Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ограничение полномочий ФБР при расследовании дел о шпионаже и терроризме


Владимир Абаринов, Вашингтон: Правительство США не согласно с ограничением полномочий ФБР при расследовании дел о шпионаже и терроризме. Министерство юстиции подало апелляцию на решение суда, распорядившегося привести внутренние инструкции ведомства в соответствие с американским законодательством.

Четвертая поправка к Конституции США строго определяет правовые условия, при которых власти имеют право на обыск и арест подозреваемого. "Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться, - гласит поправка. - Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного основания, подтвержденного присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц или предметов, подлежащих аресту".

В современном судопроизводстве органы предварительного следствия не могут самостоятельно принять решение об обыске или аресте - для этого они должны обратиться в суд и представить основания. Судебный ордер требуется и на негласное наблюдение за подозреваемым. Электронное прослушивание, по мнению Верховного Суда США, приравнивается к обыску и аресту.

Особым образом вопрос решается в тех случаях, когда расследуется не обычное уголовное дело, а дело о шпионаже или терроризме. В 1978-м году Конгресс принял Закон о наблюдении за иностранными разведками, который устанавливает, что в целях соблюдения секретности ходатайства об электронном прослушивании иностранных разведок должен рассматривать специальный закрытый суд. Патриотический закон, принятый в октябре прошлого года, приравнял терроризм к шпионажу и существенно упростил процедуру получения ордера на негласное наблюдение. Руководствуясь законом, министр юстиции Джон Эшкрофт подписал инструкции для агентов ФБР в обновленной редакции. Однако в мае этого года закрытый суд, рассматривающий запросы министерства, пришел к выводу, что этот документ не соответствует Патриотическому закону. Главная претензия состоит в том, что подразделения ФБР, расследующие уголовные дела и дела о терроризме, обмениваются информацией. Но процедурные требования к уголовным расследованиям остались прежними, более строгими, их никто не отменял, и, следовательно, власти не вправе использовать в уголовном судопроизводстве сведения, полученные при негласном прослушивании или наблюдении на основании Патриотического закона. Суд счел такую практику нарушением конституционной гарантии неприкосновенности частной жизни и надлежащей правовой процедуры.

Джон Эшкрофт, полагающий, что обмен информацией - одна из необходимых предпосылок успешного преследования террористов, не смог убедить в этом судей. Ему пришлось согласиться с их требованиями и переписать инструкцию. Вместе с тем представитель министерства юстиции Барбара Комсток заявила, что, по мнению правительства, суд превратно толкует Патриотический акт. По этой причине министерство решило обжаловать судебное решение.В июне этого года директор ФБР Роберт Мюллер в своих показаниях сенатскому комитету по юридическим вопросам признал, что даже в том случае, если бы бюро заранее знало о заговоре 11 сентября, у него не было достаточных оснований требовать ордер на слежку за будущими угонщиками.

XS
SM
MD
LG