Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сочтет ли президент Джордж Буш необходимым задавать своему коллеге и другу Владимиру Путину 7 вопросов?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: российская правозащитница Елена Боннер, сотрудник американской организации "Human Rights Watch" Дидерик Лохман, корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Наталья Голицына и Юрий Жигалкин.

Андрей Шарый: Итак, президент России Владимир Путин начинает четырехдневный визит в США. В ходе этой поездки, о которой мы будем много, и подробно, и пристрастно, рассказывать Путин выступит на сессии Генеральной Ассамблеи ООН и проведет переговоры с президентом Бушем. О подробностях программы пребывания Владимира Путина за океаном - корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Президент России прибыл в США в среду утром по нью-йоркскому времени. Сегодня днем он будет участвовать в трехсторонней встрече с президентом Франции Жаком Шираком и федеральным канцлером Германии Герхардом Шредером. Запланированы его встречи с генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном и рядом лидеров, находящихся в Нью-Йорке. Владимир Путин встретится также с пожарными города и возложит цветы к мемориальной стене памяти жертв террористического нападения 11 сентября 2001-го года.

В четверг президент Путин выступит на пленарном заседании сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В тот же день он посетит Колумбийский университет - один из ведущих научных центров США, занимающихся изучением российской истории. Ожидается, что в четверг он проведет встречу с иерархами Русской православной церкви за рубежом во главе с митрополитом Лавром. Кроме того, ему предстоит беседа с бывшим государственным секретарем США, одним из самых авторитетных американских экспертов в области внешней политики Генри Киссинджером. Третий день визита, пятница 26 сентября, начнется посещением Нью-Йоркской фондовой биржи. Здесь президент России выступит перед представителями деловых кругов Америки и ответит на их вопросы. Источники в российской делегации утверждают, что основное внимание Владимир Путин намерен уделить нефтегазовому сектору.

Вечером 26 сентября президент России направится в загородную резиденцию президента США в штате Мэриленд Кэмп-Дэвид. Саммит завершится в субботу совместной пресс-конференцией.

Должностные лица администрации пока не комментировали предстоящие двусторонние переговоры. Американская пресса считает саммит первой за два года, прошедших после 11 сентября серьезной проверкой на прочность американо-российского партнерства в войне с международным терроризмом. В Вашингтоне не вполне удовлетворены этим партнерством, о чем свидетельствуют недавние заявления в Конгрессе высокопоставленного сотрудника Госдепартамента США Стива Пайфера по чеченской проблеме. Выражая официальное мнение администрации, Пайфер заявил, что действия федеральных сил в Чечне "вносят свой вклад в рост экстремизма" и "порождают сочувствие делу экстремистов". Дипломат также усомнился в том, что предстоящие выборы президента Чечни будут отвечать международным стандартам. Российский МИД назвал высказывания Пайфера "неприемлемыми". Ожидается, что президент Буш поднимет чеченскую тему на переговорах в Кэмп-Дэвиде. С другой стороны, в Вашингтоне расценивают как позитивный сигнал Москвы заявление Владимира Путина о том, что он не исключает направления российских войск в Ирак. Помимо иракской, в повестке дня переговоров тема российско-иранского ядерного сотрудничества. Здесь администрация тоже видит позитивный сдвиг в позиции Москвы. В интервью американским телекомпаниям, приуроченном к визиту в США, президент Путин дал понять, что Россия приостановит свое взаимодействие с Ираном в ядерной области до тех пор, пока Иран не подпишет Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия, который предоставит Международному агентству по атомной энергии дополнительные возможности для инспекций иранских ядерных объектов.

Андрей Шарый: В трех ведущих британских газетах - "Таймс", "Файненшел Таймс" и "Дейли Телеграф", а также в американских "Нью-Йорк Таймс", "Интернейшенел Геральд Трибюн", "Уолл-Стрит Джорнел" и "Вашингтон Пост", во французской "Монд" и итальянской "Коррьере делла Сера" - на правах рекламы размещено открытое письмо президенту Бушу, призывающее его не доверять Владимиру Путину и остерегаться российского президента. Из Лондона – Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Открытое письмо Бушу подписали: Борис Березовский, председатель фонда Андрея Сахарова Елена Боннер, правозащитник Владимир Буковский, бывшие спикеры государственной Думы Руслан Хазбулатов и Иван Рыбкин. Письмо озаглавлено: "Семь вопросов президенту Джорджу Бушу о его друге президенте Владимире Путине".

"Господин президент, - говорится в начале письма, – вы всегда подчеркивали, что Владимир Путин не только президент России, но и ваш личный друг. Каждый волен выбирать себе друзей. Но дружба должна основываться на взаимных ценностях". Далее подписавшие обращение задают президенту США семь вопросов.

"Знаете ли вы, - пишут они, что:

Первое. При президенте Путине систематически подрывается независимость демократических институтов. Что парламент и суды контролируются Кремлем, который превращает выборы в фарс.

Второе. Что при Путине продолжаются военные преступления и геноцид в Чечне.

Третье. Что существуют предположения об участии российских спецслужб во взрывах домов в Москве в сентябре 1999-го года.

Четвертое. Что в октябре 2002-го года при освобождении заложников в Москве спецслужбы использовали смертельный нервно-паралитический газ, это привело к гибели 129 человек.

Пятое. Что антисемитизм и ксенофобия используются спецслужбами для демонизации крупного бизнеса.

Шестое. Что при Путине 50 процентов самых важных постов в правительстве заняты выходцами из КГБ.

Седьмое. Что российское общество охвачено страхом и что оппозиционные политики и журналисты становятся жертвами нераскрытых убийств".

Комментаторы отмечают, что это обращение приурочено к визиту Владимира Путина в США, где он примет участие в сессии Генеральной ассамблеи ООН и проведет переговоры с Джорджем Бушем.

В заключение своего обращения Березовский, Боннер, Буковский, Хазбулатов и Рыбкин пишут: "Господин Буш, в начале своего знакомства с президентом Путиным вы заявили: "Я заглянул в глаза этому человеку и нашел его прямым и вызывающим доверие"... Господин Буш, воспользуйтесь этой встречей и загляните в глаза своего друга еще раз".

Андрей Шарый: Сейчас ксерокопия этого письма лежит передо мной. Это перепечатка из сегодняшнего номера газеты "Коммерсантъ". Как вы видите, не только западную прессу заинтересовало это обращение. Так же, насколько мне известно, и газета "Ведомости" уделила целую полосу этому письму, на правах рекламы, как подчеркивается во всех этих газетах. Мой коллега Иван Толстой беседовал с одним из подписантов этого письма, известной российской правозащитницей Еленой Боннер. Беседу он начал с вопроса о том, не смущает ли Елену Георгиевну соседство ее имени с именем человека с достаточно, скажем, противоречивой репутацией - Бориса Березовского?

Елена Боннер: Большинство людей, и ваших слушателей, и журналистов, не вдумываются, о чем письмо, замечают - кто пишет. И в данный момент, я как раз думаю, и вчера, и сегодня, после публикации этого письма, что письмо привлекло очень большое внимание, значительно большее, чем письмо группы правозащитников и деятелей культуры - "9 вопросов к Путину", по поводу нашей наболевшей, самой трагической российской ситуации, по поводу войны в Чечне. Там нет сенсационных имен, так скажем, и значит, все равно. Даже Радио Свобода очень мало внимания уделила тому письму. А мне оно кажется, и для меня внутренне, безумно важным. Это письмо, "Семь вопросов", мне тоже кажется важным. Я уже 2 года, или с момента, как у нас сделали этих самых региональных начальников, как они называются, забыла, и потом произошли всякие пертурбации с Советом Федерации, фактически был разрушен парламент, твержу везде, где можно: Конституция разрушена. Все последующее – референдум, выборы - доказывают это же самое. То есть, суть письма меня устраивает, более того, если бы я не писала одна, а когда пишется коллективное письмо, хочешь, не хочешь надо считаться с теми, чьи подписи рядом, я бы сделала большой упор на Чечню, но суть письма меня устраивает. Поэтому я считаю, что вопрос о том, кто еще подписал неправомерен.

Иван Толстой: Елена Георгиевна, а как согласовывались позиции по тем или иным пунктам, какие разногласия приходилось преодолевать, и с кем?

Елена Боннер: Первый пункт ни у кого не вызвал разногласий. Только я настаивала, чтобы был, несмотря на то, что это не совсем как вопрос звучит, он был вначале без последней фразы...

Иван Толстой: Давайте напомним нашим слушателям о том, как звучит этот пункт.

Елена Боннер: Не было фразы: "Конституция России 1993-го года, открывавшая путь демократического развития, уничтожена". Была только констатация, что произошло. Но мне казалась это фраза абсолютно необходимой, как конец этого вопроса. Я даже не могу сказать, что мое предложение вызывало возражения.

Андрей Шарый: Итак, российские общественные деятели обращают внимание президента Буша, или пытаются обратить, правильнее, наверное, будет так сказать, на нарушения прав человека в России эпохи президента Путина. Насколько продуктивны такого рода обращения? Радио Свобода попросило прокомментировать эту акцию общественных деятелей России, сотрудника американской организации "Human Rights Watch" Дидерика Лохмана. С ним беседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин: Как вы оцениваете эту акцию российских политиков?

Дидерик Лохман: Нет никаких сомнений, что права человека в России нарушаются, таких примеров немало, и письмо, опубликованное ведущими американскими газетами без сомнения привлечет внимание к этой важной теме. Что меня, надо признаться, смущает в этом документе, очевидная политизация проблем. Прежде всего, в этом письме ощущается очевидное влияние Березовского. В этом документе упоминаются темы, постоянно находящиеся на устах Бориса Березовского, что, учитывая его несколько двусмысленную репутацию, ослабляет значение этого письма. Далее, его авторы довольно вольно, на мой взгляд, используют терминологию, например, прибегая к определению "геноцид", описывая ситуацию в Чечне. Нет слов, там происходят массовые нарушения прав человека, там совершаются военные преступления, но с юридической точки зрения, это не геноцид. То есть, с точки зрения фактов, это письмо не совсем аккуратно отражает ситуацию в России. И это понятно, учитывая чисто политический подтекст такой акции российских политиков.

В том, что касается ее результатов, то я не думаю, что письмо возымеет некое реальное действие, хотя бы потому, что оно опубликовано накануне встречи российского и американского президентов, ни у Госдепартамента, ни у Белого Дома не будет возможности для того, чтобы перепроверить факты и подготовить некие рекомендации для президента. Но одно ясно, что если эта акция была предпринята для того, чтобы посрамить Владимира Путина в глазах международной элиты, собравшейся в ООН, то она, скорее всего, будет успешной.

Юрий Жигалкин: Но если бы у вас была возможность обратиться с письмом к президенту Бушу, чтобы вы написали?

Дидерик Лохман: Я думаю, мы бы, прежде всего, привлекли внимание к ситуации в Чечне, прибегнув, правда, к другой терминологии. Мы бы обязательно упомянули атаки российских властей на независимые средства информации. Мы бы, скорее всего, говорили о том, как нарушаются права российских военнослужащих. Иными словами, мы бы упомянули проблемы, поднятые в данном письме, но несомненно добавили и целый ряд других серьезных нарушений прав человека.

XS
SM
MD
LG