Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Уроки двухвековой истории президентских выборов. Прозрение в день выборов


Юрий Жигалкин: Уроки двухвековой истории президентских выборов. Прозрение в день выборов. Эти темы - в рубрике «Сегодня в Америке». У микрофона в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

Сегодня в Соединенных Штатах - президентские выборы и, как соглашаются многие эксперты, наименее предсказуемые за столетие выборы. Американские средства информации на этот раз изменили своей давней привычке и не будут предсказывать результаты голосования до официального окончания выборов и предварительного подсчета голосов. Поэтому и мы не будем ничего предсказывать, а послушаем репортаж Раи Вайль с нью-йоркских улиц накануне выборов.

Рая Вайль: День накануне выборов выдался замечательный. Осень во всей своей красе. В Гринвич Вилледже, в сквере Вашингтона, еще работает фонтан, и народ нежится на солнышке. Предвыборные страсти тут явно не кипят. 54-летний афро-американец Майкл Ричардсон говорит, что в этот раз голосовать не пойдет вовсе.

Майкл Ричардсон: Надо держаться подальше от всей этой предвыборной истерики. Только об этом и говорят. Новости слушаешь, и впечатление, будто в истории Америки серьезней выборов не было. Судьба страны решается! Ну, уж прямо судьба страны. Она что, перестанет быть демократической? Такое нагнетание страстей до добра не доведет. Все должны голосовать! А я не хочу. Мне, может, оба кандидата не нравятся. Традиционно я принадлежу к демократической партии. Но только поэтому голосовать за Керри тоже не буду. Это было бы лицемерием, а у нас в стране его сейчас и так достаточно.

Рая Вайль: Довольно типичные рассуждения для сверхлиберального Гринвич Вилледжа. Хотя нежелание голосовать вовсе, даже здесь, скорее, исключение, чем правило. 30-летняя Нэнси Грин живет и работает в Вилледже.

Нэнси Грин: Здесь и обычно мало кто за республиканцев голосует, а сейчас особенно. И дело даже не в том, что Керри так уж хорош. Просто у людей накипело против Буша. Только у меня трое знакомых уже в Ираке погибли. Там до сих пор наши солдаты умирают непонятно за что. Сначала был Афганистан, потом Ирак. Нет, Буша надо остановить, пока не поздно, пока он не нашел кого-то еще, кто ему не нравится.

Рая Вайль: Любопытная деталь. Это впервые на вопрос, за кого будете голосовать, отвечают, не за кого, а против кого.

"Против администрации Буша", - как о само собой разумеющемся говорит 60-летний фотограф Хьюберт Стейд. "Сегодня вся страна разделилась: одни за Буша, другие против. Лично я считаю, да и не я один, что его политика здорово посодействовала терроризму".

Вот такие настроения накануне выборов. Не столько прокерревские, сколько антибушевские. Справедливости ради, однако, надо сказать, что Нью-Йорк - один из самых либеральных в стране штатов. Здесь на девять демократов один республиканец приходится. У меня, например, сегодня целое утро телефон звонил, и компьютерным голосом наказывал, чтобы я не забыла проголосовать за демократов. Но это Нью-Йорк, а Нью-Йорк, хоть и великий город, но всю страну не представляет.

Мне на днях довелось побывать в южных штатах, с остановкой в Вирджинии, и там предвыборные настроения совсем другие. Вот, например, что сказал мне известный здесь филантроп Джон Мессина.

Джон Мессина: Я думаю, основное настроение в стране - переизбрать Буша еще на четыре года. Война в Ираке продолжается, а во время войны американцы не склонны менять главнокомандующего. Что касается меня лично, то мне политика Буша нравится. Его решение объявить войну Ираку базировалось на сведениях разведки. И хоть оно оказалось непопулярным в стране, в долгосрочной перспективе это было верное решение.

Юрий Жигалкин: С избирателями накануне выборов в понедельник говорила Рая Вайль.

Сегодня же, в день выборов, предвыборные речи и митинги позади, американцу и его кандидатам остается лишь проголосовать и ждать. Если все пойдет, как планируется, то ждать недолго, до позднего вечера, когда могут быть обнародованы предварительные результаты выборов. Но это лишь в том случае, если не произойдет сюрпризов, которых, впрочем, ждут. Кое-кто из политологов предсказывает, что разрыв между Бушем и Керри в двух-трех штатах будет минимальным, значит, не исключен пересчет голосов и судебные обжалования результатов голосования со стороны обоих кандидатов. Почему проверенная более чем двумя столетиями процедура избрания президента, точнее подсчета голосов, вдруг начала демонстрировать слабости? Случались ли эпизоды, подобные выборам 2000 года, прежде? Моя собеседница - Ширли Воршоу, историк, профессор колледжа в Геттисберге.

Ширли Воршоу: В течение всего 20-го века у нас не было президентских выборов, исход которых бы оспаривался одним из кандидатов. Это, конечно же, внушительное доказательство работоспособности системы. Вообще, во всей избирательной истории Соединенных Штатов можно отметить лишь три эпизода, когда потребовались экстраординарные меры для провозглашения кандидата победителем президентских выборов. В 1800 году, когда Томас Джефферсон и Эрон Берр набрали одинаковое количество голосов, в 1824 году, когда ни Джон Куинси Эдамс, ни Эндрю Джексон не набрали необходимого количества голосов выборщиков. В обоих случаях спор между кандидатами решался членами палаты представителей. В 1876 году Рутерфорд Хейес и Сэмуэль Тилден, набрав одинаковое количество голосов выборщиков, попытались оспаривать результаты выборов в южных штатах, и тогда Конгресс попросту назначил избирательную комиссию, которая прекратила бесконечный подсчет и пересчет голосов и подтвердила победу Хейеса.

Юрий Жигалкин: А как случилось, что в демократической Америке кандидат может набрать абсолютное большинство голосов избирателей, как, скажем, Альберт Гор во время прошлых выборов и, тем не менее, проиграть по голосам выборщиков?

Ширли Воршоу: В 1776 году Декларация о независимости, подготовленная Томасом Джефферсоном, предусматривала создание децентрализованной конфедерации, состоящей из 13 бывших колоний, ныне суверенных государств. Но одиннадцатью годами позже, когда отцы-основатели осознали, что такая конфедерация нежизнеспособна, они должны были убедить эти 13 государств в том, что у них останется право прямого влияния на избрание президента федерации благодаря блоку голосов, голосов выборщиков. Таким образом, и сейчас штаты, как территориальные единицы, сохраняют свой политический вес.

Юрий Жигалкин: Но ведь такая система лишает голоса во время выборов политические меньшинства в штатах?

Ширли Воршоу: Это так. Подобная система, скорее всего, изжила себя. Время от времени возникают призывы к ее демонтажу, но для этого необходимо принимать поправку к Конституции. Важно и то, что когда президентские предвыборные баталии разыгрываются не только на общенациональном, но и на штатном уровне, у местных политиков появляется больше возможностей влиять на исход президентских выборов, используя слабости системы. Ведь судьбу Белого Дома могут решить всего несколько тысяч голосов. Поэтому я предполагаю, что в этом году, как и четыре года назад, нам стоит ожидать, что и Джордж Буш и Джон Керри оспорят в суде результаты выборов в случае неблагоприятного для них исхода.

Юрий Жигалкин: Таковы предсказания Ширли Воршоу, историка, профессора колледжа в Геттисберге.

В эфире - рубрика «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке Юрий Жигалкин. А теперь - коротко о других, но также предвыборных новостях дня в Соединенных Штатах.

Федеральным судам уже пришлось вмешаться в процедуру проведения выборов. В понедельник два федеральных судьи в Огайо вынесли вердикт, что Республиканская партия не имеет права направлять на избирательные участки наблюдателей-волонтеров, которые должны были убедиться в том, что люди, приходящие на выборные участки, имеют право голосовать. Дело в том, что республиканцы опасаются, что местные отделения Демократической партии попытаются привлечь к голосованию на участках, которые могут определить исход выборов, людей со стороны. А даже несколько тысяч таких избирателей, прибывших, скажем, из других частей страны и голосующих с помощью временных бюллетеней, могут кардинально изменить результаты выборов в Огайо и в стране в пользу Джона Керри. Судьи основали свое решение на том, что согласно законам штата, лишь сотрудники участков могут определять право избирателей голосовать. Республиканцы уже обжаловали это решение федеральных судей.

В последний перед выборами день тысячи возмущенных избирателей, как и моя коллега Рая Вайль, стали объектами назойливых телефонных звонков с призывом голосовать либо за Керри, либо за Буша. Причем организаторы звонков, записанных на пленку, и обрушенных на избирателей в нескольких критических штатах, прибегли к прямой откровенной лжи, пытаясь переломить на свою сторону голосующих. В Нью-Джерси некто, назвавшийся генералом Норманом Щварцкопфом, победителем Саддама Хусейна во время войны в Персидском заливе, заявил о том, что он поддерживает Джона Керри, поскольку именно Керри готов укреплять американскую армию. А Генерал Щварцкпоф поддерживает Буша. Некто звонил избирателям в консервативном Мичигане и призывал голосовать за Керри, ибо демократический кандидат поддерживает, якобы, легализацию однополых браков, что, как заявляет окружение Керри, прямая ложь. Престарелые избиратели нескольких штатов, сняв трубку, узнали о том, что, они, якобы, не имеют права голоса на этих выборах. А предвыборный штаб Буша сообщает, что некто лживо запугивал людей по телефону, что вновь избрав Джорджа Буша президентом, они позволят ему ввести всеобщую воинскую повинность. Способов борьбы с этими телефонными атаками, судя по всему, не найдено.

С днем выборов практически совпало медицинское сообщение, которое было невозможно обойти стороной. Американские врачи впервые провели успешные операции по излечению от слепоты с помощью стволовых клеток. А исследование стволовых клеток стало одной из громких тем президентской кампании. Мой собеседник - профессор медицины Даниил Голубев.

Профессор, что это за операция, что это за эксперимент?

Даниил Голубев: Дегенерация сетчатки является абсолютно неизлечимым заболеванием, при котором сетчатка - этот главный орган человеческого глаза, воспринимающий световые сигналы, лишается этой возможности. Никаких методов лечения этого дефекта нет. И только сейчас, благодаря подсадке стволовых клеток, оказалось возможным пятерым из шести слепым людям вернуть, причем одной из них абсолютно полное зрение и возможность работать. Они получили стволовые клетки из абортивной ткани и подсадили ее в сетчатку слепым людям. В результате эти стволовые клетки позволили восстановиться способности сетчатки воспринимать световые сигналы.

Юрий Жигалкин: А почему страсти из-за использования стволовых клеток так разгорелись?

Даниил Голубев: Здесь столкнулись и мировоззренческие, и общественные интересы. И, конечно, политические. Дело в том, что наибольшей способностью помогать людям обладают клетки эмбриона, стволовые клетки, полученные из эмбриональной ткани. А это неминуемо связано с прекращением жизни этого эмбриона или, точнее, предэмбрионального зачатка. И вот тут-то и возникли критические взаимоотношения между людьми, которые считают невозможным ни при каких условиях прекращение жизни живого существа, и теми, которые считают, что это абсолютно оправданно применительно к целям лечения больных.

Юрий Жигалкин: Профессор, президент Буш отказался выделять государственные средства на эти исследования, и с ним в этом солидарна консервативная часть избирателей. Однако сенатор Керри твердо обещает финансировать эти исследования. А кандидат от демократов в вице-президенты Джон Эдвардс даже заявил, что если Керри станет президентом, то инвалиды, прикованные к креслам-каталкам, восстанут, благодаря научным достижениям, достигнутым при Керри. Есть ли надежда на это?

Даниил Голубев: Это сильное и непростительное преувеличение. Речь идет не о том, чтобы творить чудеса, никто так быстро не выздоровеет, но то, что стволовые клетки способны поднять больного так, как это не может сделать ни один другой метод лечения, это бесспорно, и в этом направлении нужно работать. И предотвращать финансирование таких работ и проведение их непростительно.

Юрий Жигалкин: О революционных операциях по лечению слепоты рассказывал профессор Даниил Голубев.

XS
SM
MD
LG