Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бобби Фишер не хочет оставаться гражданином США


Программу ведет Алексей Кузнецов. В программе принимает участие нью-йоркский корреспондент Радио Свобода Ян Рунов.

Алексей Кузнецов: Бобби Фишер, 11-ый чемпион мира по шахматам, не хочет более оставаться гражданином США. Он хочет получить статус беженца и просить политического убежища в стране, которая согласится его принять.

Ян Рунов: США объявили розыск Фишера после того, как в 1992 году он нарушил международные санкции против Югославии и поехал в эту страну на матч с Борисом Спасским. Выиграв матч, он получил 3 миллиона долларов. С тех пор Фишер в США не возвращался, скрываясь в разных странах, пока 13 июля не был арестован в токийском аэропорту с просроченным американским паспортом. Фишер пытался вылететь на Филиппины. Адвокат экс-чемпиона мира Масако Сузуки устроила пресс-конференцию и объявила о намерении Фишера отказаться от американского гражданства, а затем обратиться в ООН с просьбой предоставить ему, как человеку без гражданства, официальный статус беженца.

Вот как прокомментировал сообщение известный американский шахматист, экс-чемпион США, гроссмейстер Лев Альбурт.

Лев Альбурт: То, что он хочет отказаться от американского гражданства, ну, по-русски в таких случаях говорят, особенно в советское время: скатертью дорога. Сегодня он здесь никому не нужен. Он больной человек, он больной в мерзкой форме, которая заключается в том, что он ненавидит цивилизованный мир, и от такого больного хочется держаться подальше. Я не думаю, что Америке нужно требовать его выдачи, поскольку он здесь никому не нужен. Пусть он лечится или не лечится в какой-то другой стране, которая захочет его принять. В отношении же вопроса ООН, Нансенский пакт был такой и так далее, ну, это напоминает известную песню Высоцкого, когда больные писали, что "если вы не отзоветесь, мы напишем в "Спортлото". Ну, пусть Фишер пишет в "Спортлото".

Ян Рунов: Тот факт, что он обыграл Спасского в 1992 году, говорит, что Фишер все-таки остается выдающимся шахматистом до сих пор?

Лев Альбурт: Нет, конечно. Он был в высшей степени выдающимся шахматистом, по реальной силе он был, наверное, в первой тройке. Бесспорно, он был великий шахматист. И еще в 1992 году со Спасским он играл хорошо, но уже в то время он не был великим, он был сильным шахматистом. Он продолжал играть, и если бы он - на что многие надеялись, и я надеялся, - играл в турнирах, то он, бесспорно, усилился бы и, возможно, попал бы даже в десятку, а при большом везении, возможно, даже в пятерку мира. Это не совсем было невозможно в 1992 году, в то время ему было только 50 лет. Мы помним, как Корчной в 50 лет играл матч на первенство мира.

Но опять же человек он больной, он болезнь свою преодолеть не смог, у него всегда был страх поражения, и он в последние годы, по своим же собственным словам, в шахматы не играет. Он перестал играть в нормальные шахматы, он играет только в свои шахматы, где до начала партии меняются местами фигуры, игра совершенно абсурдная. Ну, что можно сделать, он сошел с ума...

Ян Рунов: Гроссмейстер Альбурт назвал историю Бобби Фишера трагикомедией.

XS
SM
MD
LG