Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Льва Трахтенберга


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин и Ян Рунов - он беседовал с федеральным прокурором штата Нью-Джерси Кристофером Кристи.

Петр Вайль: В Нью-Йорке продолжается расследование дела о нелегальном ввозе в США российских танцовщиц, которых вынуждали работать в стриптиз барах. Ведущему обвиняемому - российскому иммигранту Льву Трахтенбергу -было только что отказано в освобождении до суда по залог. С подробностями из Нью-Йорка - Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин: В конце августа нью-йоркская прокуратура арестовала трех бывших жителей России, двое из которых натурализованные американские граждане. Им инкриминируют преступление, в котором выходцы из России прежде не замечались. Тридцативосьмилетнему Льву Трахтенбергу, его жене Виктории Ильиной и их сообщнику Сергею Мальчикову, ему сорок один год, предъявлены обвинения, квалифицирующие действия подозреваемых как современная форма работорговли. Если верить следователям, Лев Трахтенберг, в течение многих лет пытавшийся утвердиться в роли импресарио, привозивший на гастроли в США артистов из России, в 1999-м году придумал более надежную схему получения верного заработка. Он подбирал в России молодых танцовщиц, сулил им хорошие деньги, приличные условия жизни и работу по профессии за океаном. Переправка девушек в США оказалось сравнительно легким делом для импресарио Трахтенберга, которых он официально включал в коллективы известных российиских гастролеров - Людмилы Гурченко, например, или Аллы Баяновой.

Оказавшись в Нью-Йорке, отдав паспорта и обратные билеты Трахтенбергу, девушки уясняли, что их работа включала не только танцы, а и стриптиз для клиентов нью-джерсийских стриптиз баров. Работали они по 8-10 часов в неделю, вручая группе Трахтенберга двести долларов в день или ночь. 1200 долларов в неделю с каждой из работниц. Согласно обвинению, на Трахтенберга работали тридцать россиянок. У них, как утверждает следствие, не было выхода. Любые жалобы и попытки возмутиться давились на корню угрозами расправы с родственниками в России и намеками на связь с российской мафией. Грязной работой - сбором дани и психологической обработкой занимался Сергей Мальчиков, опекавший девушек, он возил их на работу в Нью-Джерси на микроавтобусе и отвозил обратно в дешевую бруклинскую квартиру без мебели, где они проводили свое свободное время.

Конец этому предприятию, судя по всему, положила одна из девушек, решив, несмотря на угрозы, обратиться в полицию, не исключено, в обмен на легализацию ее статуса в Соединенных Штатах. В результате Лев Трахтенберг, его жена и их сообщник Сергей Мальчиков, оказались за решеткой. Список обвинений каждому из них состоит из двенадцати пунктов, если они будут доказаны им грозит до двадцати пяти лет тюрьмы и штраф в двести пятьдесят тысяч долларов. И то, что вероятность наихудшего для обвиняемых исхода дела не исключена, демонстрирует любопытный факт. Жена Трахтенберга была освобождена до суда из-под стражи под небольшой залог. С главы семьи судья потребовал пятьсот тысяч долларов. Импресарио и его родственники собрали эту сумму, но ее отказались принять в суде, потому что происхождение этих денег неизвестно, не исключено, что они заработаны преступным путем. Новые слушания о возможности освобождения Трахтенберга под залог до суда будут проведены в октябре.

Петр Вайль: Наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов попросил ответить на вопросы федерального прокурора штата Нью-Джерси Кристофера Кристи, который ведет дело группы Трахтенберга.

Ян Рунов: Мистер Кристи, допускаете ли вы, что Трахтенберг и компания - лишь исполнители, за которыми стоят более крупные фигуры?

Кристофер Кристи: Члены группы пугали женщин- танцовщиц, что за ними стоит организованная преступность в России, следствием это еще не подтверждено, и пока мы считаем Льва Трахтенберга главой преступной группы.

Ян Рунов: Каково сейчас положение женщин-танцовщиц?

Кристофер Кристи: Они находятся под протекцией властей, их держат за пределами штата Нью-Джерси, с ними работают специалисты из службы иммиграции и натурализации, задача которых - установить, в какой степени каждая из танцовщиц в отдельности является жертвой, и как они сами хотят распорядиться своей судьбой. Если судья посчитает их невольными жертвами, если решит, что молодые женщины планировали заниматься в США чем-то совершенно иным, а их обманули и заставили танцевать обнаженными, то в этом случае у них есть определенные права на жительство в США, если же выяснится, что они хотя бы отчасти пошли на такую работу добровольно - это другое дело. Судьба каждой из танцовщиц будет решаться отдельно.

Ян Рунов: Сейчас эти танцовщицы остаются в США, они не работают, на что живут?

Кристофер Кристи: В настоящее время они находятся под опекой американского правительства. Им предоставлено жилье питание и все необходимое за счет государства, с ними работают психологи и другие эксперты. Женщины находятся под федеральной протекцией как жертвы группового преступления, так они будут жить до тех пор, пока специалисты не дадут своего заключения, по каждой из них индивидуально, после этого пострадавшие сами должны определить, хотят они остаться в США или намерены вернуться домой в Россию.

Ян Рунов: А до тех пор в течение неопределенно долгого времени они будут находиться на иждивении американских налогоплательщиков?

Кристофер Кристи: Да, на иждивении федерального правительства.

Ян Рунов: О каком количестве женщин идет речь.

Кристофер Кристи: О 12, с которыми сейчас работают наши эксперты. Всего на группу Трахтенберга работали 30 танцовщиц, но мы не могли связаться со всеми, мы ведем работу только с 12. Женщины отдавали деньги из страха за себя и своих близких, у нас есть сведения, что при оформлении документов на получение въездной визы в США женщины предоставляли подробнейшую информацию о своих семьях, остающихся в Россию. Трахтенберг говорил, что эта информация необходима для получения виз, а позднее использовал ее для запугивания женщин - мол, мы все знаем о твоих детях, родителях, учти, что там они пострадают, если ты не будешь делать то, что тебе говорят. В дополнение к угрозам женщины оставались под круглосуточным наблюдением. Они не могли бежать, у них были отняты все документы - паспорта, визы, обратные авиабилеты все это было отнято Трахтенбергом по прибытии танцовщиц в США. Одной из них, например, было сказано, что никто ее не знает в этой стране, что у нее нет никаких удостоверений личности, и что если завтра ее убьют, никто этого не заметит. Вот типичный пример угроз, которым подвергались женщины.

Ян Рунов: В деле Трахтенберга говорится, что он в документах использовал имена известных российских исполнителей, таких как Гурченко или Баянова, затруднен ли будет теперь въезд этих артистов в Америку?

Кристофер Кристи: Нет. Это на них не отразится. Их имена упомянуты в деле только для того, чтобы обвинение было бы более полным. Приведено то, что обвиняемые говорили танцовщицам и иммиграционным властям. У нас нет доказательств того, что сами упомянутые артисты вовлечены в преступления. Обвиняемые пользовались именами известных людей, чтобы ввезти в США женщин. Одно из главных преступлений обвиняемых в том, что они, будучи американскими гражданами, использовали свое гражданство в корыстных целях, использовали в целях наживы открытость и благожелательность американской иммиграционной системы, эксплуатировали людей своей этнической группы, все это с единственной целью - сделать деньги за счет других и в нарушение закона. Задача прокуратуры и всего законодательства США - защитить права жертв преступления, в данном случае права жертв - танцовщиц из России. Мы не позволим ни русскоязычным, ни иным преступникам совершать незаконные действия. Тот факт, что преступники сами иммигранты и принадлежат к одной этнической группе со своими жертвами, к одной общине с ними, не дает им лицензии на совершение преступлений по отношению к людям одного с ними происхождения, наоборот, это делает преступления еще более безнравственными.

XS
SM
MD
LG