданства, в соответствии с постановлением правительства РФ № 275 от 2000-го года в обязательном порядке становятся на учет в консульские учреждения Российской Федерации в стране, где детишки теперь будут проживать.

Татьяна Ткачук: Алексей Иванович, означает ли это, что дети не теряют российского гражданства?

Алексей Головань: Да, конечно, они сохраняют российское гражданство, и на консульства Российской Федерации в стране, где дети после усыновления проживают, возложена обязанность контролировать условия их проживания. Этот контроль осуществляется, как минимум, в течение трех лет. Потом, если есть необходимость, то этот срок может быть продлен.

Татьяна Ткачук: Какие требования к усыновителям предъявляются российскими органами опеки, в частности, какое впечатление должна была произвести семья двух американцев, чтобы в нее отдали сразу двух детей, мальчика и девочку?

Алексей Головань: Требования достаточно известные. Семья должна иметь определенный уровень достатка, чтобы содержать усыновленных детей, эта семья должна иметь жилое помещение, в котором эти дети будут проживать, а самое главное - что родители должны быть здоровы по медицинским показателям, не иметь психических заболеваний, не должны привлекаться до момента усыновления к уголовной ответственности.

Татьяна Ткачук: А что касается морального климата в семье - какой-то атмосферы?

Алексей Головань: Те усыновители, которые приезжают в Россию, они в обязательном порядке привозят с собой характеристики, которые выдает, допустим, в Америке так называемый департамент по натурализации. Причем, как правило, рекомендации для усыновления даются тем гражданам Америки, которые уже имеют собственных детей

Татьяна Ткачук: Член Московской коллегии адвокатов юрист Елена Минчина в числе других дел ведет и процессы об усыновлении иностранцами детей из российских детских домов и приютов. Какие здесь в подобном усыновлении есть подводные камни, и как вы полагаете, что могло случиться конкретно с этой семьей?

Елена Минчина: Что касается семьи, то это, конечно, ужасная трагедия, но будет просто неправильно и несправедливо через эту трагедию рассматривать всех остальных. Потому что тысячи и тысячи наших детей благополучно и очень здорово живут в семьях усыновленных. И случилось это не потому, что этого ребенка усыновили, и уж тем более не потому, что его американцы усыновили, просто случилась беда. Она могла случиться где угодно. Американцы, прежде, чем получить разрешение от своего правительства стать усыновителями, проходят длинную, сложную процедуру. Они собирают документы порядка 9 месяцев, и проверяются очень тщательно, и сейчас действительно правила таковы, что на территории Америки эти документы подбирают агентства, а на территории России уже с российским пакетом документов и с самим усыновлением работает филиал этого агентства. Да, многие стараются сделать так, чтобы просто быстрее было, потому что когда пара сюда приезжает, они могут находиться здесь неделю, а могут находиться полтора-два месяца.

Я полагаю, что когда речь идет о подростках, не о грудных детях, все-таки нельзя, чтобы им родителей подбирали по фотографии. Должен быть какой-то контакт, потому что это очень сложно. Масса всяких нюансов, которые могут разрушить хорошую идею.

Татьяна Ткачук: Пятилетнюю девочку, тоже усыновленную этой семьей, сразу после того, как случилось это убийство шестилетнего мальчика, забрала на попечение социальная служба штата Иллинойс. Дальнейшую судьбу ребенка будет решать суд. Как бы это произошло, если бы эта трагедия случилась на территории России?

Елена Минчина: Ребенок вернулся бы в детский дом, и помимо просто тяжелой жизни в тяжелых условиях детского дома, особенно если это где-то в провинции, вот эта чудовищная травма, которую девочка естественно получила – никто не занимался бы этим. Она жила бы с этим сама... У нас нет на сегодняшний день очередей из российских усыновителей.

Татьяна Ткачук: Елена Семеновна, вы допускаете, что эти люди - усыновители - могли обойти каким-то образом закон, и что их не так тщательно проверяли?

Елена Минчина: Я очень в этом сомневаюсь. Я не исключаю, что кто-то из них болен и еще не стоял на учете, Это очень странно, если они обошли закон, но, наверное, не исключено.

XS
SM
MD
LG