Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отставка Ричарда Грассо


Программу ведет Иван Толстой. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин и профессор Стэнфордского университета Михаил Бернштам. Обзор прессы подготовил Иван Воронцов.

Иван Толстой: В среду неожиданно ушел в отставку глава Нью-Йоркской фондовой биржи Ричард Грассо. Причины отставки выглядят просто удивительными: Грассо устыдился своей высокой заработной платы и 140 миллионов, которые биржа отложила на его пенсионный счет. Впрочем, есть подозрения, что Грассо уходит. чтобы избежать возможных обвинений в махинациях. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует об этом с профессором Стэнфордского университета Михаилом Бернштамом:

Юрий Жигалкин: Профессор Бернштам, сегодня многие газеты пишут, что впервые один из ведущих американских, если можно так сказать, предпринимателей пострадал из-за того, что зарабатывал слишком много, то есть, это какое-то не рыночное, грубо говоря, не капиталистическое явление, согласны вы с такой оценкой?

Михаил Бернштам: В случае с господином Диком Грассо, действительно он вынужден был уйти со своего поста руководителю Нью-Йоркской фондовой биржи, потому что вопрос его вознаграждения стал притчей во языцех. До этого периодически возникали скандалы по поводу слишком высокого или, как люди считали, неоправданного вознаграждения руководителей крупных корпораций, например, автомобильных компаний в Детройте. Каждый раз это вызывало публичное недовольство. Но в случае с господином Грассо проблема усугублялась вот чем: дело не в цифрах, сколько он получал, а в том, что он является по совместительству по должности федеральным регулятором тех самых компаний, которые являются членами его же фондового рынка, членами Нью-Йоркской фондовой биржи. Они его назначили, они ему платили эту высокую заработную плату, а он следил за тем, чтобы они руководствовались правилами рыночного поведения и федеральными законами. Здесь возник конфликт интересов, возникли подозрения, что ему платили за то, чтобы он закрывал глаза на их злоупотребления, и вот это, в совокупности с высоким вознаграждением, привело к его падению.

Юрий Жигалкин: Но, как вы считаете, были ли в этой ситуации со стороны Грассо какие-то преступные деяния?

Михаил Бернштам: Конфликт интересов налицо. Были они, или нет, сказать трудно, но конфликт интересов очевиден, и если я, в общем, скромный человек его вижу, и его видят сейчас все, то он, опытный человек, и его коллеги, должны были его видеть очень давно.

Юрий Жигалкин: Профессор Бернштам, но хорошо зарабатывать - это нормально, это кредо рыночной экономики, к этому стремятся все, в том числе и в России. Но такие истории заставляют задаться вопросом: а нормально ли получать такие фантастические, просто непредставимые деньги? Нормально ли это для страны и нормально ли это для американской экономики?

Михаил Бернштам: Когда эти заработки устанавливаются рынком, добровольно люди платят человеку за его особые таланты, там, где он находится, заработки оправданы, там где человек каждодневно принимает важные, рискованные решения, которые обогащают всех. 190 миллионов - это пустяки, кстати, 190 миллионов господина Грассо накопились за длительный период. Это не так страшно. А вот что страшно, особенно в России, что в России гораздо более высокий процент извлечения прибыли, чем в нормальных рыночных экономиках. Фонд прибыли, которую получают и акционеры, и такие ведущие акционеры, которые одновременно являются руководителями предприятий, составляет четверть ВВП. В России свыше 50 процентов ВВП, в некоторые годы до 60, идет на прибыль тех, кто является собственниками. потому что они получили каким то образом все эти крупные ресурсные нефтяные, газовые, металлические и прочие ресурсные предприятия в 90-е годы.

Юрий Жигалкин: Иными словами, в России гораздо больше скрытых Грассо, чем в США?

Михаил Бернштам: Да, не только скрытых. Я думаю, что они очень открытые, они себя афишируют.

Иван Толстой: А вот как ведущие газеты отреагировали на отставку Ричарда Грассо. Обзор печати подготовил Иван Воронцов:

Иван Воронцов: "После господина Грассо", – так озаглавлена редакционная статья, опубликованная в американской газете Washington Post. "После того, как вскрылось назначенное им себе огромное жалованье, отставка главы нью-йоркской фондовой биржи была неизбежна. Однако, проблема не только в нем, господин Грассо - симптом более масштабной проблемы биржи, структуры, являющейся частью бизнеса, но при этом и регулирующей его. Существующая уже 211 лет фондовая биржа должна была быть на первой линии защиты инвесторов, но она, хотя и не только она, проспала тревожные сигналы во время биржевого бума. Аналитики контролируемых фондовой биржей брокерских компаний сознательно приукрашивали ситуацию ради выгодных сделок и позволяли руководству получать прибыли, недоступные обычным инвесторам. Вопрос не в том, существуют ли в системе проблемы, нуждающиеся в исправлении, а в том насколько они велики. До сих пор фондовая биржа функционировала скорее не как открытая общественности организация, а как тайный клуб. Сейчас происходит давно необходимый процесс пересмотра методов управления ею, и некоторые правила уже изменены. Так, теперь руководителям фондовой биржи запрещено одновременно быть членами советов директоров корпораций - Ричард Грассо был директором двух компаний. Хотя сделать необходимо, конечно, гораздо больше", – пишет Washington Post.

Немецкая Welt анализирует биографию и личность Ричарда Грассо. "Этот человек, американец итальянского происхождения, сейчас ему 57 лет, выходец из нью-йоркского района "Queens", хотел в молодости стать полицейским, но не смог из-за дефекта зрения. Его мама была недовольна: "Если бы ты прошел тесты по зрению, сделал бы хорошую карьеру", - говорила она тогда. Два года Грассо учился, потом ушел из вуза в армию, был там награжден. Потом, после армии, в поисках работы устроился на биржу за 82,5 доллара в неделю. Там он и работал до настоящего времени. Сейчас ему, единственному, кому удалось сделать на фондовой бирже такую карьеру, от простого служащего до босса, приходится уходить. В центре конфликта большие деньги, 140 миллионов долларов, которые он должен был получить. Однако, некоторые считают, что для Грассо статус и престиж, на самом деле, гораздо важнее денег. Как замечает бывший стратег Nasdaq Уильям Хартс, ирония судьбы в том, что Грассо потерял то, что для него было самым главным, и остались как раз только деньги. Контракт Грассо был недавно продлен до мая 2007-го года с годовым жалованьем в 2,4 миллиона долларов в год, и сейчас он, вероятно, получит всю эту зарплату авансом", – пишет Welt.

XS
SM
MD
LG