Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Возможные последствия военного удара по Ираку


Ведет программу Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Дубинский, Наталья Голицына; главный редактор радиостанции "Свободный Ирак" Камран Аль-Карадаги и московский политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый: Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан намерен обсудить с представителями стран-членов Совета Безопасности всемирной организации предложения Багдада начать переговоры о возможном возвращении в Багдад международных инспекторов. Соединенные Штаты, однако, подвергли иракские предложения критике, заявив, что Багдад просто тянет время и не намерен отказываться от своих опасных военных разработок. Вашингтон открыто выступает за отстранение от власти иракского лидера Саддама Хусейна и не отрицает вероятности того, что для достижения этой цели готов применить военную силу. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Дубинский.

Владимир Дубинский: "Я терпеливый человек и я готов использовать любые имеющиеся в распоряжении Соединенных Штатов инструменты для того, чтобы добиться, чтобы Ирак не смог разработать оружие массового уничтожения и угрожать Соединенным Штатам," - так прокомментировал в минувшие выходные дни президент Соединенных Штатов Джордж Буш предложения Багдада о возможном возвращении международных экспертов. Это заявление президента было расценено многими как еще один сигнал к тому, что Соединенные Штаты готовятся к военной операции по свержению режима Саддама Хусейна. Правда, администрация президента не раскрывает свои карты и отказывается не только подтверждать или отрицать наличие таких планов, но и вообще обсуждать этот вопрос. Тем не менее, возможная война с Ираком стала в Вашингтоне темой номер один. Во всяком случае именно об этом говорили в воскресенье американские законодатели, выступавшие в телевизионных программах. "Мне кажется, что война будет, - сказал председатель сенатского Комитета по международным отношениям, демократ из штата Дэловер Джозеф Байден. - Вопрос заключается лишь в том, будем ли мы действовать в одиночку или сообща с другими странами и во что эта война обойдется". По словам Байдена, не приходится сомневаться в том, что в распоряжении Саддама Хусейна есть и химическое, и биологическое оружие. "У нас просто нет другого выхода, как уничтожить эту угрозу. Саддам Хусейн представляет огромную опасность для всего мира", - заявил сенатор Байден. Другой сенатор-демократ, лидер сенатского большинства Том Дашэл сказал, что практически все члены Конгресса США поддерживают идею свержения режима Саддама Хусейна, но подчеркнул, что администрация президента Буша не обладает полномочиями начать крупную военную операцию без консультаций с Конгрессом. "У нас много вопросов, - сказал сенатор Дашэл, - например, поддерживают ли нас союзники, и есть ли у нас подходящий план действия". Представители республиканской партии, к которой принадлежит президент, также выразили мнение, что военным действиям в Ираке, если они будут иметь место, должны предшествовать серьезные дебаты. Однако лидер республиканского меньшинства в Сенате Трент Лотт поддержал занятую администрацией Буша позицию и сказал, что "было бы смехотворным ожидать от президента, что он обнародует детали возможной военной операции". Обозреватели отмечают, что с чисто юридической точки зрения, для того, чтобы начать войну против Ирака, президент Буш должен заручиться поддержкой Конгресса. В прошлом году Конгресс предоставил президенту полномочия использовать военную силу против стран или групп, которые содействовали террористам, совершившим нападение на Нью-Йорк и Вашингтон 11-го сентября. Однако пока администрация не предоставила никаких конкретных доказательств того, что Ирак был причастен к этим терактам. Правда, на прошлой неделе министр обороны США Доналд Рамсел сказал, что ему известно о связях Ирака с группировкой "Аль-Каида". Считать, что вопрос о военных действиях против Ирака решенный, пока нельзя. Осведомленные источники в Вашингтоне говорят, что сомнения относительно целесообразности такой операции существуют в рядах военного командования США. А влиятельный сенатор-демократ Джозеф Либерман, является сторонником жесткой линии против Саддама Хусейна, сказал, что разногласия по этому вопросу существуют и в самой администрации президента.

Андрей Шарый: В Великобритании усиливается давление на премьер-министра Тони Блэра с целью заставить его отказаться от поддержки планов США в случае нанесения военного удара по Ираку. Серьезная оппозиция войне с Ираком возникла в британском парламенте. Раздаются призывы к созыву чрезвычайной сессии парламента, который распущен на летние каникулы, для обсуждения этой проблемы. Тем временем корабли британских ВМС готовятся к совместным маневрам с американским флотом в Средиземном море, что воспринимается наблюдателями как подготовка к военной акции против Ирака.Наталья Голицына попросила прокомментировать нынешнюю позицию Великобритании в отношении возможного удара по Ираку дипломатического редактора газеты «Таймс» Майкла Биньона.

Майкл Биньон: Британия утверждает, что Ирак представляет собой несомненную угрозу мировому сообществу, а имеющееся у него оружие массового поражения должно вызывать беспокойство. Тони Блэр крайне осторожно прогнозирует реакцию Великобритании в случае удара США по Ираку. Все, что он говорит, - это то, что решение о военной акции против Ирака еще не принято, и поэтому он ничего не может сказать о возможной реакции его страны. Создается впечатление, что общественное беспокойство по этому поводу нарастает. Выражается опасение, что удар по Ираку может дестабилизировать обстановку во всем регионе.

Наталья Голицына: Тем не менее Тони Блэр неоднократно заявлял, что полностью поддерживает позицию Джорджа Буша в отношении Ирака...

Майкл Биньон: Да, он говорил об этом, правда, с некоторыми оговорками. Конечно, он хотел создать впечатление публичной поддержки Буша. Вместе с тем, Блэр отмечал, что разделяет беспокойство Соединенные Штаты по поводу Ирака. Но он не утверждал, что поддерживает военный удар. Конечно, Блэр намекал, что Британия поддержит действия против Ирака, которые предпримут США. Однако серьезная оппозиция в собственном кабинете, среди членов его собственной партии и значительной части общественности заставляет Тони Блэра быть сейчас крайне осторожным.

Наталья Голицына: Господин Биньон, может ли, на ваш взгляд, позиция Великобритании оказать влияние на решение США о нанесении удара по Ираку?. Пойдут ли Соединенные Штаты на этот удар без поддержки Британии?

Майкл Биньон: При необходимости такой удар будет нанесен и без участия Великобритании. Думаю, что поддержка союзников при принятии решений по этому вопросу имеет несущественное значение для США. Главное для Соединенных Штатов, считают ли их собственные военные стратеги, что такая операция необходима. Если они полагают, что такую операцию можно будет провести без очень серьезных потерь для США, не заплатив слишком высокую цену за победу, то она состоится. Политики, точнее руководство администрации президента Буша, которые и принимают решение, настроены осуществить военную акцию. На этом, в частности, настаивает Дональд Рамсфелд, Дик Чейни и некоторые другие члены правительства. Однако проблема в том, что военное руководство страны не уверено, что удар по Ираку возможен при этих условиях. И это единственная проблема. А вопрос о том, поддержат ли союзники Соединенные Штаты, для большинства американцев совершенно неважен.

Андрей Шарый: Прокомментировать ситуацию вокруг Ирака я попросил главного редактора радиостанции "Свободный Ирак" Камрана Аль-Карадаги и московского политолога Андрея Пионтковского.Первый вопрос - к Андрею Пионтковскому: скажите, американское вторжение в Ирак Вам кажется неизбежным?

Андрей Пионтковский: Да, я думаю, что вопрос не если, а вопрос - когда и в какой форме. Этот вопрос дебатируется в американском истеблишменте, и решимость избавиться от Саддама Хусейна у американского руководства совершенно определенная.

Андрей Шарый: Как вы считаете, почему именно сейчас и откуда, в чем причина такой решимости летом 2002-го года?

Андрей Пионтковский: Проще всего было бы сказать - это некий неоконченный семейный бизнес. Вы же помните концовку войны в Заливе, когда президент Буш-старший уволил командующего операцией, настаивавшем на походе на Багдад. Потому что господствующая тогда такая политологическая теория была, теория необходимого баланса сил, согласно которой ослабленный Саддам внутри единого Ирака, но противостоящий Ирану, более выгодный для интересов Соединенных Штатов сценарий, чем распад Ирана на курдское, шиитское государство, хаоса и возвышения Ирана как ведущей силы в этом регионе. Последующие события показали, что, несмотря на свою аргументированность, все-таки эта концепция была не совсем верной. И выживший, благодаря именно руководству Соединенных Штатов Саддам, создал для них гораздо более серьезные проблемы, чем можно было представить.

Андрей Шарый: Камрам Аль-Карадаги, вам также кажется неизбежным военное вмешательство Соединенных Штатов в Ираке?

Камран Аль-Карадаги: Я думаю, да, что неизбежно. Просто я хотел добавить, что в 91-м году была еще одна причина, то, что в американской администрации была почти совершенная уверенность, что иракская армия сама разберется с Саддамом Хусейном и таким образом Соединенным Штатам не понадобилось вмешаться непосредственно в эти дела. И что один сильный генерал или один сильный человек в Ираке смог бы справиться с Саддамом Хусейном, поскольку он очень ослаб. Это было в 91-м году. Но сейчас, я думаю, кроме того, что это незаконченный бизнес, но есть еще много других причин. Видимо, Соединенные Штаты и сегодняшняя администрация уже приняли решение избавиться от Саддама Хусейна и вопрос теперь состоит только в том, что когда и каким лучшим образом это сделать, чтобы также суметь каким-то образом решить проблему последствий, когда уберут Саддама, что будет в Ираке. Это тоже очень важный фактор.

Андрей Шарый: Скажите, Камран, готов ли к такой войне Ирак?

Камран Аль-Карадаги: Я думаю, что Ирак готов. Судя по всей информации, которая исходит от Ирака, делается абсолютно все, чтобы подготовиться именно к войне, и что руководство и Саддам Хусейн уже поняли, что война неизбежна. Это отражается как они готовятся, какие меры принимаются в иракских городах. Новое сообщение о том, что Саддам Хусейн пытается уговаривать курдов, всякие обещания, что если курды не будут поддерживать американскую интервенцию в Ираке, тогда Саддам готов пойти навстречу, и чтобы курды сами продолжали вести свои дела. И даже готов Саддам поделиться с ними доходами от нефти и так далее. И поэтому все показывает на то, что в Ираке действительно готовятся к войне.

Андрей Шарый: Андрей Пионтковский, с точки зрения законов и норм международного права, насколько оправданной, на ваш взгляд, будет американское вторжение в Ирак?

Андрей Пионтковский: Я бы сказал, что это вопрос сейчас скорее академический. Но такое вторжение будет абсолютно оправдано с точки зрения международного права, если оно получит санкцию Совета безопасности. Кстати, я не исключаю полностью такой вариант. Если Соединенные Штаты представят убедительнейшие доказательства того, что Саддам обладает оружием массового уничтожения, а что касается химического и бактериологического, скорее всего, он обладает, то у них есть шансы убедить в том числе и Россию, во всяком случае не использовать своего права вето во время такого голосования. А с другой стороны, какими юридическими основаниями руководствовался Израиль 15 лет назад, уничтожив строившийся атомный реактор в Ираке? Мы помним, какое громадное возмущение во всем мире было по поводу этой военной акции. Но сейчас любой эксперт согласиться задним числом, что, слава Богу, израильтяне уничтожили тогда этот реактор.

Андрей Шарый: Скажите, кстати, Андрей Андреевич, какой может быть позиция России в случае начала военной операции в Ираке?

Андрей Пионтковский: Мне кажется, что хотя сейчас Россия формально занимает такую же позицию, как большинство европейских государств, она прежде всего высказывает озабоченность последствиями, настаивает на максимальном использовании дипломатических мер. Но я полагаю, что идут и серьезные переговоры на очень высоком уровне о российских экономических интересах в пост-саддамовском Ираке. В общем-то, российские политики реалисты, прагматики, они понимают неизбежность такой акции. И если эти интересы соответствующим образом будут удовлетворены, я не исключаю достаточно спокойной реакции России.

Андрей Шарый: Спасибо, господин Пионтковский. Вопрос к Камрану Аль-Карадаги: скажите, по вашему мнению, Саддам Хусейн может попытаться разыграть российскую карту, пытаясь каким-то образом разбить единый западно-восточный фронт в борьбе против Ирака?

Камран Аль-Карадаги: Обязательно он попытается. И в самом деле он и сейчас пытается использовать всякие возможности, и российские карты, и европейские карты. Я согласен с господином Пионтковским, что действительно в России подход очень прагматичный. И поэтому они понимают, что пока Саддам Хусейн остается у власти, то эмбарго остается, статус-кво продолжается, и значит Россия все эти обещания от Саддама, чтобы дать России очень много контрактов, нефть и так далее, это все пока висит в воздухе. Пока эмбарго не снимется, ничего не получится. И поэтому Россия тоже имеет интерес. Когда поймут, что Америка обязательно пойдет на войну и свергнут Саддама Хусейна, тогда я уверен, что Россия пересмотрит свою нынешнюю позицию.

Андрей Шарый: Саддам Хусейн еще у власти, но все уже говорят о пост-саддамовском Ираке. Недавно в Лондоне прошла встреча оппозиционных политиков, военных деятелей иракских, оппозиционных по отношению режима Саддама Хусейна. Можно ли говорить о каких-то серьезных политических силах, политических фигурах, которые могли бы претендовать на власть в том случае, если американская операция действительно случиться и если она действительно будет успешной.

Камран Аль-Карадаги: Пока говорить конкретно о какой-то политической личности, пожалуй, еще рано. Но я думаю, что существует несколько действительно достаточно серьезных политических группировок, это и среди курдов, и среди иракцев-шиитов, среди даже военных, которые находятся за границей. И потом, чем больше эти группировки чувствуют, что Америка уже серьезно собирается изменить режим в Ираке, тем серьезнее станут эти группировки. И сейчас ожидается, что в течение недели большая делегация из шести иракских главных группировок поедут в Вашингтон по приглашению Министерства обороны и иностранных дел на встречу. И есть возможность, что уровень встречи даже будет выше. Уже трое из лидеров этих группировок решили сами поехать в Вашингтон. Я думаю, что в таких случаях, когда будет дело серьезное, иногда событие само выделяет какую-нибудь фигуру или какую-нибудь группировку. Достаточно вспомнить, что было в Афганистане - вдруг появился лидер, и он стал сейчас президентом Афганистана.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, на ваш взгляд, какие главные причины движут сейчас американским политическим истеблишментом? Это стремление еще раз доказать силу американской военной мощи, желание расправиться с неугодным политическим лидером и доказать преимущество Америки в очередной раз на международной арене или это задача глобальной борьбы с международным терроризмом, экономические интересы? Что главное, какая главная движущая сила в действиях нынешней администрации Буша?

Андрей Пионтковский: Я думаю, что эта логика той борьбы против международного терроризма, которая в Америке уже приобрела уровень такого крестового похода. Кстати, этот термин был использован Джорджем Бушем в первые дни после 11-го сентября, но потом он исчез по соображениям политической корректности. Операция вошла в некоторую такую вялую продолжительную стадию. Необходима динамика такая. Это первое. Но второе, конечно, это серьезные экономические интересы, это нефть. И здесь возникают вообще самые фундаментальные вопросы, которые задают себе американские стратеги. На днях была очень интересная статья в "Нью-Йорк Таймс" Фридмана, который как раз рассмотрел два вероятных сценария с ценами на нефть после этой войны. Первый это 60 долларов за баррель, в случае катастрофического развития. Например, Ирак использует имеющиеся химическое и бактериологическое оружие, атакует Саудовскую Аравию, страны Залива, выводя вообще фактически весь этот регион из действия. И шесть долларов за баррель в случае быстрой, маленькой победоносной войны и прихода к власти в Багдаде лояльного Соединенным Штатам правительства. Кстати, на что обратили внимание российские аналитики, там в анализе Фридмана сценарий 6 долларов рассматривался как оптимистический, но, с точки зрения перспектив российской экономики, это было бы как раз катастрофой. Так что, я думаю, если сейчас серьезно, очень серьезно обсуждаются российско-американские стратегические интересы в этом регионе, то гораздо важнее не эти полу-мифические долги и контракты, а согласованное будущее, выгодная для обеих стран цена на нефть. Если Россия получит гарантии в этом стратегическом вопросе, она, конечно, поддержит Соединенные Штаты политически более решительно.

XS
SM
MD
LG