Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сенат США считает, что ФБР могло предотвратить террористические акты 11 сентября


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода в США Владимир Абаринов и Юрий Жигалкин - он беседовал с бывшим начальником службы безопасности Министерства энергетики США Эдуардом Бадалата.

Петр Вайль: ФБР могло предотвратить террористическую атаку 11 сентября, если бы оперативно реагировало на донесения собственных агентов. Такой вывод содержится в докладе сенатского комитета по юридическим вопросам, который будет опубликован в годовщину трагических событий. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов:

Владимир Абаринов: Должностные лица администрации США неоднократно заявляли, что не располагали достоверной информацией о планах террористов - данные разведки, по их словам, носили общий характер и не содержали сведений о точном времени или способе нападения. Впоследствии, однако, выяснилось, что донесения агентов региональных отделений могли вывести ФБР на заговорщиков, если бы их подозрениями не пренебрегли в вашингтонской штаб-квартире бюро.

Юридический комитет верхней палаты Конгресса США провел расследование этих обвинений. Доклад комитета, еще не преданный гласности, оказался в распоряжении газеты "Нью-Йорк Таймс". Один из авторов документа, сенатор Арлен Спектер, заявил, что информация, собранная агентами на местах, при сопоставлении с данными из других источников давала возможность раскрыть план террористического заговора. Сенатор называет "необъяснимой" реакцию руководства ФБР на сообщения региональных отделений. В Вашингтоне, в частности, не придали должного значения факту ареста в Миннесоте Закариаса Муссауи, француза арабского происхождения, который навлек на себя подозрения инструктора летной школы. Муссауи был арестован за три недели до 11 сентября. Миннесотское отделение ФБР обратилось к начальству с просьбой об ордере на обыск и просмотр компьютера арестованного. Для того, чтобы получить такой ордер, юристы Министерства юстиции должны были обратиться в специальный секретный суд, который дает санкцию на следственные действия в отношении подозреваемых в шпионаже и терроризме. В министерстве, однако, сочли, что у правительства нет достаточных оснований добиваться такого ордера. Сегодня Муссауи содержится под стражей и ждет суда. Обвинение считает его 20-м террористом-угонщиком.

Второй случай, о котором идет речь в докладе законодателей - донесение Кеннета Уильямса, специального агента в Финиксе, штат Аризона. Уильямс обратил внимание на необычно высокий процент выходцев с Ближнего Востока в частных летных школах Америки и связал этот факт с угрозами Бин Ладена. Меморандум Уильямса был направлен в штаб-квартиру ФБР 10 июля прошлого года. Он достиг лишь руководителей среднего уровня, которые сочли соображения агента неосновательными. Как указывает сенатор Спектер, эти сведения вкупе с информацией разведки о встрече террористов в Малайзии, а в ней принимали участие и некоторые из угонщиков 11 сентября, при внимательном изучении давали ФБР возможность предотвратить атаку.По мнению сенатского комитета, руководители ФБР проявили недопустимую нерешительность и следовали "слишком высоким стандартам", которых закон отнюдь не требует.После 11 сентября эти стандарты были значительно снижены. Конгресс изменил действующее законодательство, облегчив для ФБР процедуру получения судебных ордеров на слежку за лицами, подозреваемыми в шпионаже и терроризме, прослушивание их телефонов, обыски и аресты.

Петр Вайль: Насколько объективна критика в адрес ФБР? Наш корреспондент в Нью-Йорке Юрий Жигалкин обсуждает эту тему с бывшим начальником службы безопасности Министерства энергетики США Эдуардом Бадалата.

Юрий Жигалкин: Как вы оцениваете выводы сенатского отчета?

Эдуард Бадалата: Прежде всего, надо отметить, что мы знаем о выводах сенатской комиссии лишь потому, что из стен юридического комитета Сената была организована утечка этих сведений. Ведущим игроком в этом комитете является сенатор республиканец Арлен Спектр, из чего можно сделать вывод, что этот отчет является одним из аргументов внутренней борьбы между сторонниками и противниками предоставления ФБР и другим службам безопасности больше прав в преследовании потенциальных террористов. В последнее время американские правозащитные организации активизировали свои усилия с тем. чтобы ввести ограничения на приемы, которые могут использоваться Министерством юстиции и спецслужбами в их антитеррористической деятельности.

Юрий Жигалкин: Но если отрешиться от возможной политической подоплеки этого документа и оценить его конкретные выводы - насколько я понимаю, впервые столь серьезный документ впервые, по сути, уличает целый слой менеджмента ФБР в непрофессионализме, в незнании законов, определяющих деятельность ФБР, не так ли?

Эдуард Бадалата: Это можно назвать непрофессионализмом, а можно оценить и как нерешительность руководства. Дело в том, что каждое из решений о проведении обысков или прослушивании, или наблюдении за подозреваемыми принимается при участии юристов, которые традиционно очень высоко устанавливают планку доказательства необходимости таких акций, блокируя, что называется, агрессивные попытки расследования. Теперь случай с Муссауи продемонстрировал все печальные последствия такого подхода. Если бы его обыскали раньше - эта информация вкупе с другой могла бы помочь предотвратить теракты. Я бы так сформулировал основной тезис сенатского отчета: нам необходимо изменить профессиональную культуры и ментальность внутри ФБР. Несколько поколений сотрудников ФБР были выращены после принятия в 1978-м году закона о принципах ведения внешней разведки. Традиция заставила их исключительно строго интерпретировать правило, отказываясь даже от приемлемого риска в их интерпретации, и это не позволило им провести расследования террористической деятельности в совершенно новых условиях. Иными словами, ФБР стало жертвой прошлого.

Юрий Жигалкин: Но каковы гарантии того, что в новых условиях спецслужбы не переступят черту дозволенного законом?

Эдуард Бадалата: Такая опасность естественно существует, но она вряд ли станет реальностью. В правоохранительной системе есть достаточно противовесов, препятствующих бесконтрольной деятельности ФБР, один из них - специальное агентство Министерства юстиции, контролирующее деятельность Федерального бюро расследований, так что, на мой взгляд, сейчас проблема состоит лишь в том, как улучшить и активизировать деятельность ФБР.

XS
SM
MD
LG