Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вашингтонский снайпер-убийца угрожает жизни детей


Программу ведет Петр Валь. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов и Ян Рунов, который беседует с сотрудником вашингтонского фонда Херитедж Дэвидом Моутхаузином.

Петр Вайль: Руководитель группы по расследованию серийных убийств в приговорах Вашингтона безуспешно пытается выйти на связь с преступником. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: За последние несколько часов стали известны новые подробности, значительно проясняющие загадочные действия руководителя расследования Чарльза Муза. Источники в следственной бригаде, в частности, излагают содержание письма, оставленного снайпером возле ресторана, где он в субботу тяжело ранил человека. В этом послании убийца жалуется на «некомпетентность» операторов «горячей линии» - он утверждает, что шесть раз пытался передать по этому номеру свое сообщение, однако дежурные не отнеслись к его звонкам с должной серьезностью. За это, по словам автора письма, он отомстил убийством пяти человек. Именно в этом послании объемом в три страницы, написанном от руки печатными буквами с грамматическими ошибками, содержится угроза в адрес детей. Преступник потребовал от властей за прекращение убийств 10 миллионов долларов, которые следует перевести на некий банковский счет. Кроме того, там был указан номер телефона и время, когда убийца будет звонить по этому номеру, чтобы услышать ответ на свое требование. Однако полицейские, обнаружив заклеенный в пластик конверт, передали его криминалистам для экспертизы. Когда письмо вскрыли, оказалось, что указанный номер не работает; пришлось вызывать телефонистов, чтобы подключить линию. Между тем время, когда должен был звонить снайпер, прошло. Вот почему в воскресенье вечером шеф полиции графства Монтгомери Чарльз Муз обратился к автору послания с публичной просьбой позвонить по указанному номеру еще раз. Снайпер позвонил в понедельник утром. На этот раз полиция оказалась во всеоружии. Она мгновенно установила, с какого номера звонят, и задержала двух человек на белом микроавтобусе, по чистой случайности решивших воспользоваться тем самым телефоном-автоматом. Ошибка вскоре разъяснилась. Тем временем следователи тщетно пытались понять сообщение, которое преступник записал на диктофон, но то ли плохо подсоединил диктофон к телефону, то ли специально заглушал свой голос в целях маскировки. Так и не сумев разобрать слова снайпера, Чарльз Муз снова вышел к камерам и попросил его перезвонить в связи с плохим качеством записи. Вместо нового звонка снайпер рано утром во вторник выстрелил в водителя автобуса, который скончался в больнице от смертельного ранения. Во второй половине дня полиция получила от него новое сообщение – пока неизвестно, было ли это новое письмо или телефонный звонок. На это послание Чарльз Муз ответил в восьмом часу вечера следующим текстом:

"В последние несколько дней вы пытались связаться с нами. Мы изучили сформулированные вами варианты и пришли к выводу, что исполнить их электронным способом, как вы требуете, невозможно. Тем не менее, мы по-прежнему готовы обсуждать с вами варианты, о которых вы упоминали. Важно, чтобы мы сделали это так, чтобы больше никто не пострадал. Позвоните нам по тому же номеру, которым вы пользовались раньше, и вам дадут номер, начинающийся на 800, как вы просили. Если это вам удобнее, вам укажут адрес частного абонентского почтового ящика или другой безопасный метод связи. Вы дали понять, что речь идет о чем-то большем, чем насилие. Мы ждем известий от вас".

Числом 800 в Америке начинаются номера «горячих линий», звонки по которым всегда бесплатны.

Петр Вайль: Неуловимый снайпер, застреливший в районе американской столицы уже десять человек, потребовал десять миллионов долларов за прекращение убийств. Полиция пытается вступить с ним в переговоры. Пресса гадает, кто это может быть и каковы мотивы его преступлений. Об этом с американским экспертом беседует наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.

Ян Рунов: Пока снайпер продолжает играть с полицией Вашингтона, штатов Мэриленд и Виржиния в кошки-мышки, приходится только гадать об истинных мотивах преступника. Вот что думает специалист по проблемам борьбы с преступностью, сотрудник вашингтонского фонда Херитедж Дэвид Моутхаузин.

Дэвид Моутхаузин: Снайпер действует больше как террорист, чем как уголовник или психопат. Да, он теперь требует большие деньги, но если бы это была его главная цель, он бы потребовал их гораздо раньше. Возможно, он получает удовольствие от самой игры с полицией, от шума в прессе и паники по всей стране, от того, что он видит себя господом Богом, распоряжающимся жизнями людей. Деньги здесь, по-моему, играют весьма второстепенную роль. Есть подозрение, что он действует не один, что у него есть напарник. Если это так, то наша любимая теория об одиноком убийце-маньяке отпадает. У полиции сложная задача: не дать деньги – значит убийства будут продолжаться. Дать 10 миллионов – значит стимулировать других на такой же способ добывания миллионов. Остаётся проверенная практика: путём переговоров тянуть время с тем, чтобы всё же выйти на след преступника. Во всём этом есть ещё один поворот, с которым Америка столкнулась впервые: раньше террористы или бандиты захватывали самолёт с пассажирами, захватывали банк с посетителями, которых брали в заложники. Всё это было замкнутое пространство. Дело часто кончалось штурмом и гибелью самого преступника. На этот раз в заложниках оказалась вся страна. А преступник остаётся неопознанным и неуловимым фантомом. И ему нельзя отказать в умении рассчитывать ходы и не оставлять следов. В то же время мне кажется, пресса своим шумом играет негативную роль. По статистике, от пуль снайперов в Америке гибнет во много раз меньше людей, чем, скажем, от бебиситеров, от нянь, которым поручен присмотр за детьми. Гибель десяти невинных людей ужасна, но паника кажется мне слишком раздутой, потому что вероятность гибели человека от пули снайпера очень мала в Америке.

Ян Рунов: Тем временем гадания о том, кем может быть снайпер, продолжаются. Одни высказывают мысль, что это иностранный террорист, засланный в Америку с Ближнего Востока, другие – что это экстремист, в прошлом военный или полицейский. Судя по убитым людям, у него нет дискриминации жертв ни по возрасту, ни по полу, ни по цвету кожи, ни по социальному положению. Погибших объединяет только одно – все они американцы.

XS
SM
MD
LG