Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Накануне третьей годовщины трагедии одиннадцатого сентября


Юрий Жигалкин: Накануне третьей годовщины трагедии одиннадцатого сентября. Об этом и только об этом в рубрике «Сегодня в Америке».

Одиннадцатого сентября 2001 года в восемь сорок шесть утра самолет компании "Америкен Эйрлайнс" врезался в северную башню Всемирного торгового центра. Через несколько минут Шон Бейтс, находившийся в южной башне позвонил жене, ее не было дома. Он оставил сообщение на автоответчике.

Шон Бейтс: Беверли, это Шон. Если ты услышишь это сообщение, знай, что в башне напротив произошел взрыв. Похоже, что в нее вонзился самолет, там занялся пожар на уровне девяностых этажей. Зрелище... Зрелище ужасное...

Юрий Жигалкин: Через три минуты боинг "Юнайтед Эйрлайнз" врезался в южную башню. Через час Шона не стало.Такой трагедии страна прежде не знала. Под гигантским пепелищем покоились останки почти трех тысяч человек.

Через несколько месяцев пепелище было разобрано и просеяно. Семьи получили все, что оставалось от их родных.

Сегодня на месте трагедии котлован, ожидающий закладки новых башен, нового Всемирного торгового центра.

Рая Вайль: Уже почти год, как работает станция метро «Уорлд Трэйд Центер»... По-своему, она тоже стала достопримечательностью. Есть поезда, есть крыша, а стен нет, их заменяют гигантские стенды с фотографиями Нью-Йорка (старого и современного), на фоне которых любят сниматься туристы. Красиво. Но в длинных переходах зимой, в ветреную ночь, холодно, неуютно... Нет больше привлекающих глаз магазинов... цветочных, шоколадных... нет ярких пиццерий, экзотических ресторанов, всевозможных закусочных, кафе... Одним словом, всего того, что представлял собой Всемирный торговый центр. Сейчас, на платформе и в переходах, на экране мониторов - лишь бородатые террористы, разыскиваемые ФБР... Но одно неизменно. Рядом с так называемым Граунд Зироу, точкой отсчета трагедии, у самой остановки метро, ребята с Ямайки, по-прежнему, играют джаз...

"Америка потеряла свою невинность тогда, - говорит коренной нью-йоркец Дэйв Мэтьюс. - До этого мы были безмятежной страной, а сейчас о нас такого уже не скажешь. Вот что изменилось после той катастрофы. Я не призываю к тому, чтоб нам сочувствовали. Вон, у русских сейчас тоже горе, и тоже его принесли террористы. Я только хочу сказать, что мир изменился..."

Дэйв Мэтьюс с женой живут в Манхэттене, в километре от места, где стояли башни-близнецы, и когда они рухнули, рассказывает Дэйв, "мы с женой окончательно перестали понимать, что происходит..."

Дэйв Мэтьюс: Больше всего мне запомнились первые три дня после катастрофы, когда еще никто точно не знал, кто погиб, сколько... Люди приклеивали к стенам домов объявления с именами и фамилиями близких, не пришедших домой после взрыва. А потом, на Юнион-сквере, кто-то постелил бумагу прямо на асфальте, чтобы каждый мог написать свое послание. В лифте все спрашивали друг друга: у вас никто не погиб? Еще не знаю... надеюсь... молюсь... Мне повезло, в моей семье никто не погиб...

Рая Вайль: А вот Джону, молодому брокеру, живущему тоже в Манхэттене, не повезло. Во время взрыва погиб парень, с которым он вместе вырос, и двое коллег... Что изменилось в его жизни за эти три года...

Джон: Я стал более осторожен... куда иду, кто меня окружает... Особенно в аэропорту... Вообще, стараюсь летать сейчас как можно меньше... Да и во всем прочем изменения произошли... После взрыва башен-близнецов у меня появилась первая седина. Я стал более терпимым. Отцу с матерью стал чаще говорить теплые слова. К сожалению, многие начинают забывать о катастрофе, происшедшей 11 сентября. Они думают, что если перестанут думать о террористах, то террористы забудут о нас. Увы, это не так. И то, что произошло сейчас в России с заложниками, тому доказательство. Убийство заложников в России я воспринимаю как собственную трагедию, трагедию, сродни той, что произошла с нами. Потому что там погибли дети... Увы, но мы имеем дело с теми, кого и людьми то не назовешь...

Рая Вайль: Мало что сегодня в Даунтауне напоминает о пережитом три года назад ужасе. Разве что полицейских здесь стало больше. Пора было спускаться в сабвей, но не хотелось. Погода была замечательная. Такая же, как тогда, 11 сентября 2001 года...

Юрий Жигалкин: Многие американцы соглашаются, что три года спустя Америка совсем не та страна, что встретила утро 11 сентября 2001 года. Что изменила трагедия одиннадцатого сентября?

"Американцы больше не чувствуют себя в безопасности. Это самое главное", - говорит американский политолог, бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона Дэниэл Гурэ.

Дэниэл Гурэ: Это чувство крепко засело в подсознании. Оно заставило нас действовать, как в военных условиях. За три года проведено масштабное строительство антитеррористической структуры в стране. Было создано министерство внутренней безопасности, десятки миллиардов долларов затрачены на латание очевидных дыр в системе безопасности: усиление охраны аэропортов, самолетов, других потенциальных объектов террористических атак. Конгресс принял законы, облегчающие преследование подозреваемых в терроризме на территории Соединенных Штатов. Это перемены исторических пропорций. Страна теперь готова к борьбе с врагом на своей территории. Еще одна кардинальная перемена касается глобальной стратегии. Администрация при поддержке Конгресса решила, что интересы защиты государства требуют преследования террористических групп, ячеек и поддерживающих их режимов где бы они не находились. Сейчас антитеррористические операции ведутся в Центральной Азии, Пакистане, Афганистане, Ираке.

Юрий Жигалкин: Как вы считаете, можно ли сегодня сказать, что эта стратегия сработала? Или за то, что три года Америку миновали теракты, нам стоит благодарить случай?

Дэниэл Гурэ: Нет-нет. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что эти превентивные меры эффективны. Это доказывает информация, снятая с компьютера оперативника "Аль-Каиды", схваченного в Пакистане. Теперь мы точно знаем, что сеть бен Ладена пыталась нанести удар на территории США, скрупулезно отбирала объекты своих атак, подыскивая наиболее уязвимые. Но тот факт, что главные аль-каидовцы, мозг организации, постоянно вынуждены скрываться от преследования, многие из них пойманы, наверняка не дает их агентам в США развернуться в полную силу.

Словом, сейчас мы можем сказать, что стратегия администрации Буша, стратегия глобальной тотальной борьбы с террором, доказывает эффективность. Она исключительно успешна.

Юрий Жигалкин: Господин Гурэ, бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани недавно признался, что одними из первых слов на его устах при виде падающих башен были слова благодарности за то, что в Белом Доме находится Джордж Буш, решительный лидер. Как вы считаете, чего можно ожидать от Джона Керри как лидера антитеррористической борьбы?

Дэниэл Гурэ: Я думаю, что если Керри придет к власти, то он подхватит нынешнюю стратегию. Не исключено даже, что придаст ей новый импульс, ведь сенатор выступает за увеличение ассигнований на службы безопасности, он предлагает создать новую разведывательную структуру. Так что глобальная антитеррористическая кампания будет продолжаться. Мы не отдадим террористам Афганистан, Ирак, кто бы ни был президентом.

Юрий Жигалкин: Сейчас вкратце о других новостях дня в Соединенных Штатах.

Американские власти намерены сделать все, чтобы урок Беслана никогда не повторился в Соединенных Штатах. Как заявил в среду министр внутренней безопасности Том Ридж, президент Буш дал указание спецслужбам проанализировать существующие правила действий в случае захвата заложников и, если необходимо, видоизменить их с учетом новых приемов, использованных террористами в Беслане. Но, по-видимому, информации о деталях трагедии в Беслане у американского правительства почти нет.

Том Ридж признал, что сейчас для Вашингтона источником знаний служат не российские коллеги, пресса. Тем не менее, глава американского министерства внутренней безопасности критически оценил действия властей и российских спецслужб в этой напряженной ситуации. «Предварительные данные заставляют предположить отсутствие необходимого уровня координации и руководства операцией. Непонятно, руководил ли кто-то этими действиями», - сказал Том Ридж.

Американские подростки потребляют меньше наркотиков, однако стали более склонными к злоупотреблению алкоголем и сильнодействующими снотворными. В четверг обнародованы результаты общенационального опроса, который продемонстрировал неожиданные результаты. Среди детей от двенадцати до семнадцати лет, то есть в возрасте, наиболее склонном к экспериментаторству, потребление наркотика экстази упало на сорок один процент, ЛСД больше, чем наполовину. Даже марихуана, через которую, как считается, прошли все поколения молодых американцев, начиная с шестидесятых годов, гораздо меньше интересует современную молодежь. Число ее поклонников упало на пять процентов. Министр здравоохранения тут же заявил о том, что причиной успеха стала мудрая антинаркотическая пропаганда. Действительно, социологи обнаружили неожиданно высокую эффективность настойчивых напоминаний о вреде наркотиков в школе. Но самый сильный инструмент - семейное убеждение. В восьмидесяти процентах семей, где родители громко осуждают наркотики, дети склонны следовать их совету.

Три года минуло со дня гибели Всемирного торгового центра, тысяч людей. На нулевом уровне, точке отсчета не осталось сегодня никаких визуальных символов, напоминающих о башнях. Предложение сохранить в качестве монумента оплывшую алюминиевую арматуру, покрывавшую фасад одного из близнецов, возвышавшегося над пепелищем, было отвергнуто. Мало того, удивительно, но изображения башен почти исчезли из рекламного и даже культурного обихода американцев. Память кровоточит, объясняют многие. Но не все.

Ян Рунов: Башни-близнецы Всемирного торгового центра рухнули три года назад 11 сентября 2001 года. Их нет. Но многие жители Нью-Йорка пытаются сохранить их изображение: на уличных вывесках, на пакетах для покупок, на книжных обложках, на мемориальных досках в пожарных депо, в сабвее, в гараже, в фойе зданий... «Это болезненная глава нашей истории, но её не выбросить», - говорит Ричард ЛеФрак, президент домовладельческой корпорации. В одном из принадлежащих ему домов в нижней части Манхеттена жильцы попросили оставить в фойе фреску с видом башен как бы с высоты птичьего полёта. Фреска сделана в 1997 году русским художником Владимиром Пучковым.

Президент торговой компании Red Apple Group Джон Катсиматидис, у которого 11 сентября погиб родственник, решил оставить на торговых пакетах своих продовольственных магазинов изображение Манхеттена с башнями-близнецами и надписью «Всегда в наших мыслях. Навсегда в наших сердцах. Никогда не забудем».

Почему одни упорно пытаются забыть о прошлой трагедии, а другие с таким же упорством удерживают её в памяти?

Вот как объясняет это американский психолог Роберт Баттерворт:

Роберт Баттерворт: 11-е сентября, как и любая другая трагедия, личная или национальная, связана с глубокой психологической травмой. Полученная в прошлом, эта травма для нормальной психики является опытом, предохраняющим от повторения в будущем. Образ башен-близнецов - это как фотография погибших родственников, хранящаяся в фотоальбоме или висящая на стене квартиры. С щемящим чувством потери, но и с благодарностью за дотравматическое прошлое мы обращаемся к этим образам. В этом есть чисто личное отношение к случившемуся. Одни часто бывали во Всемирном торговом центре, у других там погибли родные или знакомые, для третьих изображение зданий имеет символическое значение. Но также немало таких, которые не хотят, устали слышать об этом, их раздражают напоминания о трагедии 11 сентября. Они избегают передач, статей, разговоров на эту тему.

Ян Рунов: На указателях с названиями улиц, расположенных вблизи площади, где три года назад ещё стоял Всемирный торговый центр, изображены силуэты башен-близнецов. По ним гости Нью-Йорка легче находят эту площадь, остающуюся местом паломничества туристов.

Кинематографисты и телекомпании стирают кадры из художественных фильмов или из снятых ранее и повторяемых телевизионных передач (особенно комедийных), в которых действие происходит в Нью-Йорке на фоне башен-близнецов. Одни относятся к этому с пониманием, другие - с болью.

XS
SM
MD
LG