Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американская реакция на перемену позиции России в отношении США


Мелани Бачина: Газета «Вашингтон пост», как и многие другие американские газеты, обратила внимание на изменение позиции России в отношении США. какова реакция Америки на новый курс России? слово Яну Рунову из Нью-Йорка.

Ян Рунов: «Вашингтон Пост» сообщает читателям, что вслед за президентом Путиным российские законодатели тоже стали воздерживаться от критики США, что, по мнению газеты, отражает общее смягчение позиции России. Газета отмечает, что Дума отказалась обсуждать проект резолюции, в которой содержится призыв к немедленному окончанию войны в Ираке. «Вашингтон Пост» назвала сдержанной реакцию российских законодателей на решение Палаты Представителей американского Конгресса запретить Соединённым Штатам финансировать французские, сирийские и российские компании, рвущиеся получить выгодные заказы в реконструкции иракской экономики после войны. Газета указывает на то, что за последние дни резко изменился тон выступлений президента Путина, министра иностранных дел Иванова и других российских официальных лиц. Хотя, в принципе, российское руководство против войны, однако, как заявил в среду Владимир Путин, поражение США в войне с Ираком не в интересах России ни по политическим, ни по экономическим соображениям. «В четверг, продолжает «Вашингтон Пост», Путин развил эту мысль, заявив, что США и Россия – крупнейшие в мире ядерные державы, и потому несут особую ответственность по защите международного мира. В решении проблем глобального характера, в решении кризисных ситуаций мы всегда сотрудничали, сотрудничаем и будем сотрудничать с Соединёнными Штатами». Некоторые американские политологи считают, что такое изменение позиции отражает надежду России получить выигрышную роль в процессе послевоенного восстановления Ирака, и одновременно сохранить существующие экономические связи с США.

Прокомментировать изменение российской позиции мы попросили известного американского эксперта по России Маршалла Голдмана:

Маршалл Голдман: То, что происходит сейчас в России, происходит и в Западной Европе, и в самих США. Ничто не приносит такого успеха, как успех. Ещё рано говорить об окончательном успехе американской военной компании, но теперь не вызывает сомнения, что в Ираке будет установлен новый режим. И здравый смысл диктует странам, заинтересованным в доступе к иракской нефти и в получении с Ирака долгов, быть как минимум более толерантными к действиям Америки.

Ян Рунов: Казалось бы, исход войны был очевиден задолго до её начала. Почему же российские политики не проявили дальновидность и теперь должны догонять идущий на всех парах поезд?

Маршалл Голдман: Да, это вопрос. И ответ на него не простой. С Францией проще: Париж считает, что Ирак и весь Ближний Восток – это сфера французских интересов и Америке здесь делать нечего. Российское руководство не могло не понимать, что Соединённые Штаты с их новейшей технологией и огромным военным потенциалом одержат победу. В то же время сомнения в правильности войны, в действенности планов администрации вполне естественны. Но более важно то, что Россия не хотела оставаться в одиночестве, когда Франция и Германия встали в оппозицию Соединённым Штатам. Россия не хотела выглядеть в глазах европейцев неким атавизмом Холодной войны. В конце концов Россия больше часть Европы, чем часть Атлантического союза, а Германия играет в экономике России большую роль, чем США. Так что место России рядом с Германией и Францией совершенно естественно. Не будем забывать также, что Путин не диктатор, решающий всё единолично. Очень жёсткую, даже лидирующую антиамериканскую позицию занял министр иностранных дел Игорь Иванов. В военных верхах России тоже, вероятно, не были довольны тем, как себя повела Америка. Президент Путин долго выжидал, и только когда Франция и Германия, как стало ясно, одержат победу над США в ООН и в мировом общественном мнении, Путин сделал свой выбор. Но он оставил себе путь для дипломатического отступления тем, что был гораздо осторожнее в выражениях, чем его министр иностранных дел и чем Ширак и Шрёдер, которых Америка теперь, как говорится, забрасывает тухлыми яйцами. В отличие от них, Путину легче возобновить добрые отношения с Бушем. Российский президент повторил своё приглашение Бушу прибыть на празднование 300-летия Санкт-Петербурга. Не знаю, согласится ли теперь на это Буш, но, думаю, из всех крупных европейских государств США больше всего заинтересованы в развитии связей с Россией, благо ранее возникли тёплые личные отношения между Путиным и Бушем.

Ян Рунов: Вы лично, профессор, посоветовали бы Бушу поехать в Петербург?

Маршалл Голдман: Наверно. Потому что, если вести макиавелиевы игры, улучшение американо-российских отношений – шаг к отрыву России от Франции и Германии, шаг к изоляции Парижа и Берлина. Администрация Буша и сам президент очень обижены на Ширака, и на Шрёдера, который сделал нападки на Буша темой своей избирательной компании. Приняв приглашение Путина, Буш покажет этим парням...

XS
SM
MD
LG