Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр обороны США признал, что явной связи между "Аль Каидой" и режимом Саддама Хусейна не было


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимает участие корреспондент Радио в Нью-Йорке Ян Рунов.

Андрей Шарый: Несколько громких заявлений, если не сказать сенсационных, сделали в последние сутки высокопоставленные представители американской администрации. Министр обороны США Доналд Рамсфелд признал, что явной связи между "Аль Каидой" и режимом Саддама Хусейна не было, по крайней мере, американским спецслужбам такую связь не удалось установить. Бывший глава американской администрации в Ираке Пол Бремер подчеркнул, что Америка уплатила высокую цену за недостаточное количество американских солдат, которые были направлены в эту страну. Как два таких откровения со стороны ближайших сотрудников Буша могут отразиться на избирательной кампании президента? Напомню, что до выборов президента Соединенных Штатов остается менее месяца.

Ян Рунов: Эти два признания прозвучали в один день и, естественно, не остались незамеченными. Остаётся подождать и посмотреть, как это будет использовано в дебатах кандидатом в вице-президенты сенатором Эдвардсом, а затем кандидатом в президенты сенатором Керри. Подорвут ли такие откровения, сделанные за месяц до президентских выборов, позицию Буша? Вот что думает об этом вице-президент нью-йоркской исследовательской организации «Фридом Хауз» Арч Паддингтон.

Арч Паддингтон: Во время нынешней президентской кампании многое было сказано такого, что шло отнюдь не на пользу обоим кандидатам. Некоторые бывшие правительственные чиновники и бывшие военачальники высказывали критические замечания о том, как республиканская администрация вела войну в Ираке. Совершенно очевидно, что такая критика каждый раз наносила ущерб избирательной кампании Буша. И всё же, несмотря на это, рейтинг Буша, судя по опросам общественного мнения, остаётся на одном уровне с рейтингом Керри или даже чуть выше. Это означает, что, хотя вольная или невольная критика в адрес Буша и не приносит ему пользы, она и не может нанести непоправимый вред его избирательной кампании.

Ян Рунов: Вы упомянули "бывших" сотрудников администрации и военного ведомства, а как насчёт заявлений действующих - например, Рамсфелда?

Арч Паддингтон: Давайте посмотрим, что Рамсфелд сказал после своего первого заявления, как он пояснил свои слова, сказанные им в понедельник в нью-йоркском Совете по международным отношениям. Уже через несколько часов после того, как он признал, что, с его точки зрения, не было видно явных свидетельств связи между "Аль Каидой" и Саддамом Хусейном, Министерство обороны выпустило заявление, в котором говорилось, что слова Рамсфелда, к сожалению, были неверно интерпретированы. Ранее Рамсфелд говорил, что, по данным ЦРУ под руководством Джорджа Тенета, были достаточно серьёзные доказательства присутствия членов террористической организации "Аль Каида" в Ираке и, в частности, в Багдаде. Так что разъяснение не заставило себя ждать.

Вполне возможно, журналисты, присутствовавшие на выступлении Рамсфелда, услышали больше, чем сказал сам министр обороны. Так бывает. Кроме того, накануне ввода наших войск в Ирак мы знали меньше, чем сейчас. Тем не менее, слова Рамсфелда тут же облетели весь мир. Насколько повредит это президенту Бушу, мы ещё не знаем. Но вообще меня самого многое удивляет. Администрация президента Буша, в отличие от администраций многих других президентов, очень дисциплинированна и осторожна в своих заявлениях. Большинство членов правительства чрезвычайно редко говорят то, что может ослабить позиции президента. Только госсекретарь Колин Пауэлл позволяет себе иногда высказывать то, что думает. Другие же - Кондолиза Райс, например, Рамсфелд, Вулфовиц и другие - очень и очень осторожны в своих словах. Поэтому последние заявления Рамсфелда и Бреннера несколько неожиданны.

Ян Рунов: Это было мнение Арча Паддингтона из исследовательской организации «Фридом Хауз».

И всё же и Бреннер, и Рамсфелд подчеркнули, что считают абсолютно верным решение ввести войска в Ирак и сменить режим Саддама Хусейна. Хотя, как признал теперь Рамсфелд, предположение о наличии у Ирака оружия массового уничтожения оказалось ошибочным, общая ситуация в мире стала лучше после того, как Саддам Хусейн оказался в тюрьме. Что касается оружия массового уничтожения, то, как сказал Рамсфелд, оно в Ираке было раньше, но его не нашли потому, что оно было или спрятано, или вывезено, или уничтожено. Гражданская война, по мнению Рамсфелда, Ираку не угрожает, потому что коалиционные силы совместно с новыми силами Ирака наводят в стране порядок. При этом он сослался на пример взятия Самарры.

Доналд Рамсфелд: В этой стране должно быть сделано то, что сделано в Самарре за последние 48 часов. Сначала надо пригрозить применением силы, а потом...

Ян Рунов: Рамсфелд сказал, что нельзя давать террористам и врагам Ирака спокойно прятаться в своих убежищах.

XS
SM
MD
LG