Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В США подписан закон о повышении ответственности за финансовые нарушения в деятельности корпораций


Ведет программу Дмитрий Волчек. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Дубинский, Юрий Жигалкин и экономист Маршалл Голдман.

Дмитрий Волчек: Президент США Джордж Буш подписал новый закон о повышении ответственности за финансовые нарушения в деятельности корпораций. Одобренный на прошлой неделе обеими палатами Конгресса закон предусматривает более жесткие правила проверки финансовой деятельности фирм, а также более суровое наказание для их руководителей. Подробнее о положениях нового закона я попрошу рассказать нашего вашингтонского корреспондента Владимира Дубинского.

Владимир Дубинский: Этот закон рассчитан, в первую очередь, на то, чтобы восстановить доверие граждан к крупным американским корпорациям, а это доверие заметно пошатнулось в последнее время в связи с разразившимися буквально один за одним скандалами о всякого рода мошеннических операциях и бухгалтерских ухищрениях в крупных корпорациях. Подписанный президентом закон предусматривает более жесткие правила поверки финансовой, в первую очередь, бухгалтерской детальности корпораций и аудиторских фирм. Так, например, отныне запрещается, чтобы аудиторские фирмы одновременно были платными консультантами корпорации, которую они проверяют. Для контроля над аудиторскими и бухгалтерскими фирмами создается специальное правительственное ведомство, наделенное крупными полномочиями. Одновременно с этим вводятся более суровые наказания для руководителей корпораций, виновных в мошенничестве, финансовых злоупотреблениях и других противозаконных действиях. Теперь им грозит тюремное заключение сроком до 20 лет. И, наконец, новый закон предусматривает ассигнование дополнительных средств на финансирование деятельности Федеральной комиссии по ценным бумагам и биржам, при этом комиссии даются полномочия штрафовать провинившиеся корпорации и использовать полученные с этих штрафов деньги для выплаты компенсаций обманутым инвесторам. Таковы основные положения нового закона.

Дмитрий Волчек: Владимир, но ведь ни в предвыборной программе Джорджа Буша, ни в его планах упоминания о таком законе не было. Чем вызвано решение президента одобрить закон?

Владимир Дубинский: Совершенно верно, еще до недавнего времени администрация президента Буша и не помышляла о таком законе. Президент Буш и его республиканская партия разделяли точку зрения противников введения дополнительных мер контроля за рыночной экономикой, считая, что существующих законов уже достаточно, и что рыночная экономика в том виде, в каком она есть в США, способна саморегулироваться и отсеивать хорошие фирмы от плохих. Впрочем, не намеревались еще в прошлом году настаивать на введении каких-то новых законов об усиления контроля за деятельностью корпораций и демократы. Тем более, что тогда в экономике США все обстояло вроде бы очень хорошо. Но вот разразились один за другим скандалы, сначала с крупнейшими корпорациями "Энрон" и "Артур Андерсен", затем с фирмой "УорлдКом", которые систематически завышали отчеты о своих доходах, тем самым искусственно завышали стоимость своих акций. Пострадали десятки тысяч инвесторов, и законодатели, в первую очередь, из числа демократов, решили, что пришла пора вывести мошенников из корпоративного мира "на чистую воду". Автором этого закона является влиятельный сенатор-демократ из штата Мэриленд Пол Сарбанес. Сначала республиканцы в Конгрессе, а вместе с ними и президент Буш, выступали против инициативы Сарбанеса. Но когда скандалы стали разрастаться уже не по дням, а по часам, и когда в результате этих скандалов стали резко падать биржевые котировки, что в свою очередь привело к тому, что финансовые потери понесли уже миллионы американцев, тогда республиканцы решил поддержать инициативу сенатора Сарбанеса. В противном случае они рисковали предстать перед избирателями как партия, представляющая интересы не рядовых граждан, а большого бизнеса, чья репутация оказалась весьма подмоченной.

Дмитрий Волчек: Владимир, но ведь в последние дни рынок наверстывает потерянное. Нет опасения, что в случае благоприятной конъюнктуры интерес избирателей к новому закону упадет, и нужда в нем покажется не столь сильной?

Владимир Дубинский: Да, это верно. Если рынок пойдет вверх, и в дальнейшем инвесторы вернут потерянные деньги, острота этой проблемы и ажиотаж вокруг этих скандалов, наверное, сойдет на нет, а избиратели перестанут вплотную интересоваться новым законом. Думаю, что на это и рассчитывает администрация президента, которая на каждом шагу заявляет, что в целом состояние американской экономики хорошее, и что взлеты и падения цен на биржах - это нормальное явление рыночной экономики. Проверенная годами истина, что успех той или иной политической партии зависит от состояния экономики, безусловно, принимается в расчет обеими партиями и сейчас. Тем не менее, новый закон вступил в силу, и отныне корпорациям придется с ним жить. Настолько эффективным окажется этот закон, покажет время.

Дмитрий Волчек: Будет ли достаточно инструментов, предоставляемых новым законодательством, для того, чтобы покончить с корпоративным мошенничеством? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин обсуждает новые меры борьбы с корпоративными преступлениями с экономистом, профессором Маршаллом Голдманом, который является членом Совета директоров одного из массачусетских банков.

Юрий Жигалкин: Несмотря на то, что финансовые рынки и инвесторы восприняли новый закон с явным энтузиазмом, многие специалисты говорят, что усиление наказаний за финансовые преступления вряд ли будет достаточной мерой для предотвращения корпоративного мошенничества. Как вы оцениваете этот закон?

Маршалл Голдман: Действительно, применение новых наказаний на практике может оказаться сложным делом, поскольку, согласно новому закону, главы корпораций могут привлекаться к ответственности только если будет четко показано, что они знали о том, что бухгалтерская отчетность и другая финансовая документация была сфальсифицирована, а это невероятно сложно доказать, как показывает опыт, в связи с высокими судебными стандартами США. И я думаю, что основной результат введения в силу нового судебного закона будет чисто психологическим: этот закон создает новую атмосферу на рынке, показывая всем, что власти намерены бороться с корпоративными мошенничеством, что финансовая импровизация на грани законности неприемлема. Сравнительная ограниченность этого закона объясняется исключительно сложной задачей, стоявшей перед его авторами: с одной стороны, они хотели поставить преграды на пути откровенных преступников от предпринимательства, с другой, они не хотели поставить заслон на пути инициативы, задушив ее паутиной ограничений. В этом состоит пока неразрешимая дилемма.

Юрий Жигалкин: Как бы вы определили наиболее важную из мер, предусматриваемых новым законодательством?

Маршалл Голдман: Подобно тому, как в 30-х годах, через полтора века после начала функционирования фондовой биржи была организована Федеральная комиссия по контролю за ценными бумагами и биржами, которая имеет право расследовать финансовую деятельность компаний и определять, законна она или незаконна, так и теперь будет действовать специальный совет, контролирующий деятельность аудиторских и бухгалтерских фирм, твердо устанавливающий, что законно и что незаконно в области корпоративного бухгалтерского учета. Этот совет должен гарантировать то, что интересы аудиторов и компаний будут разделены.

Юрий Жигалкин: Из этой истории неизбежно возникает вопрос, который теперь, я думаю, на устах у многих. А может ли теперь вообще предпринимательство быть, что называется, честным? Является ли американский образец рыночной экономики наилучшим?

Маршалл Голдман: Да, эта история показывает, что рыночная экономика подвержена коррупции, но не в большей мере, чем другие из известных экономических систем, включая социалистическую. Если мы обратимся к американскому примеру, то уровень коррупции в США, учитывая размер экономики, несравнимо ниже, чем где бы то ни было. И это традиционно обеспечивается, с одной стороны, надзирающей ролью государства, которое устанавливает ограниченные правила функционирования рынка и наказывает преступников, с другой - корпоративной этикой. В Америке исторически у попавшихся на махинациях бизнесменов не было будущего, никто не хотел иметь дело с ними.

XS
SM
MD
LG