Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. В Ираке погиб тысячный американский военнослужащий. Трагедия в Беслане: реакция в Вашингтоне и на американской улице


Юрий Жигалкин: В Ираке погиб тысячный американский военнослужащий. Трагедия в Беслане: реакция в Вашингтоне и на американской улице. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».

Во вторник в Ираке погиб тысячный американский военнослужащий. Тем самым была пересечена серьезная психологическая отметка. По этому поводу министр обороны США Дональд Рамсфелд созвал в Пентагоне пресс-брифинг, на котором сделал ряд заявлений относительно глобальной войны с терроризмом. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Дональд Рамсфелд прежде всего выразил симпатию и солидарность с народом России в связи с трагической развязкой кризиса в Северной Осетии. «От участия в этой войне, - сказал он, - невозможно уклониться - ни государствам, ни частным лицам. По этой причине цивилизованный мир должен продолжать наступление - именно это и делает коалиция».

Дональд Рамсфелд: 11 сентября 2001 года не было началом терроризма, и не война в Ираке породила терроризм. Международные террористы объявили войну цивилизованным странам давно, и в течение десятилетий они убили многие тысячи американцев, равно как и граждан других стран.

Владимир Абаринов: По словам министра, именно прогресс политического урегулирования в Афганистане и Ираке ожесточает террористов, заставляет их идти на крайние формы сопротивления.

Дональд Рамсфелд: Наш успех в Ираке и Афганистане вызывает противодействие тех, кто надеется, что в какой-то момент мы можем решить, что цена победы слишком высока. Наши враги недооценивают нашу страну, нашу коалицию. Они не в состоянии постигнуть характер нашего народа. И они превратно понимают нашего главнокомандующего.

Владимир Абаринов: Дональд Рамсфелд заявил, что вооруженное подполье в Ираке представляет собой смесь террористов с остатками прежнего режима и криминальными элементами, которые участвуют в диверсиях за деньги.

Дональд Рамсфелд: Думаю, сейчас все яснее и глубже осознается тот факт, что это не одномерный военный конфликт. Он проходит во многих измерениях и продлится долго. Дорога будет тернистой. Но только представьте, что мы проиграли, представьте, что мир оказался в руках тех, кому ничего не стоит отрезать человеку голову. У нас просто нет выбора.

Владимир Абаринов: Министр обороны США не стал отвечать на вопрос о том, была ли связана группа, захватившая заложников в Беслане, с международной террористической сетью. За ответом он рекомендовал обратиться к представителям разведки.

Юрий Жигалкин: Слова сочувствия к жертвам трагедии в Беслане, солидарности с Россией, слова осуждения исполнителей и организаторов этой акции прозвучали во вторник из уст нескольких американских ведущих политиков. Вот что сказал Госсекретарь Колин Пауэлл.

Колин Пауэлл: В мире не может быть места тем, кто берет детей в заложники, убивает их. Цивилизованный мир должен осудить и осуждает эту акцию и другие формы терроризма. Мы работам в тесном сотрудничестве с российскими властями, пытаясь помочь им всем, чем возможно. Мы предоставили России медикаменты и ожидаем результатов расследования, с тем чтобы получить информацию об исполнителях этой акции.

Юрий Жигалкин: Могут ли эти события повлиять на взгляды официального Вашингтона на чеченский конфликт и его последствия? А эти взгляды, как мы знаем, критиковались российскими властями. Мой коллега Ян Рунов беседует главой Центра изучения терроризма при Филадельфийском исследовательском институте внешней политики Майклом Раду.

Майкл Раду: Я не думаю, что американская официальная позиция изменилась. В отличие от европейцев, американцы рассматривают чеченскую проблему как часть общей проблемы радикального исламизма и считают, что Россия должна самостоятельно решить эту проблему. Что же касается путинских обвинений в адрес Запада, то это явный политический прием, ибо президент России хочет получить поддержку внутри страны любым своим действиям в Чечне. На самом деле позиция Соединенных Штатов в отношении чеченского кризиса вполне последовательна: Вашингтон с самого начала выступал за политическое урегулирование проблемы в Чечне и, одновременно, за борьбу с терроризмом во всём мире.

Ян Рунов: В то же время США предоставляют политическое убежище Ильясу Ахмадову, который называет себя «министром иностранных дел» чеченских сепаратистов...

Майкл Раду: Да, а Великобритания - Закаеву. Что ж, России придется смириться с таким поведением Запада и понять, что в Соединенных Штатах, например, как в демократической стране, правительство, Госдепартамент не имеют отношения к предоставлению убежища Ахмадову. Это было чисто судебное решение. Кстати, Госдепартамент в течение последних двух лет не принял ни одного представителя чеченских сепаратистов. Если же говорить о двойном стандарте, то в этом упрекнуть можно, скорее, российское руководство, которое говорит о необходимости бороться с исламским терроризмом, и в то же время требует, чтобы никто не препятствовал процессу вооружения Тегерана ядерным оружием. То есть Россия своими действиями сама способствует распространению ядерной угрозы. Так что Россия вряд ли может служить примером последовательности.

Ян Рунов: И все же для президента России критика в адрес Запада и Соединенных Штатов, видимо, важный политический инструмент...

Майкл Раду: Если Путин пытается обвинять сейчас США, он совершает большую ошибку, потому что Америка больше других европейских стран поддерживает Россию в ее борьбе с терроризмом. Я полагаю, что у Путина сейчас слишком много проблем внутри своего государства, и он пытается найти виновных на стороне.

Ян Рунов: Это было мнение Майкла Раду, главы Исследовательского центра терроризма и антитерроризма при Филадельфийском институте внешнеполитических исследований.

Юрий Жигалкин: А сейчас вкратце о других новостях дня в Соединенных Штатах.

Во вторник сенатор-республиканец Джон Маккейн и сенатор-демократ Джозеф Либерман внесли в Сенат законопроект реформы системы разведки, реорганизации, которая, как они считают, позволит предотвратить террористические атаки на американской земле. Законопроект двух влиятельных сенаторов вобрал в себя 41 рекомендацию из тех, что были вынесены независимой комиссией, расследовавшей события 11 сентября. Главные предложения законопроекта: создание национального управления по делам разведки, независимого от Белого Дома и распоряжающегося финансированием всех разведывательных агентств; организация федерального антитеррористического центра, куда будет стекаться соответствующая информация из ведомственных разведагентств; налаживание эффективной системы обмена антитеррористической информацией между федеральными, штатными и местными властями и, наконец, введение эффективных мер контроля за разведслужбами со стороны законодателей. Инициаторы законопроекта признают, что будущее их документа вряд ли будет безоблачным, поскольку президент Буш скептически относится к идее создания новой управленческой разведструктуры, но они предсказывают, что этот законопроект будет принят, скорее всего, с изменениями в течение месяца.

Ожидание в пробках отнимает немалую часть жизни американского автомобилиста. Среднестатистический владелец машины в Америке проводит 46 часов в год зажатый в своем авто без движения. В сверхавтомобилизированном Лос-Анджелесе ожидание на дорогах отнимает 96 часов - четверо суток. Таковы итоги исследования, проведенного Институтом транспорта Техасского университета. Потери, помимо испорченного настроения и подпорченных нервов, составили в 2002 году 63 миллиарда долларов, если исходить из стоимости выброшенного на ветер горючего и падения производительности труда. За последние два десятилетия эти потери возросли в пять раз. Многие штаты, жалующиеся на нехватку средств на обновление и строительство дорог, пытаются заработать, вводя дополнительные налоги на бензин, оплату за проезд по скоростным отрезкам автострад и выделяя на шоссе для платящих водителей полосы экспресс движения. Ну а некоторые наиболее новаторские штаты обнаружили, что значительно разгрузить пробки помогает компьютерное регулирование движения - программы, способные предсказать назревающий затор и нейтрализовать его, заранее замедлив автомобильные потоки.

Трагедия в Беслане стала в эти дни внутриамериканской темой. Во вторник американское телевидение бесконечно транслировало репортажи из России, политологи пытались вывести уроки из произошедшего, а американская улица просто сочувствовала российской беде. Моя коллега Рая Вайль вышла с магнитофоном на улицы Нью-Йорка.

Рая Вайль: Ситуация с заложниками вызвала у ньюйоркцев бурю эмоций. Расстрел детей сравнивали с трагедией 11 сентября, когда в результате теракта погибло более 3 тысяч человек.

Беринген Джонс: Что-то надо делать с террористами, потому что будет еще хуже. Мы живем в страшное время. Никогда раньше такого не было, чтобы заложниками брали детей. Я ветеран двух войн, но никогда не испытывал такого страха, как сейчас. Должно быть что-то святое... нельзя трогать школы, больницы... А у этих, которые в детей стреляли, ничего человеческого не осталось. Это звери, и никакой идеей в мире невозможно оправдать то, что они делают!

Рая Вайль: Бывший военный, 70-летний Беринген знает о взаимоотношениях России с Чечней.

Беринген Джонс: Есть мнение, что чеченцы воинственны, что они ничего другого, кроме как воевать, не умеют, что война их призвание. Может, это и так, но я не верю, что все чеченцы - террористы. Терроризм - это болезнь нынешнего века, эпидемия, если угодно. А террористы, стреляющие в спину детям, - это обычные преступники, убийцы! И только так к ним можно относиться...

Рая Вайль: А можно и иначе. Учительница в респектабельном ньюджерсийском городке Хобокен Мэри-Джей рассказывает, что уже несколько ночей подряд не может уснуть: перед глазами все время возникает одна и та же картина - бегущие дети и стреляющие по ним из автоматов террористы...

Мэри-Джей: Это ужасно... ужасно, что они сделали... Не будет им прощения нигде и никогда, ни на этом, ни том свете. Эта кровавая расправа с невинными детьми весь цивилизованный мир всколыхнула. И ведь непонятно даже, чего они хотели. Терроризм ради терроризма? А как вам это понравилось: когда одного из этих ублюдков захватили, он начал просить пощады... После всего, что они сделали, пощадить его? Да я б его на ближайшем дереве повесила, как и всех прочих террористов! (Смеется)

Рая Вайль: Смех моей собеседницы чисто нервный, она так и объяснила - дескать, все еще в шоке пребывает. Трагедия с заложниками многих повергла в подобное состояние.

Николас Бордзини, студент: Впервые за долгое время я чуть не плакал, когда читал обо всем этом в "Нью-Йорк Таймс" и смотрел репортажи с места событий. Более трехсот человек погибло, и среди них много детей... Что же это делается в мире?! Сегодня это случилось в России, а завтра такое может случиться и в нашей школе. Брать заложников стало постоянной практикой у террористов.

Рая Вайль: Старики, завсегдатаи Вашингтон-сквера в Гринвич Вилледже, говорят, что все в этом мире связано.

Бен Адлер, бывший адвокат: Но убивать детей - такого еще не было в истории заложников. Раньше я считал, что чеченцы воюют за свою независимость. Но если они воюют с детьми, грош цена их патриотизму! Может, Путин и прав, когда говорит, что чеченские террористы ничем не отличаются от террористов, взорвавших башни-близнецы в Нью-Йорке. То была трагедия, но эта еще страшнее... Страшнее, потому что мишенью на этот раз стали дети.

Рая Вайль: Все возмущены тем, что заложниками стали дети. Но некоторые, в отличие от моего предыдущего собеседника, считают, что кровопролитие можно было предотвратить...

Бен Адлер: Все это, конечно, ужасно... Но кто виноват? Путин, который продолжает гражданскую войну с Чечней. Россия не хочет дать этим людям свободу, и вот что мы имеем в результате...

Юрий Жигалкин: «Пули падали, как град. Одна просвистела рядом с ухом, другая подрубила Джимми, еще одна достала Келли, следующая вонзилась в меня...» - «Заложник», песня Джуди Коллинз...

XS
SM
MD
LG