Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы американской экономики и их проблемы для остального мира


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода: в Бонне - Евгений Бовкун, и в Нью-Йорке - Ян Рунов и Юрий Жигалкин, и профессор Стэнфордского университета Михаил Бернштам.

Андрей Шарый: Председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспен считает, что экономика США находится на пути к выздоровлению. Гринспен заявил об этом в Конгрессе США, где он выступил во вторник с отчетом о состоянии экономики страны за полгода. Что же все-таки происходит с американской экономикой? На этот вопрос пытаются ответить миллионы и миллионы американских и зарубежных инвесторов, потерявших огромные капиталы за два года непрекращающегося падения курсов акций. Чем может обернуться потрясение финансовых рынков и серьезное удешевление доллара? Судя по всему, у экономистов нет единой точки зрения, а события последнего времени лишь прибавляют неизвестных в эту и без того сложную ситуацию. С ее анализом корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин:

Юрий Жигалкин: Если еще сравнительно недавно кое-кто из маститых рыночных аналитиков решался, как им и полагается по должностным обязанностям, делать прогнозы, предсказывая скорое неминуемое выздоровление рынка, то сегодня они предпочитают держать свои мнение при себе, ибо реальность последнего времени систематически опровергала аналитические построения даже самых уважаемых экономистов. В течение нескольких месяцев рынок действует против правил, проверенных десятилетиями, и даже вопреки здравому рыночному смыслу. В понедельник, например, президент Буш выступил с речью, у которой была одна цель: поднять настроения инвесторов, уверить их, что с экономикой все в порядке, а проблемы с корпоративной бухгалтерией -временный феномен. Инвесторы ответили на речь президента буквально суматошной распродажей акций. В один из моментов выступления Джорджа Буша индекс Доу Джонс упал более чем на 400 пунктов - почти на 5 процентов.

Во вторник председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен во время выступления перед законодателями, подытоживая итоги первого полугодия, пытался оперировать цифрами и фактами, которые свидетельствуют о постепенном выздоровлении страны: федеральный банк прогнозирует почти 4-процентный экономический рост, ничтожную инфляцию, сравнительно скромную безработицу. Однако, инвесторы ответили председателю Федерального банка тем же, чем и президенту. Основные индексы фондовых бирж падали. В результате за два года падения и последнюю неделю обвального падения индекс НАСДАК, отражающий курсы акций, в основном, технологических компаний отступил до уровня 1997-го года. Индекс SNP - курс акций 500 ведущих американских фирм - вернулся в 1998-й год. И это, как признают все экономисты, чрезвычайно тревожный факт для будущего экономики страны. Дело в том, что падение рынков, притом такое устойчивое, столь напугало инвесторов, что они практически перестали инвестировать, и одного этого факта, если он утвердится, будет достаточно, чтобы сокрушить любую мощную экономику. Мало того, сами компании отказываются инвестировать в свое собственное будущее расширение. Они либо не могут получить кредиты от банков, вынужденных списать десятки миллиардов долларов в результате краха рынка и банкротства многих компаний, либо они боятся инвестировать, не видя реальной возможности заработать на этих инвестициях. Плюс к этому падение рынка и ослабление доллара спровоцировало массовый побег иностранных инвесторов с американских фондовых рынков.

Последнее, на чем держится пока американская экономика, и с этим согласно большинство экономистов - на все еще несгибаемой решимости среднего американца тратить деньги и потреблять. Поэтому индекс уверенности потребителя - один из немногих оставшихся более-менее твердых критериев оценки экономической ситуации. Пока безработица не слишком затронула американцев, и у экономического выздоровления, по-видимому, есть некий запас прочности. Но насколько этот запас прочен - не знает никто. Что, если очередные разоблачения бухгалтерских фальсификации приведут к банкротству очередных бывших звезд американской экономики? Выдержит ли средний американцев такой вызов своему имиджу.

Судя по всему, рецепт выздоровления американской экономики сейчас связан больше с психологией, чем с цифрами. Американской экономике нужно вернуть инвестора и уверить покупателя в том, что с его будущим все в порядке. Этим и пытаются заниматься и Белый Дом, и Федеральный резервный банк, и даже главы ведущих американских корпораций, убеждающие американца и словом, и делом в том, что в экономике все по большому счету в порядке, и мир большого предпринимательства будет очищен от мошенничества. От того, удастся ли им найти верный аргумент, возможно, и будет зависеть будущее экономики и, что вполне вероятно, будущее президента Буша.

Андрей Шарый: Главная экономическая новость последних дней - восстановление паритетных отношений между евро и долларом. Германские промышленники с удовлетворением восприняли этот факт, но не считают укрепление позиций единой европейской валюты заслугой финансовой и экономической политики ЕС, они ожидают дальнейшего легкого повышения курса евро по отношению к доллару. Из Германии - корреспондент Радио Свобода Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун: В то время, как многие немцы с возрастающим разочарованием относятся к евро, единая валюта уверенно делает карьеру на международном рынке. Руководители Центрального европейского банка во Франкфурте-на-Майне с воодушевлением наблюдают, как евро преодолевает планку приоритета по отношению к доллару. По мнению немецких банкиров, паритет установился надолго, с тенденцией к дальнейшему росту евро, и к концу текущего года за один евро уже будут давать один доллар и десять центов. В том случае, если сам доллар окажется в зоне кризиса, предполагают аналитики, стоимость евро может возрасти до одного доллара и восемнадцати центов. Франкфуртская биржа реагировала на это падением индекса Dax на пять и три десятых процента, но в целом германская экономика не ожидает для себя отрицательных последствий. Вице-Президент союза "Мировой экономический архив" в Гамбурге Ханс-Эккарт Шарер считает, что сильный евро не может повредить экспорту ФРГ. Паритет, напоминает Шарер, представляет собой скорее психологическую, нежели экономическую характеристику. Германские промышленники не возражают, чтобы евро оставался в паритетных отношениях с долларом, тем более, что сейчас общеевропейская валюта занимает промежуточное положение относительно самого высокого и самого низкого курса.

Скептики придерживаются иного мнения. Если движение евро вверх по лестнице будет продолжаться такими же темпами, пострадают в первую очередь предприятия, работающие на экспорт. Менеджеры торговли предвидят возможные последствия крутого восхождения евро. Возникнет своеобразный заколдованный круг: ослабленные американские биржи потянут вниз другие рынки ценных бумаг, в результате чего доллар опять начнет падать. Следствием этого будет потеря доверия американского потребителя к отечественной валюте, что вызовет новый экономический спад, сначала в Америке, потом в Европе. Германские финансисты не исключают, что в случае дальнейшего падения доллара потребуется вмешательство американского эмиссионного банка. Что же касается укрепления позиций евро, представители финансовой элиты ФРГ не считают это заслугой экономической и финансовой политики Европейского союза. Напротив, многие страны ЕС, перешедшие на новую валюту, с большим трудом пытаются устранить дефициты своих государственных бюджетов. И если евро и в самом деле продолжит путь в гору, это будет означать только одно: у Соединенных Штатов проблем становится не меньше, чем у европейцев. От бума евро, конечно, может слегка выиграть европейский потребитель. Однако эффективное гашение инфляции вряд ли по плечу даже сильному евро.

Андрей Шарый: Министр финансов России Алексей Кудлрнин считает, что повышение курса евро к доллару приведет к дополнительным расходам на обслуживание российского внешнего долга. По словам министра, Россия в основном расплачивается с западными кредиторами в евро, и, чтобы компенсировать разницу в курсах валют, потребуются 350-400 миллионов долларов. Отвечая на вопросы журналистов, Кудрин заметил, что пока нет оснований говорить о привлечении золотовалютных резервов. Сейчас на линии прямого эфира с пражской студией Радио Свобода по телефону из Сан-Франциско известный американский экономист, профессор Стэнфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам. Господин профессор, прежде всего, скажите, по вашим оценкам, насколько серьезны те экономические изменения, которые происходят в мире в последние дни? Вот повышение курса евро - следует ли опасаться его или радоваться этому?

Михаил Бернштам: Это краткосрочное изменение, не нужно ни опасаться, ни радоваться. Основная проблема заключается в том, что впервые за несколько лет в Америке появился бюджетный дефицит. Его надо финансировать, следовательно, увеличивается количество ценных бумаг, американское правительство теперь впервые за несколько лет вместо того, чтобы выкупать долг, наоборот, продает долг, соответственно, падает стоимость всех ценных бумаг и растет торговый дефициту. Из-за этого падает доллар, увеличивается евро, это все краткосрочные проблемы, связанные с потомком торговли и с бюджетными проблемами США. Это американские проблемы, которые отражаются на всем остальном мире.

Андрей Шарый: Господин профессор, насколько можно доверять заявлениям высокопоставленных американских руководителей? Президент Джордж Буш сделал уже не одно довольно оптимистическое заявление о состоянии американской экономики, его поддержал и Алан Гринспен, тем не менее, и на биржах творятся какие-то непонятные процессы, и, судя по всему, обеспокоены наблюдатели - насколько серьезной вам представляется ситуация?

Михаил Бернштам: Экономика очень сложная машина. Поэтому действительно могут происходить разные процессы в разных секторах экономики. То, что происходит на рынке ценных бумаг, связано с корпоративными скандалами и имеет очень небольшое отношение к реальным экономическим процессам в настоящее время. Действительно, американская экономика сейчас очень быстро растет, огромными темпами, свыше 6 процентов в год, она выходит очень быстро из рецессии и восстанавливается, и, более того, как подчеркнул Гринспен, резко выросла в первом полугодии нынешнего года производительность труда и всех ресурсов, в том числе и производительность капитала, что означает, что в долгосрочной перспективе американской экономике обеспечен большой и значительный рост.

Андрей Шарый: Скажите пожалуйста, по вашему мнению, какое влияние на ситуацию экономическую в России может произвести то, что происходит в США, в американской экономике, и это изменение соотношения доллара к евро? Я цитировал министра финансов России, который оценил пока дополнительные российские вложения в выплату внешнего долга в 350-400 миллионов долларов. На прочности российских экономических позиций может сказаться то, что происходит в США?

Михаил Бернштам: То, что происходит в Соединенных Штатах сейчас, сказывается абсолютно на всех странах, потому что американская экономика это 10 триллионов долларов в год, а мировая - 30, то есть, Америка - это треть мира. Поэтому Россия сейчас маленькая экономическая страна, объективно говоря, примерно триллион долларов в год производство, поэтому, естественно, на России все скажется. Прежде всего, если американская экономика будет быстро расти, а за ней будут подтягиваться остальные промышленные страны, то, естественно, увеличится спрос на энергию, прежде всего, на нефть и, соответственно, цена на нефть не будет падать и даже, может быть, будет несколько расти. Россия от этого выиграет. Это самое главное последствие всех этих процессов для России.

Андрей Шарый: В последние недели президент Америки проявляет небывалую активность. Он часто выступает с речами, обращаясь то к Конгрессу, то к американским вкладчикам. Какие цели он преследует, какова эффективность его действий и его заявлений? Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов:

Ян Рунов: Президент Буш ведет сегодня борьбу на два фронта. Он пытается оказать давление на Конгресс и добиться принятия законов, связанных с внутренней безопасностью и корпоративными преступлениями и одновременно изменить настроения инвесторов, вернуть их веру, а с ней и деньги в фондовые рынки. Но каждый раз речь президента, в которой он говорит, о возрождающейся экономике, производит обратный эффект, и акции на фондовой бирже летят вниз. Ничто не может переломить настроения вкладчиков, суть которых: продавай акции сегодня, а спрашивать зачем будешь завтра. В то же время, основные показатели здоровья экономики налицо - относительно низкий уровень безработицы, очень низкий банковский процент на займы, рост продуктивности на производстве. Это лишний раз показывает, что экономика и фондовый рынок могут идти в противоположных направлениях. Фондовый рынок опирается не столько на факты, сколько зависит от эмоций инвесторов, которые легко переходят от эйфории к панике, от веры в рынок к неверию в него. В состоянии ли президент что-то сделать с этим? К счастью, нет - считает Джон Бертхуд, президент Общенационального совета налогоплательщиков Америки. В этом и состоит сила американской системы - говорит он. У правительства нет власти над экономикой и рынком. Есть рычаги давления, но нет пульта управления, когда одним нажатием кнопки можно развернуть экономику на 180 градусов. В то же время, если не удастся президенту повлиять в положительную сторону на настроения вкладчиков, они же избиратели, это грозит республиканцам потерей Конгресса на выборах в ноябре этого года и Белого Дома в ноябре 2004-го. Вот что стоит за небывалой активностью президента. Прокомментировать борьбу президента Буша за оздоровление внутреннего рынка и за принятие новых законов мы попросили президента общенационального совета налогоплательщиков Джона Бертхуда:

Джон Бертхуд: Президент и все политические лидеры в Вашингтоне очень встревожены экономическим положением в стране и особенно положением на финансовом рынке. Проблема в том, что одни инвесторы ожидают от правительства более решительных действий и радикального вмешательства в экономические процессы, а другие опасаются, что радикальное вмешательство правительства может сыграть негативную роль. Одни считают, что должен быть принят наиболее строгий вариант закона о наказаниях лидеров корпораций за финансовые нарушения, а другие опасаются, что могут пострадать члены советов директоров, не замешенные в махинациях и трудно будет найти желающих служить в советах директоров корпораций, а это основной институт демократического управления крупными компаниями. Нынешние настроения людей весьма двойственны. От правительства ожидают решимости и одновременно боятся последствий этой решимости. В недавнем прошлом правительство уже принимало решения, которые принесли больше вреда экономике, чем пользы. Это и закон о дополнительной помощи фермерским хозяйствам, который привел к росту потребительских цен, такой же ошибкой было повышение таможенных тарифов на импортную сталь, вот вам результаты радикального вмешательства правительства. Что касается фондовой биржи, то я надеюсь, что она дошла до предела своего падения, и сейчас стрелка должна указать наверх. Рынок сам, без всякого политического нажима, должен повернуть на 180 градусов. Хорошо, что власть президента и правительства США над экономикой ограничена, и хорошо, что президент Буш осознает пределы своей власти. Он демонстрирует хладнокровие и одновременно оптимизм. Это все, что он может сегодня делать.

Ян Рунов: Может быть, выступления председателя Федерального резервного банка США Алана Гринспена на двухдневных слушаниях в Конгрессе произведут более положительное воздействие на инвесторов, чем речи президента Буша. Выступая в Конгрессе, Гринспен сказал, что американская экономика на пути к выздоровлению, но что прошлогодняя рецессия и корпоративные скандалы - довольно глубокие раны, для залечивания которых потребуется время.

XS
SM
MD
LG