Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вирусы как вид бактериологического оружия и защита от них


Мелани Бачина и Ян Рунов беседуют с медицинскими обозревателями Радио Свобода Даниилом Голубевым и Ольгой Беклемищевой.

Мелани Бачина: В фокусе нашего внимания сегодня вирусы, а если точнее - вирусы как вид бактериологического оружия. После так и не раскрытой "почтовой атаки" на США спорами сибирской язвы почти забытое слово оспа вновь стало для Америки актуальным. В декабре 2002-го года президент США Джордж Буш принял решение начать новую профилактическую противооспенную вакцинацию лиц высокого риска заражения. Об этом с медицинским обозревателем Радио Свобода Даниилом Голубевым беседует наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов:

Ян Рунов: После событий 11 сентября 2001-го года и особенно после так и не раскрытой до сих пор "почтовой атаки" на США с помощью спор сибирской язвы (антракса), почти забытое слово "оспа" вновь стало весьма актуальным. Слово это стало забываться после того, как в начале 80- годов прошлого века Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) торжественно объявила: "Натуральная (или: "черная") оспа на планете Земля полностью ликвидирована" Полное прекращение регистрации случаев оспенной инфекции у людей последовало после многих десятилетий практически поголовной иммунизации всего населения земли противооспенной вакциной Дженнера. Более 25 лет, ни одного случая оспы зарегистрировано не было, и с этого же времени повсеместно прекращено массовое оспопрививание. В США прививки против оспы прекратились еще раньше, с 1972-го года. Слово "оспа" стало каким-то музейным, вроде слов "динозавр" или "мамонт", утратило свой первоначальный зловещий смысл и вообще стало редко употребляться: не стало повода. Однако, после 11 сентября в преддверии возможных атак биотеррористов правительство США не могло не вспомнить о вирусе оспы, как о страшном потенциальном виде бактериологического оружия, тем более, что известно, что потенциальные противники США этим видом оружия располагают. Именно поэтому в декабре 2002-го года президент США Джордж Буш принял решение начать профилактическую противооспенную вакцинацию лиц высокого риска заражения. Эта работа началась, но эффективность ее дальнейшего проведения неожиданно натолкнулась на непредвиденные сложности, о которых мы попросили рассказать медицинского обозревателя Радио Свобода, профессора вирусологии Даниила Голубева:

Даниил Голубев: Осенью 2001-го народ Америки столкнулся с такой бездной жестокости и коварства, что вынужден был вспомнить все кошмары прошлого. И среди них - возбудители особо опасных инфекций, не как "бич божий", а как биологическое оружие в руках преступников, способное поразить сотни тысяч и миллионы людей. Сибирской язвой в Америке заболели 18 человек, 5 из которых умерли. Но эта инфекция не передается от человека к человеку. Оспа передается, и опыт прошлого свидетельствует о возможности вовлечения в ее орбиту и гибели огромных масс людей. Основным оружием в борьбе с оспой является противооспенная вакцина Дженнера. За 500 миллионов долларов по заказу правительства США было изготовлено такое количество доз этой вакцины, которого достаточно для иммунизации всего населения страны, то есть, 300 миллионов человек. После длительных и жарких споров в декабре 2002-го года президент принял решение, о котором вы говорили: начать прививки лиц высокого риска заражения, а именно – военнослужащих, медицинских и социальных работников, которые могут первыми столкнуться с зараженными.

Ян Рунов: Вы сказали, что этому решению предшествовали жаркие споры, а какими были альтернативные точки зрения?

Даниил Голубев: Альтернативной была позиция части специалистов, суть которой состоит в том, что до первого случая реального заболевания никакой вакцинации применять не надо, иметь вакцину наготове и следить за развитием событий, и все. Ну, с определенным исключением - привить военнослужащих, направляемых в зону Персидского Залива, но гражданское население - не трогать.

Ян Рунов: На чем основывалась эта точка зрения?

Даниил Голубев: На том, что оспопрививание само по себе отнюдь не безвредно. По прошлому многолетнему опыту известно, что на миллион вакцинированных приходится 10-15 довольно тяжелых поствакцинальных осложнений, а 1-2 человека могут умереть. Не исключена также опасность рассеивания инфекции вокруг себя самим вакцинированным - ведь вакцина Дженнера - "живая", это живой вирус коровьей оспы, и он в редких случаях, пройдя "через" организм человека, может рассеиваться и заражать окружающих.

Ян Рунов: Почему же все эти соображения не были приняты во внимание?

Даниил Голубев: Мой ответ, возможно, вас удивит. В эти дни человечество переживает тревогу не только по поводу войны в Ираке, но и в связи с эпидемическим распространением по планете атипичных азиатских пневмоний. Так вот, печальный опыт последних дней свидетельствует, что особой опасности заражения подвергается именно медицинский персонал, первым вступающий в контакт с заболевшими. Среди врачей и медицинских сестер самое большое количество и заболевших, и умерших от этой все еще загадочной инфекции. Картина была бы совершенно иной, если бы медицинский персонал был привит против этой инфекции, но такой вакцины нет, а противооспенная есть, и опасность применения вирулентных вирусов оспы тоже есть. Так что сторонников активной профилактики можно понять, тем более, что сведения о вредоносности оспенной вакцинации по опыту прошлого более чем умеренные – 1-2 смерти на миллион привитых, а у правительства план привить всего 500 тысяч гражданских лиц, так что риска вроде никакого и нет.

Ян Рунов: Что же получилось на деле?

Даниил Голубев: К сожалению, не так, как предполагалось. К 21 марта было привито 25 тысяч гражданских лиц, в основном, работников госпиталей и других медицинских учреждений. Кроме того, к этому времени уже привито 300 тысяч военнослужащих. Среди привитых гражданских лиц на 21 марта зафиксировано три случая смерти от острой сердечно-сосудистой недостаточности. 26 марта было сообщено о смерти на пятый день посоле вакцинации 47-летней женщины, госпитального работника штата Мэриленд, буквально на следующий день стало известно о смерти 57-летней женщины, и тоже от сердечной недостаточности, больничного работника от Флориды, она умерла через 2 недели после вакцинации, которая обострила ее сердечно-сосудистое заболевание, которое длилась уже в течение целого года. Еще через день Министерство обороны сообщило о смерти против вакцинации 55-летнего национального гвардейца, у которого до этого были явные признаки сердечной патологии. Помимо этих трех смертных случаев осложнения со стороны сердечно сосудистой системы были зарегистрированы у 4 гражданских лиц и 10 военнослужащих.

Ян Рунов: В чем же причина столь неожиданных последствий, казалось бы, безвредной процедуры?

Даниил Голубев: Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что никогда до этого никакой связи с сердечно-сосудистой патологией ни у вируса оспы, ни у осповакцины отмечено не было. Это совершенно новое явление, природу которого еще предстоит изучить. Нужно лишь отметить, что практически у всех пораженных сердечно-сосудистая патология или ее предвестники были задолго до вакцинации, она их резко обострила, и, повторяю, это совершенно новый факт. Все, хотя и редкие, осложнения после вакцинации в прошлом были связаны с генерализацией живого вакцинного вируса по организму, это могло привести к поражению нервной ткани – энцефалиты, невриты, но сердечная патология никогда не отмечалась. Впрочем, основной массой прививаемых в прошлом были дети. Взрослых, тем более, лиц среднего и даже пожилого возраста, прививали крайне редко, так что опыт прошлого здесь надо учитывать с большими оговорками.

Ян Рунов: Какие же выводы делаются из этих печальных событий?

Даниил Голубев: Главный вывод уже сделан. До сих пор в число лиц, которым прививки не должны делаться, были включены носители вируса иммунодефицита человека, беременные женщины, реципиенты пересаженных органов, а также лица с выраженным заболеванием кожи. Сейчас центр по контролю за заболеваемостью в Атланте включил в это число всех лиц с признаками сердечно-сосудистой патологии. Это уменьшит контингент прививаемых примерно на 10 процентов, но это совершенно оправданная мера.



Мелани Бачина: Сейчас в московской студии Радио Свобода врач-биохимик, медицинский обозреватель Радио Свобода Ольга Беклемищева. Ольга, вы слышали интервью с американским экспертом. Что вообще российские медики думают об этой проблеме? Я имею в виду необходимость вакцинации против оспы и других вирусов, которые, якобы, могут использоваться как бактериологическое оружие?

Ольга Беклемищева: Сейчас Министерство здравоохранения Российской Федерации обсуждает вопрос о начале частичного оспопрививания в России. Хотя, до того, как американцы приняли такое решение, в России считалось, что повторное оспопрививание - вещь совершенно не нужная. Почему? Потому что действительно риск, который приносит за собой вакцинация, тем более, вакцинация такого большого количества людей, наверное, даже выше, чем риск от какого-то одного биотеррориста. Дело в том, что если мы имеем в виду биотерроризм как явление одиночное, то жертв его, в общем-то, сравнительно немного, что мы видели на истории с сибирской язвой, а чтобы жертв было достаточно много, нужно, чтобы оружием биотеррористов воспользовалось целое государство, была целая система и доставки этих вредных агентов, и внедрения. А таких государств, которые бы себе сейчас могли позволить применить бактериологическое оружие, практически нет. СССР и Америка отказались, подписали протоколы, а все остальные страны не обладают достаточными мощностями.



Мелани Бачина: В таком случае можно сказать, что невозможно предугадать. Если предположить, что какой-то вирус будет использоваться как бактериологическое оружие, невозможно ведь предугадать, какой именно это будет вирус, оспы, чумы, или чего-то еще. Как в таком случае можно действовать?

Ольга Беклемищева: Вы совершенно правы, Мелани. Действительно, вирусов, к сожалению, очень много. Последний таксономический сборник описывает 1600 видов различных вирусов, и понятно, что привить человечество от всего их многообразия невозможно. Есть вирусы, к которым принципиально невозможно создать вакцину, потом несколько вакцин одновременно приведет просто к аллергии. Поэтому, на наш взгляд, группы врачей российских, решение Америки об оспопрививании - это определенная нервная реакция на эту историю с сибирской язвой, с атакой на Всемирный торговый центр. Понять их можно, но последствия, как мы слышали, оказались далеко не такие, какие бы планировались. И, конечно, лучшим способом борьбы с биотерроризмом было бы увеличение усилий, которые мы могли бы направить на адекватное лечение людей. Вот эта история с атипичной пневмонией она это показывает. Если появляется новый вирус, невозможно сразу создать к нему вакцину, а лечить людей надо. И, наверное, нужно усилить работы по антибиотикам нового поколения, по антивирусным препаратам нового поколения, по иммуностимуляторам, по иммуномодуляторам, то есть, вложить деньги, прежде всего, в лечение и научные разработки, которые бы позволили нам лечить людей быстрее, качественнее и массовее как бы.



Мелани Бачина: То есть, атипичная пневмония. которую на днях, кстати, пытались отнести к виду биологического оружия, на самом деле, по вашему мнению, таковой не является и, получается, гораздо опаснее?

Ольга Беклемищева: Нет, она, конечно, не является бактериологическим оружием, это в научных кругах совершенно признано, последнее заявление на эту тему было, по-моему, от лауреата Нобелевской премии по медицине. Дело совсем в другом. Дело в том, что в таких условиях, как Юго-Восточная Азия, Экваториальная Африка, где жарко, сыро, и очень жесткий ультрафиолет, бактерии и вирусы мутируют с гораздо большей скоростью, чем на севере. В результате постоянно появляются все новые и новые виды заболеваний, и они будут появляться. Просто таковы условия существования жизни на земле. Мы живем, и вирусы живут. И они мутируют, видоизменяются, становятся то более опасными, то менее, и человечество работает над тем, чтобы создавать систему защиты от ожидаемых атак, и в плане этой защиты ВОЗ, например, с 2000-го года ввела в действие так называемую глобальную сеть по предупреждению инфекции. Задача этой глобальной сети, и она, кстати, работает сейчас, в этом случае с атипичной пнемвонией - своевременно оповещать все карантинные и санитарные службы о появлении новой инфекции и как можно скорее распространять позитивный опыт, который удается получить врачам, которые работают в очаге инфекции. И этот способ остановить вирусы, болезни, в том числе и те, которые будут выпущены, может быть, рукой человека, он гораздо более эффективен, чем попытка защититься заранее, потому что заранее защититься от всего многообразия вирусов, от всех случайностей - невозможно.



Мелани Бачина: Ольга, подводя итог нашего разговора, могу я сказать о том, что, на самом деле, возникающие вирусы гораздо опаснее, чем вирусы, которые могут быть применены как бактериологическое оружие, и что на самом деле это некая истерия возникает в связи с тем, что происходит, скажем, в Америке с вакцинацией против оспы, и что биотерроризм в настоящее время не так реален, по вашему мнению?

Ольга Беклемищева: По моему мнению, да, биотерроризм - это оружие целых государств. Одиночки и даже группы людей не смогут нанести достаточного ущерба, это раз. А то, что новые вирусы опаснее других - пока это, слава Богу, не так, но вся история со СПИДом показывает, что нас ждут еще очень большие испытания в этом направлении, и мы должны к ним готовиться, развивать нашу науку, нашу медицинскую практику.

XS
SM
MD
LG