Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование по поводу вручения Пулитцеровской премии Уолтеру Дюранти


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Морозов и Борис Парамонов.

Андрей Шарый: Начато расследование по поводу вручения Пулитцеровской премии бывшему корреспонденту "Нью-Йорк Таймс" в Москве Уолтеру Дюранти. Об этом сообщил журналистам представитель комиссии по вручению премий. С подробностями Владимир Морозов:

Владимир Морозов: В 30-е годы прошлого века Уолтер Дюранти был одним из самых известных американских журналистов, ведущим корреспондентом "Нью-Йорк Таймс" в Советском Союзе. Именно за материалы из Москвы ему и присудили в 1932-м году Пулитцеровскую премию. Блестяще написанные статьи собственного корреспондента в большевистской столице создавали у американского читателя представление о том, что социалистический эксперимент в СССР проходит вполне успешно, хотя и не без отдельных трудностей. Дюранти брал интервью у самого Сталина. Биограф Дюранти, автор книги "Человек Таймс в Москве" Эс Джей Тэйлор приводит слова Дюранти о том, что он "научился уважать советских вождей и особенно Сталина, который вырос в действительно великого государственного деятеля". Корреспондент "Нью-Йорк Таймс" дважды бывал на Украине и не заметил того, что там умирают от голода миллионы людей. Он заявил, что слухи о недоедании на Украине это "чистый абсурд".

Между тем, в Британском посольстве в Москве сохранилась запись о том, что уже в 1935-м году Дюранти конфиденциально сообщил британским дипломатам, что Украина обескровлена и там погибло 10 миллионов человек. Ложь "великого журналиста" стала известна давно и его слава увяла. Почему о возможном лишении его премии заговорили только сегодня? Я задал этот вопрос Ральфу Барни, профессору факультета журналистики Университет штата Юта:

Ральф Барни: Мы чувствуем себя некомфортно с информацией, которая нам не нравится. Скорее всего, члены комиссии по присуждению Пулитцеровской премии и руководители "Нью-Йорк Таймс" просто не хотели ворошить неприятную историю. Но теперь им некуда отступать. Положение газеты очень уязвимое после недавнего скандала с начинающим журналистом Блэром. Выяснилось, что "Таймс", которая считалась эталоном журналистики, долгое время терпела репортеришку, который списывал свои материалы у кого попало.

Владимир Морозов: В вот как ответил мне на тот же вопрос Дэни Шехтер, редактор Интернет-издания "MediaChannel", в свое время четырежды удостоенный награды "Эми" за телепередачи по каналу "Эй-Би-Си":

Дэни Шехтер: Сейчас 70-летняя годовщина голода на Украине. И люди, родственники которых тогда погибли, а также руководители и представители украинской общины в США решили напомнить об этим чудовищном преступлении советского режима. Они разослали письма по множеству адресов - членам Конгресса, писателям, артистам, зарубежным деятелям. А те, в свою очередь, обратились в комиссию по присуждению Пулитцеровских премий. Дюранти не обвиняют в том, что он работал на Сталина или получал от него деньги. Скорее всего, журналист подыгрывал коммунистам, чтобы сохранить престижную работу, которая дала ему возможность заработать мировую славу. В результате Дюранти действовал как представитель советского правительства, а не как независимый западный журналист.

Владимир Морозов: Насколько высок престиж Пулитцеровской премии? И не повлияет ли ее репутацию расследование дела Дюранти?

Дэни Шехтер: Для газет и газетчиков Пулитцеровская премия - это высшая награда. И промах 70-летней давности тут ничего не изменит. Но это не самая высокая награда для телевизионщиков. Сегодня большинство американцев узнают новости не из газет, а по телевидению. Там свои награды – Премия Пибоди, Приз Полка, Приз Эми.

Владимир Морозов: Были ли случаи, когда комиссия по присуждению Пулитцеровской премии лишала кого-то этой награды? Отвечает Ральф Барни, профессор факультета журналистики Университета штата Юта.

Ральф Барни: Был случай… Сейчас я вспомню фамилию. Ее звани Джанет, она работала в газете "Вашингтон Пост". Да, Джанет Кук. У нее было отличное перо, и она написала для своей газеты большой очерк под названием "Жизнь Джимми". Там со множеством жестоких и точных деталей описана история мальчишки-наркомана, который жил в столице США. В 1981-м году этот очерк получил Пулитцеровскую премию.

Владимир Морозов: Но, мистер Барни, как же развивались события потом?

Ральф Барни: Через несколько месяцев после того, как была вручена Пулитцеровская премия, ее пришлось вернуть. Но это было сделано не по требованию Пулитцеровской комиссии, а по инициативе самой журналистки и газеты "Вашингтон Пост". Насколько я помню, кто-то то ли из журналистов, то ли из публики захотел материально и морально помочь несчастному мальчишке, и Джанет Кук попросили привести героя ее очерка в редакцию. И тут она была вынуждена признаться, что ее всеми любимого Джимми просто не существует. Это фиктивный герой. Она списала его с самых разных детей-наркоманов, с которыми ей приходилось встречаться.

Владимир Морозов: Итак, состоящая из 18 человек комиссия по присуждению Пулитцероовской премии намерена самым тщательным образом разобраться в деле "Великого Дюранти". Представитель комиссии сообщил, что ее сотрудникам поступили тысячи писем по электронной и обычной почте, авторы которых требуют посмертно лишить Дюранти незаслуженной награды. Но члены комиссии в замешательстве, в ее уставе нет указаний о том, как это можно и нужно делать. Пулитцеровская премия учреждена по инициативе выдающегося американского журналиста и издателя Джозефа Пулитцера в 1917-м году. С тех пор ее еще ни разу ни у кого не отбирали.

Андрей Шарый: Итак, за все 86 лет существования Пулитцеровской премии это первый случай, когда может быть пересмотрено решение о вручении столь престижной награды. Из Нью-Йорка Борис Парамонов.

Борис Парамонов: Премия, основанная в 1917-м году одним из создателей современной прессы Джозефом Пулитцером, подразделяется на несколько разрядов. Их вручают ежегодно за достижения в прозе, поэзии и музыке. Но главные премии – в разряде журналистики. Там их восемь, распределенных по различным газетно-журнальным жанрам. Для журналиста получить Пулитцеровскую премию – своего рода, патент на благородство, определяющий едва ли не пожизненно его репутацию и класс. Материальный эквивалент премии по нынешним временам вполне ничтожен – 1000 долларов. Но, как говорится, честь – важнее прибыли. Тот факт, что газеты, имеющие в своем штате множество пулитцеровских лауреатов, и на большие прибыли вправе рассчитывать, мы выносим сейчас за скобки.

Каково главное профессиональное качество журналиста, тем более репортера, пишущего с места события? Точность информации. Это регулятивная идея журналистики, на практике не всегда достижимая. Так военный репортаж с поля боя не может гарантировать исчерпывающей точности. На войне никто не знает, что в точности в данный момент происходит. Об этом лучше всех написал Лев Толстой – человек, имевший как военный, так и писательский опыт. Но мы вправе требовать, если не исчерпывающей правды, то квалифицированной, точной информации от журналиста, аккредитованного в той или иной иностранной столице и проводящего свою профессиональную жизнь в спокойной и комфортабельной обстановке. Именно так жил Уолтер Дюранти в Москве 30-х годов. И тот факт, что сам он отнюдь не голодал, не давал ему права отрицать эпидемию голода на Украине. Он даже не скрывал факты, он их искажал. За такое непрофессиональное поведение он должен понести наказание, хотя бы и посмертное.

XS
SM
MD
LG