Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американский суд попирает права прессы? Допустит ли Вашингтон появление атомной бомбы в руках Тегерана?


Юрий Жигалкин: Американский суд попирает права прессы? Допустит ли Вашингтон появление атомной бомбы в руках Тегерана? Еще раз под венец отправились счастливые американские пары. Таковы темы в рубрике «Сегодня в Америке»

В четверг американский тележурналист из штата Род-Айленд был приговорен к тюремному заключению за то, что он отказался выдать следствию свой источник информации. Это редкое в американской судебной практике решение было встречено с тревогой американской прессой, утверждающей, что судебная власть наступает на право людей на доступ к информации.

Ян Рунов: Специализирующийся в журналистском расследовании 55-летний Джим Тарикани может быть приговорён к 6 месяцам тюрьмы за отказ выдать информатора, благодаря которому в руки журналиста попала видеозапись того, как один из помощников мэра Провиденса брал взятку. Прокурор потребовал, чтобы суд узнал, каким образом видеоплёнка попала на телевидение. Дело в том, что взятку давал секретный агент ФБР, проводивший операцию по разоблачению коррупции. Видеозапись велась по заданию ФБР. Распоряжением суда было запрещено распространение видеоплёнки. Но кто-то нарушил распоряжение и передал плёнку журналисту. Кто? Тарикани не говорит. Ранее тот же судья за то же самое, но в гражданском суде, приговорил Тарикани к штрафу: одна тысяча долларов в день до тех пор, пока журналист не выдаст источник информации. Тарикани подал на апелляцию, проиграл и начал выплачивать штраф. А теперь ему ещё грозит и тюрьма.

Почему так жёстко преследуется человек за выполнение своих профессиональных журналистских обязанностей?

"Существует давняя практика, по которой журналиста нельзя заставить раскрыть свой источник информации, за исключением тех случаев, когда это связано с уголовным преступлением, - рассказывает главный редактор нью-йоркского «Сити-Журнала» и специалист по конституционному праву США Брайен Андерсон. - Здесь как раз такой случай, и судья имеет формальное право отправить журналиста за решётку. И такое время от времени случалось не один раз. Хотя приговоры были мягкими: журналиста приговаривали, скажем, к трём суткам ареста. 6 месяцев – максимум, и я не помню, чтобы какого-нибудь журналиста приговаривали к такому сроку. Но напряжённые отношения между журналистами и уголовным судопроизводством существуют давно".

А что происходит, если журналист наказан за непослушание, отсидел своё, уплатил штраф, но так и не выдал информатора?

На этот вопрос ответил сотрудник вашингтонской организации «Аcсuracy in media» Роджер Аронофф...

Роджер Аронофф: Что происходит? Их либо держат в тюрьме, либо штрафуют, пока они не пожертвуют своим информатором. Формально в США нет закона, по которому журналист имеет право не указывать на источник информации. Закона нет, но есть практика. И здесь всё зависит от решения судьи. Если он сочтёт, что раскрытие источника необходимо для защиты свободы, чести, а то и жизни другого человека, то журналист обязан подчиниться. Вопрос сложный, конечно. Бывало, газета или журнал вставали на защиту своего сотрудника, шли в суд и выигрывали дело.

Ян Рунов: Только в этом году повесткой были вызваны в суд журналисты из телекомпании NBC, из журнала «Тайм», из газеты «Нью-Йорк Таймс» для дачи показаний о своих источниках информации.

Юрий Жигалкин: Готовятся ли Соединенные Штаты принудительно остановить иранские работы над ядерным оружием? О такой перспективе американские комментаторы заговорили в четверг после неожиданного заявления госсекретаря Колина Пауэлла, подтвердившего, что у американской разведки есть сведения о том, что иранские власти пытаются создать ядерные заряды и ракеты, способные нести ядерные боеголовки. А всего днем раньше антиправительственная иранская организация объявила, что Тегеран получил чертежи атомной бомбы и даже небольшое количество обогащенного урана из рук отца пакистанской атомной бомбы. Иными словами, сомнений в том, что Иран спешит стать ядерной державой, по сути, нет. Есть ли способы предотвратить такой поворот событий? Я задал этот вопрос американскому политологу, сотруднику фонда «Наследие» Джеку Спенсеру.

Джек Спенсер: Честно говоря, я не знаю. Мы можем найти способы заставить Иран допустить на свои объекты международных инспекторов. Сейчас под давлением обеспокоенных членов Совета Безопасности Тегеран наверняка пойдет на некие уступки, чтобы нейтрализовать чувство тревоги у европейских столиц. Но не забудем, что это революционный радикальный исламский режим ни за что добровольно не откажется от возможности заполучить супероружие, как, кстати, он не отказался от спонсирования терроризма, несмотря на предупреждения и эмбарго. Так что, на мой взгляд, единственным решением проблемы может стать смена режима. Это не означает, что мы должны вторгаться в Иран или бомбить его. Еще есть надежда на то, что нам удастся, с одной стороны, с помощью кнута и пряника убедить иранских диктаторов задуматься о последствиях своей гонки за ядерным оружием, а с другой - активней и откровенней поддерживать иранцев, стремящихся к демократии и переменам.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, что в этой ситуации можно ожидать от Белого Дома? Ведь кое-кто считает, что Тегеран внезапно поддался требованиям ООН, опасаясь противостояния с вновь избранным президентом Бушем? Стоит ли нам ожидать неожиданностей?

Джек Спенсер: Если вы имеете в виду использование военной силы, то едва ли. Я не думаю, что мы подошли к критической точке, когда требуется столь крайняя мера для нейтрализации иранских ядерных работ. Я полагаю, что первым делом Вашингтон попытается вместе с союзниками установить ясную процедуру инспекций иранских секретных объектов, убедить Совет Безопасности взять на себя обязанность обеспечить разоружение иранского режима. Осторожный оптимизм внушает пример Ливии, в конце концов сдавшейся под напором международного бойкота. Но чем бы не обернулось противостояние, процесс давления и убеждения Тегерана наверняка затянется надолго. Не будем забывать, что от резолюции ООН с требованием к Багдаду разоружиться до свержения режима Саддама Хуссейна прошло двенадцать лет. Время использовать военную силу против Ирана пока явно не пришло.

Юрий Жигалкин: Это был американский политолог Джек Спенсер. Однако его коллеги говорят, что на этот раз события могут развиваться гораздо быстрее, поскольку эксперты предсказывают, что Иран может изготовить первую атомную бомбу через два-три года.

А сейчас коротко о других новостях дня в Соединенных Штатах.

Ровно год минул с момента исторической судебной победы сторонников однополых браков в Массачусетсе, победы, которая все больше выглядит фатальным поражением движения за равноправие сексуальных меньшинств. Дело в том, что решение Верховного суда штата, обязавшего штатные власти соединить законным браком все желающие однополые пары, спровоцировало в стране небывалую тревогу. Ее последствия стали очевидны после президентских выборов. Избиратели в одиннадцати штатах одобрили поправки к конституциям, определяющие брак, как союз мужчины и женщины, мало того, большинство из них отвергли даже идею однополых союзов и запретили штатным властям распространять партнерские льготы на такие пары. В самом Массачусетсе легислатура намерена вынести на референдум предложение о внесении поправки в конституцию, запрещающей однополые браки, и тем самым поставить под вопрос священность и законность уже существующих почти трех тысяч однополых брачных уз. Семь пар, выигравших дело против штатных властей год назад в Верховном суде, отметили первую годовщину сенсационного вердикта без шумных празднеств. Им остается лишь ждать, чем завершится буря, поднятая ими.

Бывший друг и партнер по бизнесу Майкла Джексона подал в суд на певца за то, что тот якобы не возвращает ему более трех миллионов долларов долга. Судебный иск против бывшего короля поп музыки, уже находящегося под судом по обвинению в совращении малолетнего, освещает новую незнакомую сторону жизни звезды поп-культуры. Если верить истцу, живущий в последнее время на грани банкротства Джексон регулярно одалживал у него крупные суммы, удовлетворяя неожиданные прихоти. Например, ему срочно потребовалось шестьсот тысяч долларов, чтобы подарить Элизабет Тэйлор ожерелье, пришедшееся ей по вкусу в обмен за право поместить ее цитату на своем новом сборнике дисков хитов. Миллион был уплачен Марлону Брандо за право снять его на концерте Джексона и использовать в музыкальном клипе. Как-то Джексону потребовались семьдесят тысяч на журнальный столик, который он увидел в магазине. «О, я не могу жить без него», - якобы простонал певец и получил свои семьдесят тысяч. Сейчас бывший бизнес-партнер Джексона утверждает, что Майкл Джексон, не так давно мультимиллионер, - финансовая бомба с часовым механизмом, и хочет получит с него причитающиеся ему три миллиона пока еще есть, что взять с Майкла Джексона.

Известно, что настоящие браки совершаются на небесах и длятся, естественно, до гробовой доски. Что может не хватать этим счастливцам? Как выясняется, многие из них хотели бы еще раз пережить мгновение бракосочетания. В четверг в Нью-Йорке 125 супружеских пар получили такую возможность. Они вторично прошли церемонию бракосочетания, чтобы еще раз освятить свой брачный союз. На церемонии побывала моя коллега Рая Вайль.

Рая, ваши эмоции?

Рая Вайль: Да, Юра, это, действительно была необычная свадьба, пожалуй, самая необычная из всех, которые мне доводилось видеть. В общей сложности эти 125 пар, пожелавших возобновить свои брачные узы, прожили вместе 2409 лет и произвели на свет 277 детей, не говоря уже о внуках и правнуках. 125 невест разного возраста в свадебных нарядах, с цветами. И женихи соответствующие. В церемонии бракосочетания, которая проходила в одном из самых больших банкетных залов в Нижнем Манхэттене и транслировалась по национальному телевидению, участвовали раввин и священник. А также редакция журнала «Невеста» и ведущие телепрограммы «С добрым утром, Америка», всю неделю предупреждавшие зрителей о том, что их ожидает сюрприз. Хороший, кстати, рекламный ход. Зал был украшен фотографиями так называемых молодоженов. Их свадьбы, дни проведенные вместе... Молодые пары, пожилые, старые, уже отпраздновавшие свою золотую, а некоторые даже и платиновую свадьбу, пары, в которых один из супругов неизлечимо болен, все они собрались здесь, чтобы отпраздновать свою любовь друг к другу. Много молодоженов было среди военнослужащих. И здесь был сюрприз для жены майора Ларри Луиса, только что вернувшегося из Ирака, о чем она еще не знала. Оба были приглашены в качестве гостей, но оба давно хотели еще раз пройти церемонию бракосочетания. И вот их мечта сбывается. Слезы, признания в любви, объятия, поцелуи. Это было удивительное зрелище. Ни в одном фильме такого не увидишь и не услышишь. Слезы подступают, когда мужчина, которому перевалило за 80, говорит своей жене: «Ты венец моей жизни». О таком каждая женщина мечтает.

После торжественной части было шампанское, гигантский свадебный торт. И должны были объявить четыре пары, которые выиграли круиз по Карибским островам. И вот тут-то был главный сюрприз. Не четырем парам, как было объявлено ранее, а всем молодоженам было даровано это замечательное путешествие. 10 дней в раю. Без босса и стирки. Это, действительно, свадебный подарок на свадебное путешествие.

XS
SM
MD
LG