Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Вертолеты могут стать орудием террористов. Допинг-невидимка


Олег Винокуров: Вертолеты и бензовозы могут стать орудием террористов. Стали известны подробности планов "Аль-Каиды". Нью-йоркцы ожидают атаки.

Допинг-невидимка - побочный продукт генной инженерии. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке» У микрофона в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин: В понедельник стали известны новые сведения о планах террористической организации "Аль-Каида". Сведения, которые стали поводом для недавнего повышения мер безопасности в Нью-Йорке и Вашингтоне. Эти документы были обнаружены в Пакистане при аресте террористов и переданы Соединённым Штатам. Судя по ним, террористы готовы прибегнуть в новизне - использованию туристических вертолётов для нападения на Нью-Йорк с воздуха.

Ян Рунов: На более чем 50 компьютерных дисках, обнаруженных у пакистанских аль-каидовцев, оказались разведывательные данные о различных объектах в Нью-Йорке и Нью-Джерси: более 500 фотографий зданий, и обсуждение, как лучше нанести по ним удар. Например, для того, чтобы взорвать финансовую компанию «Пруденшл» в Ньюарке, штат Нью-Джерси, террористы советуют использовать не грузовик или микроавтобус, которые могут не пропустить в подземный гараж под зданием, а набитый взрывчаткой чёрный лимузин, каких много заезжает в этот гараж. Для уничтожения банка "Ситигруп" планируется направить на здание в центре Манхеттена автоцистерну с бензином или нефтью. Террористами собраны сведения о вертолётах и вертолётных площадках для атаки Нью-Йорка с воздуха. А для нападения на нью-йоркский порт обсуждается использование скоростных катеров и водолазов. Записаны подробности об архитектурно-инженерной конструкции некоторых зданий, есть фотографии некоторых крупных бизнесменов, предлагается пополнять организацию за счёт неарабов, желательно людей с паспортами Южно-Африканской республики, которые пользуются во многих странах безвизовым режимом.

В американских средствах массовой информации говорится, что на компьютерных дисках обсуждается не только нападение на такие символы Нью-Йорка как Статуя Свободы, Эмпайр Стейт Билдинг, Бруклинский и Манхеттенский мосты, но и проведение терактов во время спортивных мероприятий на стадионах, во время многолюдных праздничных шествий на улицах Нью-Йорка.

Как считают эксперты из ФБР и Министерства внутренней безопасности, террористы могут использовать вертолёты для выброса химического и биологического оружия в вентиляционные системы небоскрёбов. Есть опасность нападений на пригородные поезда и использование для терактов камер хранения и самообслуживания на вокзалах. Вот что сказала по этому поводу Алис Фишер, которая занимала пост заместителя министра юстиции США Ашкрофта по борьбе с терроризмом.

Алис Фишер: Я думаю, что нашему правительству удалось пресечь некоторые из готовившихся терактов. За последние недели война против терроризма резко усилилась по всему миру. В Пакистане произведены аресты, в Англии. Всюду найдены разведывательные материалы, свидетельствующие о планируемых "Аль-Каидой" нападениях на американцев внутри нашей страны и за ее пределами.

Ян Рунов: В журнале «Тайм» и в других средствах массовой информации перечислены далеко не все объекты, которые могут подвергнуться терактам. Как заявил советник президента Буша по вопросам внутренней безопасности Фрэнсис Таунсенд, «мы не хотим раскрывать перед террористами всё, что мы знаем».

Юрий Жигалкин: Как нью-йоркцы воспринимают эти угрозы, как отразились на них почти три года жизни под прицелом террористов? Это попыталась выяснить у них самих моя коллега Рая Вайль.

Рая Вайль: Вообще-то, ньюйоркцы, в большинстве своем фаталисты: чему, дескать, суждено быть, того не минуешь. Однако после 11 сентября каждое предупреждение правительства об усилении опасности терроризма, вызывает у многих страх."Я всего боюсь, - говорит средних лет мужчина, по виду явно занимающийся культуризмом. - Каждый грузовик вызывает у меня подозрения. В ресторане сижу и ловлю себя на том, что рассматриваю в окно проходящие по улице фургоны: а не подложена ли там бомба? Моя племянница пострадала во время взрыва башен-близнецов, обе ноги потеряла. Террористов не боятся только идиоты. А мне страшно. Они все что угодно могут сделать: водопровод отравить, запасы продуктов".

Ричард, так зовут моего собеседника, рассказывает, что вот уже несколько месяцев видит во сне белый грузовик. А ведь каждый сон какой-то смысл имеет. "На шкале опасности терактов сегодня в Нью-Йорке оранжевый цвет. Это сигнал повышенной бдительности. А что я могу сделать? - беспомощно разводит руками Ричард. - Ничего. Мы живем в такое время, когда каждый день может оказаться последним. В такой ситуации надо дорожить каждой минутой, быть терпимым к близким и дальним, простить и просить прощения. Это все, что мы можем сделать".

Хозяин химчистки в Гринвич Вилледже, старый грек по имени Джордж, считает, что надо довериться правительству. Они знают, что делать, вот пусть и заботятся о мерах предосторожности. Только вот зачем народ пугать, Джордж искренне не понимает.

"Меня эти их предупреждения о повышенной опасности не волнуют, - говорит он. - Все равно я ничего не могу сделать, хоть оранжевый цвет, хоть красный. На работу идти надо. Правда, я стараюсь теперь не ездить через мосты и тоннели. А во всем остальном жизнь продолжается. Продолжается, хотя и со страхами".

"Разрушение торгового центра на всех психологическое воздействие оказало, - говорит строитель по имени Крис. - Мы потеряли душевный комфорт. Все боятся, даже если сами себе не признаются. Боятся за себя, за близких. Сегодня даже если дом случайно загорелся, первая мысль у всех - террористы взорвали. Мосты, тоннели, дома - для них все это мишени. Мы не должны этого допустить. Мы должны смотреть во все глаза. Об этом и предупреждает правительство. Самое главное - бдительность".

Бдительность - бдительностью, но на настроении нью-йоркцев она не очень-то сказывается. Из открытых окон ресторанов доносится смех, в тоннелях и на мостах, как обычно, пробки, у театров очереди на сегодняшний спектакль и в Вашингтон-сквере наигрывает какую-то мелодию старый саксофонист.

Юрий Жигалкин: А сейчас коротко о некоторых из других событий дня в Соединенных Штатах.

Впервые в истории Соединенных Штатов Государственный департамент пригласил представителей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе присутствовать в качестве наблюдателей на президентских выборах. В то время, как подобное приглашение естественно вытекает из соглашения 1990 года, согласно которому все страны-члены организации неформально пообещали приглашать наблюдателей ОБСЕ на свои национальные выборы, акция официального Вашингтона неизбежно несет политическую нагрузку. После эпопеи 4-летней давности с пересчетом голосов во время президентских выборов во Флориде и предупреждений о том, что новые электронные машины для голосования, установленные в некоторых штатах, ненадежны, оппоненты администрации Буша предлагали пригласить представителей ООН для наблюдения за ходом выборов. Как сказал представитель ОБСЕ, задача посланников организации - наблюдение, а не контроль за их ходом. Группа наблюдателей, а их число будет определено самой ОБСЕ, прибудет в США в сентябре с тем, чтобы следить и за процессом подготовки к голосованию.

Опасность опрокидывания некоторых марок автомобилей-внедорожников и пикапов исключительно высока и это стало причиной приблизительно трети смертельных исходов в результате аварий на американских дорогах. Американское федеральное агентство по безопасности дорожного движения провело тестирование 68 новых моделей автомобилей. Наиболее опасным для водителя и пассажира стал Форд "Эксплорер Спорт Трак" - гибрид вездехода и пикапа. Он перевернулся в 35 процентах аварий. В четыре раза устойчивей оказался самый надежный в этом смысле автомобиль Седан "Мазда Ар Экс-8". Вопреки кажущейся надежности и солидности, внедорожники, как выяснилось, более склонны к опрокидыванию, чем обычные легковые автомобили. Даже традиционно надежные, близкие к безупречным японские машины этого типа представляют явную опасность. Например, пикап "Тойота Такома" перевернулся в 28 процентах аварий, внедорожник "Ниссан Мурано" - в 15 процентах. Впрочем, это средний уровень риска для автомобилей этой категории.

Совершенно новый класс допинга угрожает большому спорту, предупреждают американские эксперты. Не исключено, что некоторые из победителей Афинской Олимпиады добьются успехов благодаря экспериментам в области генной инженерии. Генная манипуляция, позволяющая многократно увеличить мышечную массу атлетов нераспознаваема, в то время как с ее помощью можно по сути создавать чемпионов. Такие эксперименты стали возможны в последнее время благодаря медицинским исследованиям, где подобные методы применяются для борьбы с мышечной дистрофией. Итак, что с научной точки зрения представляет из себя открытие, угрожающее большому спорту? Вопрос профессору медицины Даниилу Голубеву.

Даниил Голубев: Это искусственные гены, которые вводятся непосредственно в организм человека и искусственно завышают его потенциальные возможности, его мышечную силу, интенсивность его кровообращения, физическую выносливость. И их действительно невозможно сегодня определить. Они не выводятся ни с мочой, не дают повышения каких-то продуктов в крови.

Юрий Жигалкин: То есть в организм вживляется ген и ген заставляет работать организм так, как ему, этому гену, хочется.

Даниил Голубев: Это правильно. Я хочу подчеркнуть, что все эти гены не вообще откуда-то взялись, они являются результатом успеха в генной терапии. Но генной терапии заболеваний. Когда же они вводятся здоровому человеку, то получается допинговый эффект.

Юрий Жигалкин: Иными словами, гены способны превратить тело в идеальный инструмент, значительно превосходящий инструмент природный?

Даниил Голубев: Безусловно. Потому что его мышечная и кровеносная система оказываются способными осуществлять куда большую нагрузку, чем физическая возможность данного человека запрограммирована. Введение этих искусственных генных продуктов превращает его в некий механизм и, кстати сказать, калечит его. В будущем все это приведет к непоправимым последствиям для организма. А в настоящее время это явление не определяемо.

Юрий Жигалкин: Профессор, если учесть, что результаты генной манипуляция нераспознаваемы, то, видимо, не исключена вероятность того, что исход будущих Олимпиад решится не в состязании силы тела и духа, а в состязании генных лабораторий?

Даниил Голубев: Такая опасность, безусловно, существует. Но выход из нее опять-таки через генетику. Ведь сейчас раскрыт полностью геном человека. И это значит, что у каждого человека имеется свой индивидуальный генотип. Я думаю, что через четыре года он будет настолько очевиден, что можно будет сопоставить результаты генного анализа этого паспорта генетического с тем реальным продуктом, который придет на соревнования. И вот в этом есть залог того, что эти нарушения будут выявляться.

Юрий Жигалкин: О синтезированных генах, как новом классе допинга рассказывал профессор Даннил Голубев.

XS
SM
MD
LG