Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кража тел доноров в Калифорнийском университете

  • Ян Рунов

Ян Рунов, Нью-Йорк: Американская гражданка Ширли Уильямс планировала последовать примеру покойного мужа и завещать свое тело медицинскому факультету Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе для научно-медицинских исследований. Но она передумала, когда выяснилось, что воры распиливали трупы доноров на куски и продавали по частям в целях личной наживы. Об этом скандале говорят сейчас все американские средства массовой информации.

Родственники доноров, завещавших себя после смерти университету, подали на университет в суд. Университетский адвокат утверждает, что преступление совершала группа злоумышленников, без всякого ведома администрации. Тем не менее, родственники говорят, что руководство университета то ли по халатности, то ли по иной причине допускало противозаконную торговлю частями тел и потому должно нести ответственность.

В 1993-м году уже был скандал, связанный с тем, что останки людей, предназначенные для учебных и научных исследований, не хранились должным образом, а затем не кремировались. Приглашенный тогда исправить положение в анатомическом отделении медицинской школы университета Генри Рейд и занялся... продажей трупов. Он вместе с помогавшим ему Эрнестом Нелсоном был арестован. Оба отпущены под залог до суда. Нелсон признался, что в течение 6 лет был посредником в продаже кистей рук, стоп, коленей, голов и других частей тела более чем ста исследовательским компаниям. Не будучи сотрудником университета, Нелсон дважды в неделю свободно заходил с пилой в холодильник анатомички, и выходил оттуда с заказанными частями тел. За 6 лет работы он расчленил более 800 трупов. 46-летний Нелсон вместе с 54-летним Рейдом, зарплата которого около 57 тысяч долларов в год, заработали на этом более 700 тысяч долларов. Как сообщает газета "Лос-Анджелес Таймс" среди покупателей Нелсона были весьма солидные компании, в частности, фармацевтическая "Джонсон и Джонсон".

Вот что рассказал о юридической стороне дела президент исследовательского Фонда Уголовного Права в Сакраменто, штат Калифорния, Майкл Рашфорд:

Майкл Рашфорд: Университет нарушил соглашение с донорами. И за это его можно судить на большие деньги. В соответствии с гражданским законодательством. Что касается уголовного наказания, здесь у меня уверенности нет. В любом случае репутации медицинского факультета нанесен огромный ущерб, будет нанесен ущерб и его казне. Непосредственные участники преступления, те, кто брал части тел и продавал их, будут обвинены в краже и осуждены в зависимости от стоимости частей трупов.

Ян Рунов: Это было письменное соглашение, подписанное университетом с одной стороны и донором или его родственниками с другой?

Майкл Рашфорд: Да. Когда вы что-то дарите или завещаете, вы подписываете специальную форму. Я, например, должен поставить свою подпись под моим согласием завещать после моей смерти мое тело и мои внутренние органы для исследований или трансплантации.

Ян Рунов: А там есть фраза: "не для продажи"?

Майкл Рашфорд: Да. В соглашении оговаривается, для каких целей предназначается тело. Люди, которые дарят тело покойного родственника университету для научно-медицинских исследований, должны быть уверены, что так оно и будет. Это юридический документ, это контракт, как любой другой. Если университет, зная или не зная, позволяет своему сотруднику красть из лаборатории трупы или его части и продавать их, или если университет не обеспечивает охрану своей территории и своих лабораторий, чтобы предотвратить такого рода преступления, то за это следует наказание. Например, если вам кто-то дал на хранение свои деньги, а вы их положили на тротуаре, и кто-то их украл, то за пропажу вы несете ответственность, так как деньги были доверены вам. Такую ответственность должен нести Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, несмотря на то, что есть конкретные личности, которые воровали части и продавали их с целью наживы. Их будут судить по статьям уголовного кодекса за воровство.

Ян Рунов: Существует ли в Америке закон, запрещающий торговать частями тела и органами человека?

Майкл Рашфорд: Я не уверен. Трудно сказать. В каждом штате свои законы. Но чужое имущество, которое украдено и продано, будь это автомобиль или почка, в зависимости от цены, может расцениваться как серьезное преступление.

Ян Рунов: А как насчет покупателей органов? Могут они считаться скупщиками краденого?

Майкл Рашфорд: Могут, да. Хотя это не легко доказать. Разве только кто-то из обвиняемых укажет на них ради смягчения наказания. Если в процессе расследования будет выявлена целая группа, цепочка, замешанная в торговле частями тел, то правоохранительные органы займутся и покупателями. Газеты упоминают, что одним из покупателей была гигантская и богатейшая фармацевтическая компания "Джонсон энд Джонсон". Ее тоже можно будет судить. Большинство преступников не имеет за душой больших денег, и у них не много высудишь. А с таких, как "Джонсон энд Джонсон", можно требовать крупную компенсацию. Это дело откроет немало потайных дверей. Но первым ответит за все университет, у которого высокая репутация и глубокий карман, из которого есть что вынуть. Если бы части тела моего родственника расчленили и продали, я бы наказал, прежде всего, университет, вчинив ему иск на огромную сумму. Следствие должно выяснить, кто и в какой степени участвовал в деле, по чьей вино такое произошло, кому сбывались ворованные части и за какую сумму. В таком деле жюри присяжных вряд ли пожалеет воров. И, наверное, не трудно будет вынести вердикт, если доказательства будут убедительными. Думаю, разбирательство будет долгим. На данный момент известно, что части тел были проданы, что все замешанные в деле пытаются свалить вину на других, что сотрудники правоохранительных органов пытаются размотать клубок, и, думаю, это им удастся, и если преступная группа окажется больше, чем мы думаем, то вся она будет выявлена, преступники будут наказаны. Это то, на что направлена вся правовая система.

XS
SM
MD
LG