Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расширении прав ФБР в сборе информации


Ведет программу Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Владимир Абаринов, Юрий Жигалкин и вице-президентом американской организации «Фридом Хаус» Арч Паддингтон

Андрей Шарый: Руководство Федерального бюро расследований США объявило о предстоящей реорганизации ведомства. Реформа должна повысить эффективность ФБР в борьбе с терроризмом. Правозащитники между тем опасаются, что расширение полномочий ФБР возродит антиконституционную практику слежки за общественными и религиозными деятелями. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Директор ФБР Роберт Мюллер признал, что у ведомства, которое он возглавляет, была возможность раскрыть заговор 11 сентября. Оно не смогло сделать это вследствие недостаточного внимания к сообщениям местных отделений и плохой оперативной координации с другими специальными службами, прежде всего с ЦРУ. Самому Мюллеру предъявить претензии невозможно – он приступил к исполнению обязанностей директора ФБР ровно за неделю до атаки. Заявив, что отныне одним из принципов работы бюро будет открытость новым идеям и критике, директор сообщил, что ведомству предстоит провести фундаментальную реформу с тем, чтобы достойно ответить на вызов террористов.

Не только расследование, но и предотвращение актов террора на территории Соединенных Штатов станет важнейшим приоритетом бюро. На выполнение этой задачи направляются дополнительные людские, финансовые и технические ресурсы. На это направление в ближайшее время будет переведено около 500 агентов, которые в настоящее время заняты борьбой с наркомафией и другими преступными сообществами. Еще около 900 агентов будет принято на работу в ближайшие три месяца. ФБР планирует также техническое переоснащение своих 56 местных отделений. Одним из нововведений станет создание мобильной следственной бригады, которая будет вылететь в любую точку мира и обеспечить взаимодействие ФБР с правоохранительными органами других стран.

Со своей стороны непосредственный начальник Роберта Мюллера, министр юстиции Джон Эшкрофт, подписал в четверг новые инструкции, предоставляющие ФБР дополнительные возможности в борьбе с террористической угрозой. Эшкрофт считает, что в настоящее время эти возможности необоснованно ограничены, и в результате террористы имеют явное преимущество перед ФБР. Теперь агенты бюро получили, например, право посещения публичных мероприятий. Разумеется, они могли делать это и раньше, но лишь как частные лица – для того, чтобы пойти на митинг с оперативной задачей, агент должен был получить разрешение начальства. Аналогичным образом расширяются полномочия ФБР по наблюдению за религиозными, политическими и общественными организациями, а также вэб-сайтами Интернета. До сих пор агенты имели право делать все это только в рамках конкретного расследования.

Американские правозащитники воспринимают новость о новых правилах работы ФБР с тревогой. Многие из них еще не забыли то время, когда ФБР вело слежку за такими общественными деятелями, как пастор Мартин Лютер Кинг, бесцеремонно вторгаясь в их частную жизнь и заводя на них досье на основании полученной информации. Министр Эшкрофт и президент Буш, в свою очередь, заверяют американцев, что ФБР будет неукоснительно соблюдать Конституцию.

Андрей Шарый: Американские правозащитные организации выступили с критикой решения о расширении прав ФБР в сборе информации внутри страны, опасаясь, что новые правила могут поставить под угрозу индивидуальные права американцев. Насколько реальной выглядит такая опасность? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует с вице-президентом американской организации «Фридом Хаус» Арчем Паддингтоном.

Юрий Жигалкин: Как вы оцениваете решение предоставить ФБР новые права в сборе информации?

Арч Паддингтон: Ощущение смешанное. С одной стороны, я думаю, предоставление ФБР новых прав вполне оправданно, в новой ситуации у него должна быть определенная свобода действий, тем более, что эти новые права не противоречат ни одному из существующих законов и положений. Я не думаю, что гражданские свободы американцев окажутся под угрозой, если агентам ФБР позволено пользоваться Интернетом в служебных целях, что им было запрещено делать до сих пор. Я не думаю, что личные права пострадают, если сотрудникам ФБР будет разрешено присутствовать на митингах, религиозных службах и участвовать в других общественных мероприятиях. С другой стороны, сомневаюсь, что эти новые меры помогут предотвратить будущие террористические акты, поскольку любой, если можно так выразиться, нормальный террорист не раскроет свои планы на публике, он вряд ли станет вслух рассуждать о своих взглядах. Что, на мой взгляд, остается препятствием на пути к расследованию террористической деятельности – представление о том, что следствие не должно принимать во внимание этнический фактор, ведя расследование. Этот аспект деятельности правоохранительных служб всегда вызывает горячие споры в Соединенных Штатах, где этнические меньшинства жалуются на то, что они являются объектом неоправданного внимания со стороны полиции. Теперь это мешает ФБР открыто сосредоточить внимание на американской арабской общине, несмотря на то, что это наиболее вероятный источник будущих террористических актов. И в этом, я считаю, заключается серьезная проблема.

Юрий Жигалкин: Тем не менее, некоторые правозащитные организации опасаются, что новые права позволят ФБР вести мониторинг всего, что ему заблагорассудится, а многие в США помнят шестидесятые годы, когда бюро было уличено в слежке за деятелями афро-американского и антивоенного движений?

Арч Паддингтон: Соединенные Штаты стали во многом другой страной, если сравнивать с шестидесятыми и даже семидесятыми годами. Прежде всего, понятие священности гражданских свобод американцев стало одним из основных принципов деятельности правоохранительных органов, спецслужб и армии. Были приняты дополнительные положения, ограничивающие право государственных служб на вторжение в личную жизнь американцев. И это серьезно видоизменило ситуацию настолько, что попытки спецслужб расследовать подозрительную террористическую деятельность были пресечены, как мы выясняем, начальниками внутри ФБР и судьями. Так что нет никакой опасности возращения к прошлому. Мы – другая страна, у наших лидеров во многом иные взгляды на проблему гражданских прав, я не верю, что возможно возвращение к нарушениям прав человека, они принадлежат другой эре.

XS
SM
MD
LG