Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

После речи Буша: сомнения и надежды


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин и американский экономист, профессор Стэнфордского университета Михаил Бернштам.

Андрей Шарый: Президент Буш впервые со времени терактов 11 сентября выступил с программной речью, которая не касалась борьбы с терроризмом. Буш фактически выступал дважды, в понедельник и во вторник, он выдвинул свои предложения по борьбе с корпоративным мошенничеством, проблемой, которая в глазах многих американцев ставит под угрозу экономическое будущее страны. Но очистка американского корпоративного мира может оказаться чрезвычайно сложной задачей. Рассказывает наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин: Выступая во вторник в конференц-зале отеля в нескольких сотнях метров от Уолл-Стрит перед ведущими американскими предпринимателями, элитным клубом, к которому совсем недавно принадлежали и те, кто довел свои компании до банкротства и многих акционеров до разорения, президент Буш прибег к небывало резким словам и оценкам деятельности американского бизнеса. Он намерен положить конец тому, что сам президент назвал "фальсификацией бухгалтерских книг, сокрытием истины и нарушением законов".

Готовность президента бросить эти обвинения в лицо людям, многих из которых он знает, тем, кто финансировал его избирательную кампанию - случай исключительный, но он лишь отражение экстремальной ситуации, в которой оказался американский корпоративный мир и, по большому счету, американская экономика. Дело в том, что в последние несколько месяцев на глазах у многих американцев, привыкших за десятилетие беспрецедентного экономического бума к мысли о том, что американская экономика наконец-то нактнулась на формулу вечного процветания, начал рушиться их мир. Те самые компании, акции которых в 90-е годы взлетели в десятки раз, превращая в миллионеров миллионы акцинеров, начали одна за другой объявлять о банкротстве, признавая при этом, что их доходы последних лет были сфальсифицированы, или прямо, как в случае с гигантской коммуникационной фирмой WorldCom, либо более творчески, как в случае с гигантской энергетической кампанией Enron Ныне уволенные главы этих и еще нескольких компаний ушли в отставку, сохранив за собой фантастические суммы вознаграждений за свой труд и за проданные вовремя акции своих позже разорившихся компаний. Уволенные работники этих фирм остались ни с чем, кроме пособий по безработице, причем многие их них потеряли все свои пенсионные сбережения, хранившиеся в акциях подобных компаний. Многие корпорации часто призывают или даже требуют от работников держать пенсионные деньги в акциях работодателей.

Мало того, эта серия разоблачений, судя по всему, серьезно напугала весь класс инвесторов - курс акций на американских биожах стабильно падает, несмотря на то, что согласно статистике двух последних кварталов экономика вышла из рецессии. Еще год назад эти цифры наверняка спровоцировали бы солидный скачок рынка.

Явно обеспокоенный президент пытается вернуть доверие американцев к корпоративной Америке, предложив несколько шагов, которые усилят сторонний контроль над корпорациями, приведут к созданию службы по борьбе с финансовыми престпулениями и усилят персональную ответственность высших руководителей за то, что написано в бухгалтерских книгах.

Однако, если судить по первой реакции финансовых рынков и наблюдателей, этих мер наверняка не достаточно, чтобы вернуть уверенность инвесторам. Кроме того, существует опасность превращения этой истории их сугубо экономической в политическую. Сам Джордж Буш в конце восьмидесятых был обвинен критиками в попытке заработать, продав акции компании, одним из руководителей которой он был незадолго до ее падения. Во вторник стало известно, что известная юридическая фирма намерена предъявить судебный иск вице-президенту Чейни, обвиняя его в том, что компания Halliburton, главой которой он являлся вплоть до избрания вице-президентом, прибегла к сомнительным бухгалтерским приемам, учитывая свои доходы. Так что эта история наверняка будет продолжаться, и ее последствия могут оказаться очень масштабными для администрации Буша, экономики и страны.

Андрей Шарый: Сейчас на линии прямого эфира с Московской студией Радио Свобода по телефону из Калифорнии известный американский экономист, профессор Стэнфордского университета Михаил Бернштам. Господин профессор, постоянные слушатели нашего радио знают, что вы обладаете удивительной способностью просто говорить о сложных вещах. Вот, в последние недели курс доллара сравнялся с курсом евро, означает ли это, что позиции американской валюты слабеют, и связано ли это с тем, о чем сейчас говорил Юрий Жигалкин?

Михаил Бернштам: Отчасти связано, потому что это означает, что спрос на акции американских компаний в мире, не только в Америке, упал, соответственно, не идет приток на американский рынок, наоборот, акции американские сбрасываются, соответственно, люди, которые потом продают эти акции, продают доллары, которые они получили за эти акции, и возвращаются, инвестируют в Европу и, соответственно. поднимается евро. Я думаю, это временный процесс.

Андрей Шарый: Господин профессор, вы не обеспокоены тем, что происходит в американской экономике? Экономика вышла из рецессии - говорит статистика, говорят специалисты, вы этому склонны доверять?

Михаил Бернштам: Да. Я этому склонен доверять. И более того, к этим вопросам надо относиться философски. Ведь, что произошло - просто-напросто жизнь обогнала те юридические институциональные процессы, которые происходят на рынке. Произошла технологическая революция. В результате очень много компаний, это не компании тяжелой промышленности, которые имеют огромные заводы, огромные станки, огромные активы, а это просто бизнесы, которые снимают офисы, но вместе с тем ворочают миллиардами долларов, как этот WorldCom, и, соответственно, все их богатство при банкротстве - упавшие акции, нечего продать, из-за этого очень большой страх. Раньше, если компания закрывалась, можно было распродать ее активы, кто-то что получал, это просто иного типа технологические процессы. Кроме того, появился массовый инвестор, пенсионные фонды, взаимные фонды, мелкий инвестор, который объединен в этих фондах, они очень мало еще знают о рынке. Поэтому тоже люди напуганы. Произошли массовые крупные технологические изменения, а еще не выработан механизм, который позволял бы контролировать эти процессы и избегать злоупотреблений. Это естественный процесс.

Андрей Шарый: Но многие экономисты, это понятно даже из газет, которые можно прочесть в Москве, не говорю уж об экранах телевизоров, которые способны отражать и точку зрения западных телевизионных станций, многие экономисты обеспокоены тем, что происходит, судьбами этой самой корпоративной Америки, о которой говорил Джордж Буш. Вы - оптимист или пессимист, удастся ли американским властям справиться с проблемой, как вы считаете?

Михаил Бернштам: Я - оптимист, потому что справятся с этим не власти, справится с этим рынок, только все эти злоупотребления, все эти механизмы вышли наружу, теперь очень многие продавцы на рынке вместо того, чтобы вздувать цены этих компаний, будут смотреть, как бы заранее их продать, как бы их заранее сбыть. То есть, будут играть на понижение. Как только будет больше информации - рынок сам это скорректирует. Кроме того, во вчерашнем предложении президента Буша прозвучало революционное предложение, которое, в общем, пока еще не поняли, и никто не обратил на него внимание. Буш сказал, что он своей властью через комиссию по ценным бумагам может запретить всем людям, которые когда либо были замешаны хоть в наблюдательных советах, хоть на каких-то сторонних должностях, которые были как-то замешаны с компаниями, которые оказались недостаточно чистоплотными - этим лицам запретят до конца жизни занимать какие бы то ни было должности где бы то ни было, в совете директоров, в наблюдательном совете... Полный остракизм, запрет на профессию... Это означает, что половина, если не больше, может, две трети корпоративного истеблишмента будет выметена на свалку. То есть, произойдет кадровая революция, которой в истории Америки еще не было, это по аналогии с советскими временами - представьте себе, как если бы взяли и в течение нескольких месяцев выгнали две трети ЦК КПСС, руководства обкомов и руководства всех предприятий - изменилась бы вся экономика.

Андрей Шарый: Так, в конце концов, и произошло...

XS
SM
MD
LG