Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Колин Пауэлл в роли преемника Джорджа Буша? Где президент находит кандидатуры министров?


Юрий Жигалкин: Колин Пауэлл в роли преемника Джорджа Буша? Где президент находит кандидатуры министров? Петушиные бои - вымирающий вид развлечения. Эти темы - в рубрике "Сегодня в Америке".

Мечту республиканцев о том, чтобы бывший госсекретарь Колин Пауэлл вступил в борьбу с Хиллари Клинтон за место сенатора от штата Нью-Йорк, начали открыто выражать известные республиканские политики. Но не исключено, что они смотрят дальше. Многие считают, что сенатор Клинтон в 2008 году может стать кандидатом в президенты США от Демократической партии. Остановить её, по мнению некоторых политических обозревателей, может только один человек - Колин Пауэлл. О его политическом будущем рассказывает Ян Рунов.

Ян Рунов: Колин Пауэлл сейчас очень популярен в Америке. Если рейтинг президента Буша застыл где-то в районе 50 пунктов, то рейтинг Пауэлла достигает 70. Поэтому вполне обосновано желание американцев увидеть бывшего госсекретаря на выборной должности. Несмотря на свои 67 лет, он полон сил и энергии и вполне может быть избран на пост сенатора. А на пост президента? Вот ответ Мортона Блэквэлла, президента «Лидершип-института» в Арлингтоне, штат Вирджиния.

Мортон Блэквэлл: Мне кажется нереальным, чтобы Колин Пауэлл был выдвинут Республиканской партией в кандидаты на пост президента, потому что доминирующая сейчас в партии консервативная рейгановская коалиция не считает его достаточно консервативным в ряде социальных вопросов, которые очень важны для большинства республиканских избирателей.

Ян Рунов: Мортон Блэквэлл считает, что наилучший вариант для Пауэлла с его умением управлять - это стать губернатором какого-нибудь штата, например, Нью-Йорка. Тем более что Колин Пауэлл, сын иммигрантов с Ямайки, родился и вырос в городе Нью-Йорк. А выборы в губернаторы состоятся через 2 года - есть время подготовиться. Впрочем, сам Колин Пауэлл, судя по всему, человек без особых политических амбиций. Он не раз заявлял, что очень устал и планирует провести оставшиеся годы со своей семьёй.

Если у демократов лидирующая кандидатура на пост президента в 2008 году уже, можно сказать, определилась, и даже пошли разговоры о том, что Хиллари Клинтон может отказаться от борьбы за переизбрание в сенат ради того, чтобы сосредоточиться на борьбе за пост президента, то республиканцы вынуждены уже сейчас думать, кого можно противопоставить Хиллари Клинтон. И Колин Пауэлл, и бывший мэр Нью-Йорка Джулиани, и сенатор МакКейн, и губернатор Калифорнии Шварценеггер (даже если он получит конституционное право баллотироваться в президенты) - все они недостаточно консервативны, а в некоторых социальных вопросах неотличимы от демократов. Как сказал всё тот же Мортон Блэквэлл, "очень трудно консерваторам найти кандидата, который, с одной стороны, обладал бы такой же популярностью среди республиканцев, какой обладает Хиллари Клинтон среди демократов, а с другой - чтобы этот кандидат отвечал требованиям консервативной рейгановской коалиции". Тут многое зависит от президента Буша - кого он начнёт продвигать на высший пост. Пока его явным протеже видится новый Госсекретарь Кондолиза Райс...

Юрий Жигалкин: В то время как загадывающие вперед республиканцы думают о том, кто мог бы стать достойным преемником президента Буша через четыре года, вашингтонский истеблишмент увлечен тем, что сам президент назвал любимым спортивным развлечением столичного жителя, то есть игрой в предположения о том, кто придет на высшие должности в новый кабинет. И поводов для домыслов уже более чем достаточно: ко вторнику шесть из пятнадцати министров подали презиендту заявления об отставке. Но домыслы, как показывает опыт последних дней, в такой ситуаци вещь неблагодарная, поэтому мы попытаемся взглянуть на эту тему с другой стороны: как президент находит кандидатов на министерские должности, откуда приходят к самой вершине власти люди, редко задерживающиеся там более чем на четыре года?Мой собеседник - известный политолог, сотрудник Вашингтонского института "Кейто" Тэд Карпентер.

Шесть министров кабинета Буша подали в отставку за два дня. Не странно ли, на ваш взгляд, что более трети министров спешат уйти в отставку?

Тэд Карпентер: Число кадровых изменений не столь уж необычно. После первого срока президенты, как правило, видоизменяют свой кабинет. Это, с одной стороны, благовидный повод, чтобы расстаться с людьми, с которыми президент не слишком сработался, с другой - сами министры, часто вырванные президентом из большого бизнеса или академического мира, предпочитают тот мир ежедневному стрессу, который является нагрузкой к кабинетной должности, особенно сейчас. Пока единственное, я думаю, симптоматичное событие - это уход с поста госсекретаря Колина Пауэлла. Оно означает, что внутри администрации, скорее всего, не будет больше оппозиции консервативным, если угодно, ястребиным наклонностям большинства в окружении президента Буша. Советником президента по национальной безопасности будет Стивен Хэдли, он считается протеже вице-президента Чейни, в первые заместители госсекретаря прочат Джона Болтона, человека решительных консервативных убеждений. С таким составом внешнеполитических советников президента нам стоит ожидать гораздо более решительной внешней политики.

Юрий Жигалкин: Господин Карпентер, известно, что в свой первый кабинет на главные роли Джордж Буш взял близких соратников своего отца, прежде всего Дика Чейни и Доналда Рамсфелда. Что мы знаем о том, как сегодня попадают в поле зрения президента кандидаты на основные министерские портфели?

Тэд Карпентер: Главным, так сказать, караульным кадровой политики президента является, судя по всему, вице-президент Чейни. Если он поддерживает кандидата, его шансы сильно повышаются, если нет, то кандидату стоит похоронить свои надежды. В поиске будущих членов кабинета и их заместителей нынешняя администрация прибегает к привычным источникам: это прежде всего рекомендации крупных политических союзников президента, видных республиканцев, это различные исследовательские фонды и университеты, куда по традиции прибиваются самые заметные фигуры в политических науках и практики с богатым правительственным опытом. Белый Дом обязательно обращает внимание на ведущие юридические фирмы - они часто также поставляют людей в высший эшелон власти. Можно предположить, правда, что основным источником кадров для нового правительства на этот раз станет крайне консервативный вашингтонский институт "Америкен Энтерпрайз".

Юрий Жигалкин: О том, откуда президент набирает свой кабинет, рассказывал американский политолог Тэд Карпентер.А теперь вкратце о других новостях дня в Соединенных Штатах.

Американские эксперты, расследующие факты коррупции, связанные с программой "Нефть в обмен на продовольствие", представили в среду на слушаниях в Конгрессе доказательства финансирования режимом Саддама Хусейна террористических акций членов радикальных палестинских группировок. Согласно документам, иракские власти выплатили не меньше 35 миллионов долларов из секретных счетов в иорданских банках семьям палестинских террористов-самоубийц. Финансовые дотации на семью составляли от 15 до 25 тысяч долларов. Факт иракского спонсирования терактов в Израиле не был секретом, но сейчас, судя по всему, раскрывается причастность к этому нескольких крупных иностранных банков. Пока довольно таинственной фигурой по делу проходит крупнейший французский банк "Бэ-Эн-Пэ". Вопрос, поставленный перед следствием, очевиден: найти и, по возможности, заставить расплатиться тех, кто позволил Саддаму нелегально положить себе в карман 21 миллиард долларов.

Может ли милосердный человек любить суши или, скажем, жареную рыбу? Нет, рыбоедение и милосердие несовместимы - утверждает американское общество, пропагандирующее этическое отношение к животным, начавшее во вторник кампанию борьбы за сочувствие к рыбе. "Как только люди осознают, что рыба, хотя она выглядит по-иному, так же умна как кошка или собака, так же чувствует боль, они перестанут ее есть", - заявил представитель вегетарианского отдела организации защиты животных. Тот факт, что организация, известная своими шумными акциями, избрала себе новый класс подопечных, явно волнует врачей и диетологов, считающих рыбу исключительно полезным и здоровым пищевым продуктом, а также рыболовную промышленность, которой грозят судебные иски за жестокую по отношению к рыбе процедуру ловли. "Рыба, конечно же, сложный организм, - парирует невролог из Вайомингского университета Джеймс Роуз, - но чтобы она осознавала, что с ней происходит, и испытывала страх - это слишком". Ихтиологи, правда, приводят другие сведения - например, о том, что треска способна распознать рыбацкие сети и обойти их. Означает ли это, что она способна чувствовать? Если это так, то американской рыболовной промышленности грозит проблематичное будущее.

И еще об укреплении прав животных. Редкие американские поклонники петушиного боя потерпели серьезное поражение. Верховный суд США отказался рассмотреть апелляцию, которую направили туда любители боя петухов из штата Оклахома. Они добивались отмены принятого в Оклахоме в 2002 году закона, запрещающего этот кровавый спорт. Я попросил высказаться на эту тему единственного, насколько мне известно, моего коллегу, который бывал на бое петухов, - это Владимир Морозов.

Владимир, вы тоже за запрет этого, так сказать, спорта?

Владимир Морозов: Нет, Юра, я против тотального запрета. Это все равно что запретить бой быков в Испании. В каких-то сельских районах Америки петушиные бои - давняя традиция. Есть люди, которые хотели бы запретить бокс. И мотогонки - тоже дело небезопасное, там не петухи погибают, а люди. Но сторонники боя петухов в меньшинстве. В США этот древний спорт разрешен только в двух штатах - Луизиане и Нью-Мексико. И теперь, когда негативную позицию занял Верховный суд страны, любители боя петухов ожидают наступления со стороны представителей общества "За гуманное отношение к животным" и других борцов за права братьев наших меньших.

Жительница США: Я заинтересована в том, чтобы пресечь негуманное обращение с животными. Во-первых, потому что это очень жестоко - заставлять петухов драться друг с другом. Во-вторых, каждый раз, когда люди смотрят на кровавый бой, что-то меняется в их психологии. Они становятся менее чувствительными к боли и страданиям других.

Владимир Морозов: В штате Нью-Мексико уже началась новая кампания за запрет боя петухов, в которой участвуют такие знаменитости, как актриса Памела Андерсон. До сих пор законодатели штата не решались на запрет, потому что это лишит работы многие сотни людей, которые сегодня выращивают бойцовых петухов, продают для них корм, строят арены для боев. Но кто знает, как дело повернется сейчас.

Американский фермер: Мы в деревне. Мы никого не беспокоим. Бойцовых петухов выращивали мой отец и дед, многие их друзья увлекались этим спортом. И вдруг приезжают какие-то люди из города, которые видели петухов только на картинке, и хотят запретить нам делать то, что мы любим.

Владимир Морозов: Этого деревенского человека можно понять. У него и его знакомых нет миллионов долларов, чтобы купить гоночный автомобиль или столь же дорогую беговую лошадь и построить бетонный трек или ипподром. Для любителей древнего спорта штаты Луизиана и Нью-Мексико - последний плацдарм в США. Если они потеряют и его, то противники просто сбросят их в море. Тогда, чтобы посмотреть бой петухов, придется ехать на острова Карибского моря, скажем, в Доминиканскую республику, где это вполне законное дело. Там я это зрелище и видел.

Юрий Жигалкин: О борьбе за выживание поклонников вымирающего развлечения рассказывал Владимир Морозов.

XS
SM
MD
LG