Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и США – актеры и политика


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвует политолог и переводчик Владимир Прибыловский.

Владимир Бабурин: В прямом эфире по телефону Владимир Прибыловский, политолог и переводчик Джорджа Оруэлла. Владимир, вы, конечно, занимаетесь, даже не в большей степени, а только, российской политикой. Тем не менее, я знаю, вы не раз бывали в США. Вот ваше первое чувство, когда вы узнали, что Арнольд Шварценеггер стал-таки губернатором Калифорнии?

Владимир Прибыловский: Я не сомневался, что он станет губернатором Калифорнии, а каким он будет губернатором - будущее покажет. В Америке был президент-актер – Рейган, и хотя он, как принято у республиканцев США, путал Бразилию с Боливией, Ливию с Ливаном, но, в общем-то, считается неплохим президентом и выбирался американцами дважды.

Владимир Бабурин: Кстати, Рональд Рейган был губернатором до того именно Калифорнии, правда, Шварценеггер не сможет стать президентом, не сможет повторить путь Рональда Рейгана, если только в США не поменяют Конституцию, потому что он родился в Австрии.

Владимир Прибыловский: Да, правда, 10 первых президентов США тоже родились не в Америке, но тогда еще у них не было такого строго правила.

Владимир Бабурин: Но я хотел поговорить с вами, естественно, не об этом. В разное время разные российские деятели культуры, в том числе и артисты, пытались уходить в политику. Почти всегда в списках тех или иных избирательных блоков, самых разных, были знаменитые артисты. То, что на памяти - Никита Михалков входил в тройку проправительственной, тогда, правда, кто ее сейчас помнит, фракции "Наш Дом - Россия", Лидия Федосеева-Шукшина - в тройку гайдаровского "Выбора России", но почему-то так получилось, что актеры, которые стали политиками и работают в Государственной Думе, сейчас сосредоточились исключительно во фракции коммунистической партии. Это бывший министр культуры Николай Губенко и актриса Елена Драпека. Почему актеры - только коммунисты, в политике, как вы полагаете?

Владимир Прибыловский: Я бы вам возразил. У нас самый главный актер в политике, это, конечно, Владимир Вольфович Жириновский. Правда, он не профессиональный актер. Но, в принципе, сцена, в особенности цирковая, потеряла в его лице актера, а политика приобрела. В общем-то, он, наверное, самый лучший актер в нашей политике, пусть у него амплуа злобного клоуна.

Владимир Бабурин: Но это все-таки политик, который стал актером в силу сложившихся обстоятельств, а вот те две фамилии, которые я назвал, Николай Губенко и Елена Драпека, это все-таки актеры, которые стали политиками?

Владимир Прибыловский: У нас сейчас еще несколько человек баллотируется, Ирина Быстрицкая, если я не ошибаюсь, по блоку Бородина, еще, если посмотреть по спискам, то еще найдем. Почему у коммунистов? Не знаю. И Губенко, и Драпека замечательные актеры, чего, может быть, не скажешь, я не скажу, что они такие уж замечательные политики.

Владимир Бабурин: А как вы полагаете, в России вообще возможно повторение такого американского опыта, что человек известный, пускай не обязательно это будет актер, пускай это будет известный писатель, или еще кто-то, вдруг стал бы если не президентом, то политиком большого масштаба? В свое время, кстати, вполне серьезно обсуждалась возможность выдвижения Никиты Михалкова на пост президента России.

Владимир Прибыловский: Я считаю, что это, в общем-то, возможно. Кстати, именно Никита Михалков, не знаю, как сейчас, но в свое время Никита Михалков имел хорошие шансы быть, во всяком случае, перспективным политиком и, может, и кандидатом в президенты. Положим, я лично в Михалкове как в политике разочарован, но это не значит, что избиратели его бы не избрали, а я, например, году в 1995-м, может, и сам бы был готов проголосовать за Михалкова, не как за кандидата от "Нашего Дома - России", а как за кандидата в президенты. Не было лучших. Солженицына предлагали, была такая инициативная группа, но Александр Исаевич отказался. Среди писателей как раз есть люди с политическим складом ума и способностями. Актеру, на мой взгляд, такую серьезную страну, как Россия, все-таки актеру доверять нельзя. Это не Америка, где все сложилось, ее трудно погубить даже самому неудачному президенту. А в России президентом актер или писатель стать может, но я бы не хотел президента - актера все-таки.

Владимир Бабурин: Вы сами назвали дату 1995-й год, то есть, достаточно большой по нынешним историческим меркам срок, ведь тогда в российской политике было достаточно много людей, интересных и ярких. Не будем говорить, какие они были политики, но люди были яркие. Сейчас, наоборот, основополагающий цвет российской политики, пожалуй, серый. Ярких личностей нет. Как вы это в свое время сформулировали, "путинославие, чкдержавие и горнолыжность". Это шутка, но та самая шутка, в которой лишь доля шутки.

Владимир Прибыловский: Да, у нас политика, конечно, посерела, это, на самом деле, нормальное явление. После периода подъема идет период спада и застоя, и я думаю, что мы еще на своей жизни увидим и период общественного подъема и новых ярких политиков. Другое дело, произойдет ли это уже в 2008-м году, или застой продлится дольше, это я не берусь сказать. Всегда серость сменяется яркими цветами, а спад всегда сменяется подъемом.

Владимир Бабурин: А как вы полагаете, есть ли повод у российского избирателя завидовать, что избиратели Калифорнии, уж не знаю, каким будет Арнольд Шварценеггер губернатором, но человек он, безусловно, яркий, что выбрали столь яркую личность?

Владимир Прибыловский: Ну, посмотрим. Думаю, что они вряд ли уж так пожалеют. У них, говорят, действительно был очень неудачный губернатор. Ничего катастрофического с ними не случится, даже если Шварценеггер окажется плохим губернатором. Ну, не переизберут в следующий раз, только и всего.

XS
SM
MD
LG