Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Совет Безопасности ООН осуждает захват заложников в Северной Оссетии. Почему Россия не может предохраниться от террора? «Терминатор» помогает Джорджу Бушу


Юрий Жигалкин: Совет Безопасности ООН осуждает захват заложников в Северной Осетии. Почему Россия не может предохраниться от террора? «Терминатор» помогает Джорджу Бушу. Эти темы - в рубрике «Сегодня в Америке».

Захват заложников стал в среду одной из первополосных американских тем. Вечером в среду Совет Безопасности предпринял неожиданную акцию, приняв заявление о захвате заложников, то есть, дав оценку внутренней российской проблеме. Рассказывает мой коллега Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан уже утром 1 сентября, узнав о событиях в Северной Осетии, осудил захват заложников. Он назвал его «преступным актом, направленным против самых уязвимых членов общества» и потребовал от террористов «немедленно освободить детей, из родителей и учителей». Свое заявление опубликовала и глава Детского фонда ООН Еэрол Беллами. «Дети никогда не должны использоваться для достижения политических целей, - говорится в заявлении, - школы недопустимо превращать в арену насилия». Президент США Джордж Буш, как сообщил Белый Дом, позвонил президенту Путину и осудил акты террора «в предельно резких выражениях». Он предложил России любую необходимую помощь в разрешении кризиса, однако от Москвы никаких просьб о помощи пока не поступало.

Позицию США и характер дискуссии, состоявшейся в Совете Безопасности, сформулировал посол США в ООН Джон Бэмфорд.

Джон Бэмфорд: Мой комментарий, который, я уверен, отражает мнение и всех остальных членов Совета - это самое решительное осуждение этих ужасных событий. Захват в заложники школьников - это предельная низость. К сожалению, это не единичный случай. Всякий раз, когда разворачиваешь газету и включаешь телевизор, видишь сообщения о новых терактах. Цивилизованный мир должен сплотиться. Мы не можем применять двойной стандарт. Нападения на гражданских лиц, полное пренебрежение основными принципами гуманизма в отношении мирного населения неприемлемы. Таково содержание состоявшейся дискуссии.

Владимир Абаринов: Совет Безопасности потребовал немедленного и безусловного освобождения всех заложников, захваченных в ходе террористического нападения в Северной Осетии. Совет Безопасности выразил свою глубочайшую симпатию и соболезнования народу и правительству Российской Федерации, а также жертвами терактов и членам их семей.

Постоянный представитель Российской Федерации в ООН Андрей Денисов.

Андрей Денисов: А в заключение этого заявления Совет Безопасности вновь заявил, что терроризм во всех его формах и проявлениях представляет собой одну из самых серьезных угроз международному миру и безопасности, и что любые акты терроризма являются преступными и не подлежат оправданию, независимо от их мотивов, где бы и кем бы они не совершались.

Владимир Абаринов: Текст заявления был принят единогласно. Наблюдатели отмечают, что Россия впервые обратилась к помощи мирового сообщества в связи с кризисом, который она всегда считала своим внутренним делом.

Юрий Жигалкин: Действительно, обратившись в Совет Безопасности, Москва придала захвату заложников международное значение. Мой разговор с профессором Ричардом Пайпсом, бывшим начальником Советского отдела в совете по национальной безопасности при президенте Рейгане, касался международного аспекта ситуации.

Господин Пайпс, ваша первая реакция на происшедшее?

Ричард Пайпс: Невозможно оправдать то, что эти люди делают. Однако, объективности ради, не будем забывать, что в несколько иные времена и в несколько иных обстоятельствах противостояние чеченцев и России назвали бы освободительной войной. И это, на мой взгляд, представляет неразрешимую для Запада диллему, в этом заключается фатальный парадокс конфликта. Кремль пытается представить свои действия в Чечне как часть глобальной борьбы с терроризмом, но проблема состоит в том, что чеченцы, скажем, в отличие от палестинских исламских фанатиков, намеренных уничтожить Израиль или "Аль-Каиды", поставившей своей целью подрыв западной системы, не посягают на Россию, они лишь хотят независимости.

Юрий Жигалкин: Что в такой ситуации остается Соединенным Штатам? Ведь терроризм остается терроризмом под каким знаменем бы его не подавали?

Ричард Пайпс: Вашингтон, судя по всему, предпочитает излишне не распространяться по поводу того, что происходит в Чечне, решив, что в данной ситуации самое важное - совместная борьба с терроризмом. И сейчас, когда мы стали свидетелями дикой акции: в заложники захвачены сотни детей, конечно же Соединенные Штаты сделают все, что в их силах с тем, чтобы помочь и советом, и информацией, и делом. Но Кремлю не стоит питать иллюзий относительно взглядов Белого Дома на чеченский конфликт и его природу, не надо удивляться критике по поводу сомнительных президентских выборов в республике. Помощники президента Буша, Кондолиза Райс прекрасно осознают подоплеку происходящего в Чечне.

Юрий Жигалкин: Профессор Пайпс, в последнее время Россия столкнулась с волной терактов и такое ощущение, что в отличие от других стран в подобной ситуации она оказалась совершенно беспомощной перед лицом террора. Как вы считаете, почему?

Ричард Пайпс: Когда вы имеете дело с фанатиками-самоубийцами, невероятно трудно выиграть битву с ними, ведь здесь не работает угроза уничтожения, смерти. Да, если Россия готова к тяжелым потерям, она может, в конце концов одержать верх, но ей нужно быть готовой к хаосу. И, я, честно говоря, не знаю, стоит ли Чечня этих жертв. Я подозреваю, что единственным путем, который может обезопасить Россию, может быть предоставление Чечне независимости - де факто, де юре - не важно. Мне трудно понять эту болезненную фиксацию россиян на необходимости сохранения в составе России крошечного клочка земли, чья единственная стратегическая ценность состоит в приближенности к нефтепроводам. Ведь теперь, на фоне опыта последних лет, ясно, что уход России из Чечни, оркестрованный Лебедем, был верным решением.

Юрий Жигалкин: А теперь - коротко - о некоторых новостях дня в Соединенных Штатах.

Вице-президент Дик Чейни, выступая в среду на съезде республиканской партии, предупредил американцев, что ноябрьские президентские выборы будут решающим моментом, когда им придется принять принципиальное решение, от которого будет зависеть долговременная безопасность страны. «По вопросу роли Соединенных Штатов в мире позиции сенатора Керри и президента Буша расходятся диаметрально, в то время как ставки для страны исключительно высоки», - сказал вице-президент. На протяжении трех дней съезда республиканцы методично пытаются представить Джона Керри нерешительным, колеблющимся лидером, с туманными взглядами по важным проблемам. И сам Керри предоставляет критикам достаточно поводов для таких заявлений. В среду он заявил на выступлении перед ветеранами, что не просто изменил бы отдельные детали американской стратегии в Ираке, он бы действовал в корне по-иному. На что представитель предвыборного штаба Буша заметил: «Позиция Джона Керри по Ираку меняется в зависимости от того, что для него политически выгодно сегодня». И эти методичные атаки, не исключено, имеют успех. За последние три дня уровень популярности Джорджа Буша возрос на два-три процента. Согласно одному из опросов, 53 избирателей предпочитают его в роли президента.

В среду стало ясно, что неоспоримой звездой съезда и республиканской партии стал губернатор Калифорнии Арнольд Шварцнеггер, неожиданно для всех эффектно воспользовавшийся голливудским инструментарием для пропаганды консервативного президента не любимого Голливудом. Выйдя на сцену под громоподобную овацию зала, Арнольд, не отмеченный ни одной наградой Киноакадемии с восхищением сказал «Вот это приветствие! Как при вручении Оскара! Как будто я знал!» После этого ему лишь оставалось рассыпать по речи цитаты из своих знаменитых фильмов. Идеи Джона Керри, согласно Шварцнеггеру, ни что иное, как «Правдивая ложь» - название одной из его картин. Напомнив слова раненого солдата из «Терминатора» «Я вернусь в строй», Шварцнеггер провозгласил: «Америка вернулась в строй, она превозмогла атаку на нашу землю, на нашу экономику, на наш образ жизни». «Если вы верите, что мы должны решительно уничтожить терроризм, то вы - республиканец». Призыв, достойный главного героя фильма «Терминатор», название которое можно перевести как «Уничтожающий». Политическая звезда Арнольда после этого выступления, судя по всем приметам, поднялась, остается надеяться, что его не привлекут за плагиат владельцы авторских прав процитированных им киносценариев.

Чем заработать на жизнь звездам случайным, которых вынесла на поверхность внимания неожиданная жизненная коллизия и которые не обладают явными талантами? О том, какой ответ на этот вопрос нашла для себя небезызвестная Моника Левински, рассказывает Рая Вайль.

Рая Вайль: Как поют легендарные блюзмены, деньги интересуют всех. После продолжительного перерыва в ньюйоркских газетах вновь появились фотографии Моники Левински. Не на съезде республиканской партии, конечно. От политики она старается держаться подальше, в Белый дом ей все равно уже не попасть. На фотографии Моника запечатлена в Эдинбурге, в Шотландии, куда прилетела на конференцию журналистов, практикующих так называемый "checkbook journalism", то есть выплату крупных сумм за эксклюзивные интервью...

Ее отношения с одним из самых известных мужчин в мире вызвали глобальный интерес. Но Моника Левински, как и многие другие бывшие любовницы сильных мира сего, использует прессу для увеличения своего банковского счета. "Только идиот может отказаться от таких денег", - говорит сейчас бывшая практикантка Белого Дома, чья связь с Биллом Клинтоном чуть не лишила его президентства. "Реклама, телевизионные станции, ведущие программ и все прочие делают деньги. Моя история - это мой товар, покупайте, если вам нужно", - сказала на журналисткой конференции в Эдинбурге Моника, недавно получившая за эксклюзивное интервью на британском телевидении более 700 тысяч долларов.

Мир не стоит на месте. Если раньше медиа делали большие деньги на скандальных историях, то теперь зарабатывают те, кто имеет такую историю. Появились даже специальные агенты, которые славятся умением добиваться для своих клиентов выгодных сделок с таблоидными газетами и телевидением за эксклюзивные, непременно с пикатными подробностями, интервью. Подобного рода практика, особенно участившаяся в последнее время, и особенно на телевидении, вызвала дебаты об этике и надежности информации. Критики утверждают, что погоня за скандальными историями часто приводит к дезинформации зрителей и является примером плохого журнализма. Ведь пикатные детали можно и придумать, если за это платят сотни тысяч долларов. Когда популярного агента, составляющего контракты на эксклюзивные интервью с таблоидами и телевидением спросили, каких условий он требует для своих клиентов, он сказал: "Все должно быть сделано так, как я хочу и за максимальную сумму, чем больше, тем лучше..."

Возвращаясь к Монике, надо сказать, что на фотографиях в ньюйоркских газетах она выглядит сильно располневшей и постаревшей, как будто пережила тяжелую депрессию. И было от чего. "После связи с Клинтоном, - рассказывает она, - я не могла никуда устроиться на работу, меня замучило своими допросами ФБР, наконец, меня пугали тюрьмой. Деньги - это небольшая компенсация за все, что я пережила".

XS
SM
MD
LG